24 Мая Пятница
+ 11,2 C, Пасмурно

Аркадий Валентинович Шалков

13 Ноября 2018 5 минут Автор: Ярослав Лобов 74

Аркадий Валентинович − последний представитель горняцкой династии Шалковых.

Ему 90 лет. Живёт один, стараясь обходиться без помощи близких. Считает: для того чтобы жить, надо работать. Полон сил и творческих идей. Первое и самое главное теперь занятие − закончить и оставить своим трём внукам и пока ещё двум правнучкам главную книгу рода − семейную летопись. Аркадий Валентинович сам её иллюстрирует, а младшая дочь Елена (которая сама уже бабушка) помогает записывать воспоминания. Фактически, это история страны.

Аркадий Валентинович − последний представитель горняцкой династии Шалковых. На его счету 16 авторских изобретений, 14 научных трудов, 6 лет подземного стажа и орден «Шахтёрская слава»*. Он бывший главный конструктор одного из КБ ИГД им. А.А. Скочинского – ныне Национального научного центра горного производства, что расположен в городе Люберцы Московской области.

*«Шахтёрская слава», по официальной версии, – нагрудный знак, но шахтёры очень гордятся этой наградой и считают её орденом.

Династии горных инженеров посвятили журнал

Несмотря на возраст, Аркадий Валентинович ещё ездит на встречи со своими земляками из Кузбасса. Ведёт переписку с сотрудниками музея-заповедника «Красная горка», созданного на территории бывшего Кемеровского угольного рудника, где помнят о династии Шалковых. Его дед был основателем Кемеровских рудников, которым в 2017 году будет 110 лет. К этой дате музей-заповедник выпускает журнал, посвящённый роду горных инженеров Шалковых.

Отец, Валентин Викторович Шалков, в годы индустриализации страны работал техническим директором в штольнях и шахтах (основанных ещё дедом), разрабатывал и внедрял новые технологии выемки коксующихся углей − из необычных мощных крутопадающих пластов, самовозгорающихся, с внезапными выбросами газа. Был награждён орденом «Знак Почёта», стал полным кавалером 3 степеней знака «Шахтёрская слава», за самоотверженный труд получил высшую награду Родины – Орден Ленина.

shalkov-vv.jpg

А.В. Шалков: «Награды и звания, полученные отцом, − это бессонные ночи, ликвидация аварий, изыскание возможностей и способов обеспечить страну и фронт углём. В 1939 году во время подземного наводнения отец спас 16 шахтёров − эта история могла бы стать сюжетом хорошего фильма».

Скважину сверлили в полу кинотеатра

Зная расположение всех выработок в шахте, Валентин Викторович рассчитал местонахождение попавших в беду – они находились прямо под зданием городского кинотеатра на глубине 51 метра. И предложил городским властям пробурить за 3 дня скважину диаметром 15 сантиметров для подачи шахтёрам воздуха и питания. Руководство не поверило в точность расчёта и вероятность спасения и отказало в проведении таких работ в здании. Тогда отец позвонил и рассказал ситуацию Вахрушеву − наркому угольной промышленности СССР, тот сообщил Сталину. Глава страны дал команду выполнять план спасения шахтёров по Шалкову.

Скважина до сантиметра точно попала в место нахождения шахтёров под землёй. Через неё горнякам в качестве еды подавали шоколад. Горноспасатели расчищали штреки и добирались к узникам 23 дня. Всё это время Валентин Викторович руководил операцией по спасению, рассчитывал направление движения в шахте. От внутренних сомнений и переживаний он постоянно находился в сильном психологическом напряжении, и когда горняков освободили из подземного плена, рухнул без сознания и не приходил в него несколько дней. Семья сообщила об этом наркому, тот прислал самолёт с двумя врачами, и Валентина Викторовича увезли в Москву − в клинику, затем в Сочи. Он выздоровел лишь спустя 2,5 месяца. Ему было тогда 34 года.

Задуматься о смысле жизни заставил тиф

Пока отец находился на выздоровлении, за ним всё время ухаживала мать. Аркадий, оставшийся вместе с другими детьми на попечении бабушки, заболел брюшным тифом, затем двухсторонним плевритом. После болезни долго выздоравливал − 9 месяцев пролежал в постели, пришлось пропустить год учёбы. Зато у него открылись способности к рисованию. Рисовал акварелью на кусочках ватмана: портрет композитора Шуберта, тематические картины − «Золотоискатели пишут письмо Сталину», «Сироты − сестра с братом».

А.В. Шалков: «Я был трудным ребёнком, отец воспитывал меня подзатыльниками, мать водила в милицию. И только после многомесячного лежания в постели, без общения с внешним миром задумался о смысле жизни. По выздоровлении стал хорошо учиться, активно участвовать в комсомольской жизни, увлёкся рисованием».

shalkov-risunok.jpg

Когда началась война, Аркадию было 15 лет. Он был секретарём комитета комсомола школы. Директором её был Михаил Иванович Кондаков (впоследствии академик Российской академии образования, в 1981-1987 гг. − президент Академии педагогических наук СССР). Как и взрослые, старшеклассники рвались на фронт, и тогда Михаил Иванович организовал для них через военкомат направления в военно-морское училище, куда принимали с 15 лет. Попытка Аркадия поступить вместе с товарищами сорвалась из-за слабого здоровья, и он продолжил учёбу в Прокопьевском горном техникуме. На подземной практике качающийся конвейер чуть не сбросил его в вентиляционную шахту. После этого случая отец настоял на том, чтобы сын экстерном сдал экзамены за 9-10-е классы и поступил в Томский политехнический институт. Здесь Аркадий опять был избран в комитет комсомола − отвечал за культмассовый сектор и 3 года возглавлял его вместе со своей будущей женой, Наташей Паниной.

На свадьбе закусывали картошкой с рыбьим жиром

Весь институт знал Аркашу и Наташу, когда видели кого-то одного, шутили: «Аркаша, а где Наташа?» А секретарь комитета комсомола головного института Ира Волкова однажды сказала: «Ну вы дураки! У вас разные специальности, по окончании института вас разошлют в разные места. Женитесь!!!»

А.В. Шалков:«Моя жена, Наталья Емельяновна Панина, − дочь незаконнорожденного сына графа С. Панина и дочери управляющего торговым домом Бардыгина М. Панкратьева (ныне в их доме в Томске находится туберкулёзный санаторий). После смерти отца жила с матерью и бабушкой. Жили впроголодь. Собственно, так жила вся страна. Наташа за еду продавала пластинки, работала на военных заводах, ездила летом в экспедиции БАМПроекта разнорабочим. Экстерном сдала экзамены за 9-10 классы, чтобы пораньше поступить в Томский политехнический институт и получить продовольственную карточку по увеличенным нормам. Там мы с ней и познакомились».

Им устроили комсомольскую свадьбу: было 52 человека, закуска − картошка на рыбьем жире. Это было в апреле 1947 года. Наташа окончила институт на год раньше мужа, защищалась уже будучи в положении. Через 3 месяца у них родилась дочь Татьяна. Впоследствии оба работали на Анжеро-Судженском машиностроительном заводе «Свет шахтёра», который производил оборудование для горнорудной промышленности: Аркадий − конструктором, Наташа − технологом. После ряда изобретений Аркадия на заводе создали конструкторское бюро, а его назначили руководителем группы по освоению серийного производства. Это было время восстановления народного хозяйства страны. Исходя из тезиса «Уголь – настоящий хлеб промышленности» советское правительство в послевоенную эпоху уделяло науке в целом и горной науке в особенности всестороннее внимание, в том числе обеспечивало её полное финансовое содержание.

В 1950 году у Шалковых родилась вторая дочь, Елена. Спустя 5 лет Аркадия и Наталью перевели на работу во Всесоюзный угольный институт в подмосковные Люберцы. Проектирование его начали ещё в 1945 году по решению Государственного комитета обороны как крупного научно-исследовательского центра угольной промышленности. «Большой ВУГИ» стал кузницей научных кадров страны.

Таких агрегатов в мире ещё не делали

С 1960 года институт становится комплексным центром фундаментальных и прикладных исследований в области горного дела. Аркадий Валентинович в те годы уже кандидат технических наук, главный конструктор проекта. Его отдел СКБ, состоящий из 22 человек, много проектирует на основании научных разработок, в том числе автоматизированные комплексы и агрегаты для подземной безлюдной выемки в лавах крутых пластов угля (агрегаты должны были работать без электричества с помощью атмосферного давления, ведь зачастую в забое скапливается газ и от малейшей искры всё может взорваться). Таких комбайнов в мире на тот момент ещё никто не делал.

В 1976 году Аркадий Валентинович испытывал такой агрегат в шахте «Енакиевская» Донецкой области. Работал по три шахтёрских смены подряд, поднимаясь на поверхность только для того, чтобы поспать.

shalkov-shahtaenakievskaya.jpg

А.В. Шалков: «Клеть движется вниз очень быстро, можно сказать стремительно − примерно 8 метров в секунду, почти как прыжок с парашютом. Затем по уклону по рельсам спускаешься на людской площадке – это небольшой вагончик с лавочками, человек на 12. Потом пересаживаешься на электровоз – итак по штреку до забоя. Иногда пешочком ещё приходится идти. Если шахта неглубокая – до места добираешься минут за 30, если глубокая – за час-полтора. Потом в забой, и как говорят шахтёры: давай добычу добывать. Было ли страшно? Конечно. Потом привыкаешь...»

Шахтёрская работа – одна из самых тяжёлых в мире: тесное пространство, высокая температура, шум работающих механизмов, вибрация. Условия очень дискомфортные. Запылённость такая, что ничего не видно на расстоянии вытянутой руки. Поэтому на лице респиратор – без него никак, а дышать сквозь него сложно. При этом нужно ещё и работать. К тому же если лава обводнённая, то 80 сантиметров пространства на треть заполнены водой − фильм ужасов!

shalkov-agregat.jpg

Чтобы облегчить работу людей в шахтах, конструкторы и разработали агрегат безлюдной выемки угля, при которой рабочие в забоях отсутствуют (кроме моментов выполнения вспомогательных работ монтажа, демонтажа и ремонта оборудования). Управление агрегатом − дистанционное, из подготовительных выработок. Конкретно в Донецкой области проводили последние испытания и обучали обслуживанию такого агрегата бригаду технического персонала экспериментального участка.

Испытания в шахте «Енакиевская» ещё не были окончены, как Шалкова срочно вызвали в Москву. Домой вернулся недовольным − не дали завершить дело. А в СКБ его встретили как героя – вручили знак «Шахтёрская слава» III степени − поздравили с 50-летием.

shalkov-nagrazhdeniye.jpg

Справка

В середине 80-х годов прошлого столетия горная наука России получила мировое признание и авторитет: директор ИГД им. А.А. Скочинского член-корреспондент АН СССР А.В. Докукин был избран вице-президентом Всемирного горного конгресса. В институте числилось свыше 2 тысяч сотрудников, из них свыше 800 человек – научный персонал, в том числе 300 кандидатов и 50 докторов наук. Структура института содержала около 40 лабораторий и СКБ, где числилось свыше 200 конструкторов.

Нужно занимать себя работой

Аркадий Валентинович ушёл на пенсию в 70 лет. Спустя три года после этого не стало Натальи Емельяновны − друга, жены. Долго переживал её уход − болел, перенёс инфаркт. Поднялся благодаря последним словам своей Наташи: «Аркаша, ну как ты будешь жить один. Ты должен занимать себя работой. Почему ты не рисуешь? Ведь я тебя полюбила, посмотрев твои юношеские рисунки. Рисуй. Пиши. Занимайся здоровьем».

Сегодня порядку у него в квартире позавидует любая хозяйка − чистота, все вещи строго на своих местах. Утро начинается с проветривания комнаты и физических упражнений по системе ВИШИ. Обязательно массаж конечностей для разгона крови. Затем лёгкий завтрак − запаренная с вечера овсянка с сухофруктами. Долгое время Аркадий Валентинович занимался бегом, теперь его заменяет длительная прогулка. Затем подготовка к обеду, на которую уходит довольно много времени, так как он всё делает вручную − трёт на тёрке сырые овощи: морковь, свеклу. Вечером общение по телефону с родными. И воспоминания. О семье, о стране, о работе. Всё это надо ещё успеть записать.