27 Января Четверг
-8 C, облачно с прояснениями

“Азбука шедевра”: групповой портрет российских гениев

11 Января 2022 5 минут Автор: Надежда Горлова 74
В Государственном историко-художественном музее "Новый Иерусалим" в Истре идёт выставка "Азбука шедевра. Русские гении от первой до последней буквы". Основной смысл - показать лучшее из региональных музеев. Но чтобы было ещё концептуальнее, есть сверхидея: каждая буква алфавита даёт заглавие тематическому разделу. “Автопортрет”, “Беспредметность”, “Воздух” и так далее. Есть и более сложные случаи. Например, на "Ю" — "Юра", Гагарин, раздел посвящён космосу. "Ы" - почему-то "-измы" (концептуализм, лучизм и так далее). Что на Ь и Ъ не скажу, сами посмотрите.

"Купчиха, пьющая чай". Борис Кустодиев. Нижегородский государственный художественный музей

Самовыражение куратора сейчас в моде, главное не перегибать палку, но тут её и не перегнули на мой взгляд. Можно сказать, что вышло хаотично в отношении хронологии и стилей - например, в рубрике "Автопортрет" соседствуют работы Дмитрия Чарушина (1837), Дейнеки (начало 1920-х и 1948), Серебряковой (1956), Элия Белютина (1937- 939) и Сергея Малютина (1920).

Обычно музей показывает развитие явления, позволяя зрителю самостоятельно находить или придумывать "странные сближенья". Но, повторюсь, в тренде - творчество куратора, а зрителю приходится самостоятельно воссоздавать генезис. Стрелка от "образовательно" качнулась к "занимательно". Когда-нибудь она отползет назад, главное, чтобы не миновала зону "интересно".

В Истре интересно весьма. Выставка охватывает период с 1830-х по 1970-е, объединяет 123 работы 81 художника из 30 музеев России. Челябинск, Красноярск, Курск, Серпухов, Нижний Новгород, Владивосток, Калининград, Архангельск, Краснодар, Таганрог, Феодосия...

DSC05826.JPG

Показалось, что конец 70-х XX века представлен так мало, что можно было бы поставить точку раньше. Белое на белом Владимира Вейсберга и черное "Яблоко" Андрея Гросицкого хотя и образуют единство контраста, но выглядят идеологически одинокими.

Однако, кого тут только нет! Брюллов, Жилинский, Саврасов, Кандинский, Айвазовскиий, Ларионов, Поленов, Попков, Куинджи, Гончарова, Кустодиев, Нисский, Фальк, Пластов, Левитан, - перечисление, лишенное логики, зато эмоционально ударное, представьте, что всё это вместе. И собрать было нелегко: некоторые картины никогда не покидали своих музеев.

Гуашь Марка Шагала "Портрет брата Давида с мандолиной" (1914) из Приморской государственной галереи побудет на выставке только три месяца, чтобы не рисковать сохранностью. Младший брат Марка Шагала вернулся с Первой мировой без ноги и вскоре умер. Художник написал несколько портретов любимого брата - в больнице, у открытого окна, на одном и том же стуле, с мандолиной. Другие - красочные, кипящие жизнью, в них не видно увечья. Этот, с выставки, в глубоких синих тонах, не скрывает ни телесных, ни душевных ран, ни глубокой, скоро грядущей скорби.

5xpkw6c0.jpg

Ещё из примечательного - "Художник Владимир Татлин и бандура" (1916) кисти Веры Пестель. Картина долго считалась абстрактной композицией, поступила в Челябинск из Государственного Русского музея под названием "Кубизм. Музыкальные инструменты". Исследователь русского авангарда Георгий Коваленко в середине 1990-х обнаружил старую открытку, на которой картина публиковалась именно как портрет Татлина. Позже нашлась и фотография Татлина в образе бандуриста. И действительно, похож. Вот вам и абстракция! Атрибуция картины стала одним из важнейших событий в истории Челябинского музея изобразительных искусств, тем более что портрет кисти Пестель - единственная классическая вещь русского авангарда в его коллекции.

Ещё несколько любопытных портретов. Уже упомянутый Дмитрий Чарушин, "Автопортрет с палитрой" (1837), из Вятского музея. Экспонировался в Вятке на выставке, подготовленной к приезду наследника престола, будущего Александра II. В Петербургской газете за 1837 год было отмечено, что на Вятской выставке его высочеством цесаревичем особое внимание обращено на портрет самоучки мещанина Чарушина. Художнику было рекомендовано учиться в Академии художеств. Чарушин учился. На звание академика представил другой автопортрет, с семьей. Но звания за него не получил. Вернулся в Вятку, живя в бедности, написал третий автопортрет, с альбомом. Но он испортился от сырости, в которой жил художник, и не мог был представлен комиссии. И Чарушин всю оставшуюся жизнь, четверть века, писал четвертый автопортрет. А прожил 87 лет. Автопортрет стал его манией. Так чрезмерное внимание царской особы свело человека с ума. Первый роковой автопортрет интересный, но не безупречный, руки гения или выдающегося таланта в нем не видно. Но так понятна ситуация. Что-то ведь надо отметить цесаревичу, раз его пригласили на выставку, и как весомо, подчас невыносимо, падает на душу простого человека слово "помазанника".

ry1hikdm.jpg

Тематический раздел "Детектив" самый примечательный, жаль, что маленький. Здесь представлен рассказ об атрибуции "Портрета Марии Георгиевны Направник" (1908-1917) кисти Серебряковой, из собрания Чувашского государственного художественного музея. Искусствоведы смогли определить, что изображена не дочь композитора Направника, как считалось, а жена его сына. Но интересно другое - модель сидит на фоне стены, на которой висит явно Борисов-Мусатов, но эту пастель российские искусствоведы не знали, пока она не была выставлена на продажу "Сотбис". Это оказалась пастель "Последний день" (1903). Картина была приобретена у художника в 1904 году В. Направником, сыном композитора Эдуарда Направника, и с тех времен оставалась в семейной коллекции в Бельгии. Информация с сайта аукциона подтвердила атрибуцию портрета Марии Георгиевны. Но остались вопросы к датировке. Почему 1903 год?

1904-й Борисов-Мусатов встретил в Подольске, куда переехал из Саратова. Часто с тех пор бывал летом у Бахрушиных в усадьбе Ивановское под Подольском. Есть фотография мусатовского этюда с гротом, нарисованного в усадьбе Ивановское и схожего с пастелью "Последний день". Есть и фотография самого грота, сделанная художником. Ученые сравнили старый план усадьбы с детальным космоснимком и увидели, что местность с гротом из усадьбы Ивановское и местность на пастели "Последний день" совпадают. Так что датировку "Последнего дня" можно передвинуть на год позже и как место написания этюда обозначать подольское Ивановское.

mg13zmn7.jpg

И ещё об одном портрете с выставки (хотя интересна она далеко не только одними портретами, да и это не вполне портрет). "Русская Венера" Кустодиева (1925-1926) - дочь художника Ирина. Она же девочкой изображена на обратной стороне полотна, там - "На террасе" 1906 года. И дочь, - малышка с няней, и жена Юлия, и сам художник узнаваемы. Двусторонний холст из Нижегородского художественного музея выставляется в специальном коробе, а в Истре прекрасно вписался в архитектонику выставки.

Причина такого двойного использования - в 1920-е трудно было достать холст, да и веник удалось добыть не сразу, он дописан позже, а позировала Ирина с линейкой в руке. "Венера" - одна из последних и известнейших картин художника, через год его не станет. Кустодиев прикован к инвалидному креслу, преодолевал боль, но сколько в работе радости и юмора - юмор становится заметен при сопоставлении с "Рождением Венеры" Боттичелли. А пейзаж за окном - по мотивам "Масленицы" 1916 года из Русского музея и в чуть меньшей степени - других кустодиевских "масляничных гуляний" Романова-Борисоглебска.

Почти о каждой картине выставки можно рассказать свою увлекательную историю. Так в Истре получился групповой портрет российских региональных музеев - и российских гениев, что случается редко и готовится долго, в данном случае - два года.

Фото: Сергей Калугин, Государственный историко-художественный музей "Новый Иерусалим"

Онлайн-подписка на 2022 год

Здесь вы можете подписаться на журналы «Подмосковный летописец», «Горизонты культуры», «Социальная защита. Подмосковье» и «Образование Подмосковья. Открытый урок» Подробнее