20 Июня Четверг
+ 27 C, Малооблачно

Пушкино: дача на вынос

15 Мая 2019 18 минут Автор: Татьяна Лаврентьева 984
Совсем ещё недавно у москвичей Подмосковье ассоциировалось прежде всего с дачным летним отдыхом, когда многие стремились как можно раньше переселиться за город. Причём именно «переселиться», а не «переехать» здесь самый подходящий глагол. Дачники, как их называли местные жители, везли с собой не только мебель и хозяйственный скарб, но и привычки городской жизни и свой особый взгляд на природу.

Это видение людей, которые стремятся к долгожданному отдыху после длинной утомительной зимы в городе в надежде поправить, наконец, здоровье и насладиться солнцем, чистым воздухом, лесными прогулками, купанием в реке.

Лучше и точнее всего это отношение горожанина к природе ближнего пригорода выражено в стихотворении Дмитрия Кедрина «Приглашение на дачу», написанное в 1945 г. Оно буквально переполнено желанием поделиться восторгом от прошедшего «специально для дачного леса» дождика, от мухоморов «на пуанте», от «лесного театра». В этом стихотворении настолько естественно совместились с природными, дачными городские образы, что трудно удержаться, чтобы не процитировать его. Дополнительным основанием в пользу этого выбора является упоминание в третьем четверостишии электрички на Пушкино, ведь именно об этом дачном направлении пойдет сегодня речь.

…Итак, приезжайте к нам завтра, не позже!
У нас васильки собирай хоть охапкой.
Сегодня прошёл замечательный дождик –
Серебряный гвоздик с алмазною шляпкой.
Он брызнул из маленькой-маленькой тучки
И шёл специально для дачного леса,
Раскатистый гром – его верный попутчик –
Над ним хохотал, как подпивший повеса.
На Пушкино в девять идёт электричка.
Послушайте, вы отказаться не вправе:
Кукушка снесла в нашей роще яичко,
Чтоб вас с наступающим счастьем поздравить!
Не будьте ленивы, не будьте упрямы.
Пораньше проснитесь, не мешкая встаньте.
В кокетливых шляпах, как модные дамы,
В лесу мухоморы стоят на пуанте.
Вам будет на сцене лесного театра
Вся наша программа показана разом:
Чудесный денёк приготовлен на завтра,
И гром обеспечен, и дождик заказан!

Дм. Кедрин. «Приглашение на дачу», 6 июля 1945 г.

Тарасовская, Клязьма, Мамонтовская, Пушкино – большинству москвичей хорошо знакомы эти названия. И во многом благодаря тому, что поселения являются стародачными местами ближайшего пригорода Москвы. Однако сегодня очевидна угроза потери ими именно этого признака. Приходится признать, что созданные в прошлом подмосковные дачные посёлки – важнейшая часть отечественного архитектурного и культурного наследия – находятся на грани исчезновения. Посёлки Клязьма и Мамонтовка включены в городскую черту и с 2003 г. имеют статус микрорайонов города Пушкино, который, в свою очередь, уже превратился в город с высотной застройкой. Тарасовка пострадала при реконструкции Ярославского шоссе, а соседнему дачному посёлку Черкизово, находящемуся по другую сторону железной дороги, уже уготован разгром при прокладке платной автомагистрали «Виноградово-Болтино-Тарасовка».

Пушкинское отделение МООВООПИиК придерживается мнения, что старые дачные посёлки являют собой многослойный объект историко-культурного наследия и нуждаются в особой охране. Неправильно было бы утверждать, что в обществе отсутствует осознание их ценности. Скорее, господствует какое-то обречённое мнение, что спасти их не удастся, и в скором времени дачи неминуемо поглотит прожорливый стройкомплекс.

«План дачной местности при ст. Пушкино Северных ж.д.» 1908 г..jpg
«План дачной местности при ст. Пушкино Северных ж.д.», 1908 г.

Такой пессимизм преобладал в начале общественного противостояния планам сноса одного из старейших домов в г. Пушкино – дачи Струковых. В 2014 г. дело дошло уже до публичных слушаний по проекту планировки территории под застройку несколькими 17-этажными домами стародачной территории, где находится дача Н.И. Струкова с парком. Как же решался этот конфликт?

Вспомним кратко предысторию. Дача, расположенная ныне по адресу 1-я Серебрянская улица, дом 3, была построена в 70-х гг. XIX в. для одного из учредителей страхового общества «Якорь» Н.И. Струкова. Земли Удельного ведомства выделялись тогда под застройку вдоль линии Московско-Ярославской железной дороги. Сооружение этой важнейшей для страны  магистрали оказало огромное влияние на территории, по которым она прошла. Так, вокруг станции Пушкино, несколько в стороне от старинного села, начал формироваться дачный посёлок – ядро будущего города. Почувствовав перспективу, предприимчивые люди стали быстро приобретать здесь (на условиях долгосрочной аренды) земельные участки – кто-то для себя, а кто-то с перспективой последующей перепродажи. Эти землевладельцы были из разных сословий – мещане, купцы, дворяне, священнослужители.

Пушкино-дачное_Начало XX в..jpg
Пушкино. Почтовая открытка начала XX в.

Среди дачников было много потомственных почётных граждан. Мамонтовы, Бахрушины, Морозовы, Рабенеки имели здесь по несколько участков. Николай Иванович Cтруков (1826–1895), видный московский предприниматель, потомственный почётный гражданин и кавалер, купец II гильдии, тоже приобрёл несколько участков к северо-востоку от железнодорожной станции, где построил большую двухэтажную деревянную дачу, в облике которой сочетаются элементы классицистической архитектуры с декоративной системой, заимствованной из арсенала русского народного творчества. В доме был построен театральный зал со сценой, что было и по тем временам, конечно, большой редкостью. Сам Николай Иванович на протяжении многих лет деятельно участвовал в жизни дачного посёлка.

Этому дому повезло. После революции его не превратили в коммуналку, что спасло его от значительных перестроек. В 1928–1930 гг. здесь жил писатель К.Г. Паустовский. В начале 1930-х гг. в здании на 1-й Серебрянской разместилась школа № 2, а с 1959 г. – школа рабочей молодёжи.

Угроза нависла над дачей Струкова в 2013 г., когда этот земельный участок администрация решила отдать под застройку. Набор аргументов в таких случаях всегда примерно один и тот же: 1) город должен развиваться; 2) люди хотят жить в новых и светлых домах; 3) без сноса дачи Струковых обманутые дольщики не получат квартиры, поскольку это единственное место, где можно построить жильё. Возникло и всерьёз обсуждалось предложение перенести здание дачи в Акулово. Были и намёки от «доброжелателей», что надо соглашаться на перемещение, иначе здание непременно сожгут, что это доподлинно известно из «осведомлённых источников». К счастью, всё сложилось по-другому. Спасали дачу, можно сказать, всем городом. Самое деятельное участие в её защите принимали директор краеведческого музея О.Н. Бойко и руководитель театра «Классика» С.А. Булаева. Дружно в поддержку сохранения исторического уголка выступили жители  Пушкино.

DSC09064_дача Струковых_фот А.Толмасова .JPG
Дача Струковых. Фото А. Толмасова

На тот момент юридический статус дома был таким: «обладающий признаками объекта культурного наследия». А.А. Громинова, председатель совета Пушкинского отделения МООВООПИиК, сумела организовать подготовку акта государственной историко-культурной экспертизы, на основании которого 14.04.2014 г. Министерство культуры Московской области выпустило Распоряжение № 158-р о включении «Дачи Струковых, 1877 г., в которой с 1928 по 1930 годы жил и работал русский советский писатель К.Г. Паустовский», в перечень выявленных объектов культурного наследия. Включение в этот перечень сняло вопрос о перемещении исторического здания куда бы то ни было.

В результате город не только сохранил одно из старейших своих зданий в исторической среде, но и приобрёл новый культурный центр, который разместился в просторных помещениях дачи Струковых, ставшей теперь частью Пушкинского краеведческого музея. Места хватило всем. Здесь расположились театр «Классика», Пушкинское отделение МООВООПИиК и местные художники. В этом доме регулярно проходят выставки, посвящённые истории и природе Подмосковья.

С самого начала одним из направлений местного отделения общества охраны памятников стала работа над темой «Пушкино дачное». Собрана большая коллекция предметов быта, готовится постоянная экспозиция. Ведётся большая исследовательская архивная работа, что позволило начать публикацию серии «Пушкино и окрестности. Документальная история».

Найденные в архиве документы помогли обосновать необходимость постановки на государственную охрану ещё одного значимого дачного объекта Пушкинского района – дачи Афинского-Кострюкова. Зимой одно из красивейших зданий посёлка Черкизово можно увидеть прямо из окон электропоезда.

На сегодняшний день Черкизово – одно из немногих поселений северо-востока ближнего Подмосковья на реке Клязьме, где сохранились ценные историко-культурные ландшафты, включая такие их элементы, как дачная застройка. Редкий случай, но его дачный характер официально зафиксирован Уставом поселения прямо в названии: «Г.п. Черкизово. Дачный посёлок». Именно здесь были написаны взятые нами в качестве эпиграфа строки, написанные Д. Кедриным незадолго до его трагической гибели. Теперь улица, на которой жил поэт, носит его имя.

Историческим ядром поселения является древнее село Черкизово, упоминаемое во многих документах Московского государства. Было время (при Иване Грозном), когда Черкизово входило в государеву дворцовую вотчину. Дачные территории начали формироваться в Черкизове довольно рано. Можно выделить несколько этапов, когда здесь возникал «дачный бум» местного масштаба. Первые дачи появились вскоре после Великой реформы 1861 г. и последовавшей в начале 1870-х гг. либерализации законодательства. Тогда крестьянам было позволено выделять общинные земли под постройку дач и промышленных предприятий. В Черкизове начинали формироваться дачные территории, которые быстро застраивались московскими состоятельными людьми, привлечёнными возможностью обустройства мест для отдыха неподалёку от Москвы. Прежде всего начинают застраиваться участки по правому высокому берегу Клязьмы – в урочищах Красная Горка и Осинник (Ясенки). Первые богатые дачи напоминают скорее усадьбы, но более рационально устроенные. Такова была дача Д.П. Бахрушина, построенная по проекту архитектора Ф.В. Рыбинского.

С открытием в полуверсте от исторического центра Черкизова полустанка Тарасовская Московско-Ярославско-Архангельской железной дороги сюда устремляются желающие иметь дачу. Начинался второй этап дачной истории: дома строились с размахом – по большей части двухэтажные, с балконами и верандами, фонтанами и площадками для игры в крокет. На берегу Клязьмы сооружали купальни.

Тарасовская.jpg
Станция Тарасовская. Почтовая открытка начала ХХ в.

Красота местных ландшафтов и чистый сосновый воздух способствовали быстрому росту популярности этих мест у москвичей. Многочисленные дачные путеводители рубежа XIX–XX вв. отдают должное Черкизову как одному из замечательных мест для отдыха. Наиболее точно специфику Черкизова подметил и отразил П.П. Канчаловский в вышедшем в 1897 г. справочнике:

«Тарасовская платформа. Она построена среди довольно обширной дачной местности, где летом живёт до 300 семей. По обеим сторонам платформы видны поля, окружённыя лесами, в которых разбросаны дачи, расположенныя то небольшими посёлками, то отдельными дачными усадьбами. Первые заняты дачами, которыя сдаются в аренду, в усадьбах живут по большей части их владельцы. Так у самой платформы, в лесу, находятся два дачных посёлка, один по правую, а другой но левую сторону железной дороги, состоящие из 30 дачных построек. В полуверсте от платформы, по левую сторону дороги, лежит деревня Черкизово, с небольшой шерстко-ткацкой фабрикой Товарищества Новиков, Егоров и К°. Как в этой деревне, так и ея окрестностях по берегу реки Клязьмы расположено несколько дач местных крестьян, чередующихся с богатыми дачными усадьбами Крестовниковых, Жучкова, Шнауберта, Сорокоумовскаго, Зензиновыхъ и др...».

Этот список Канчаловского можно дополнить – среди именитых дачников, проживающих в окрестностях Черкизова, были также Бахрушины, Протопоповы, Печатновы, Грибовы, Челноковы, Лямины и  другие, с известными на всю Россию фамилиями. После Октябрьской революции часть дач опустела, а некоторые их владельцы покинули страну.

Вскоре после переезда весной 1918 г. из Петрограда в Москву Совета народных комиссаров встал вопрос о необходимости организации летнего отдыха членов правительства и руководителей государства. Выбор пал на местность вокруг платформы Тарасовская и соседних с ней железнодорожных станций. На многих местных дачах появились новые жильцы – народные комиссары и другие высшие руководители государства. В 1934 г. были построены летние домики для членов дачного кооператива «Старый большевик». Так, на третьем этапе развития дачного посёлка, возникла улица Орджоникидзе.

В том же 1934 г. начали строить Акуловский водоканал. Его территория стала «запретной зоной» (и сейчас передвигаться  здесь можно только по специальным пропускам), зона тщательно охранялась милицией и войсками НКВД. Под охрану было взято и проложенное рядом с водоканалом шоссе. Специальный режим зон санитарной охраны источников питьевого водоснабжения вдоль водоканала ограничивал строительство и запрещал вырубку деревьев. Эти меры помогли сохранить исторический облик и ландшафты Черкизова. Во многом благодаря им улицы Орджоникидзе и Станционная, на которые выходит участок с дачей Афинского, и сегодня украшают вековые сосны.

Дача Афинского-Кострюкова  была построена в 1909–1910 гг. Она стала украшением хорошо сохранившегося дачного посёлка, возникшего в конце ХIX – начале XX вв. при платформе Тарасовская на лесном участке Немчиново-Перловской казённой дачи вдоль линии Ярославской железной дороги. Участки под застройку были выделены на границе села Черкизова близ урочища Бор среди густого соснового леса. Первыми застраивались земли Платона Николаевича Афинского и его жены Варвары Алексеевны, а также купца Николая Егоровича Круговихина. 13 января 1912 г. помощник присяжного поверенного, сын потомственного почётного гражданина Платон Николаевич Афинский регистрирует «Общество благоустройства дачной местности при станции Тарасовской Северных железных дорог». Он же – его первый председатель, о чём сообщалось в объявлении в «Губернских ведомостях». Афинским принадлежали три участка общей площадью 3600 квадратных саженей (чуть больше 1,5 га) на правах аренды согласно договору, заключённому на 99 лет в октябре 1908 г. с Московско-Тверским управлением государственных имуществ и земледелия.

д. Афинского_южн фас.JPG
Дача Афинского-Кострюкова

В июне 1917 г. Афинские продали землю со всеми строениями, лесом и насаждениями Марии Алексеевне Кострюковой, жене II гильдии купца Николая Ивановича Кострюкова. Он был специалистом в области заготовки шерсти и поставок шинельного сукна. Его знания были востребованы в послереволюционной России, что спасло дачу от реквизиции в первые годы после Октября.

В 1923 г. её всё же отобрали как «барскую». В акте осмотра зафиксировано, что «…означенная дача представляет из себя в полном смысле тип Барского характера на участке разм. 3600 кв. саж. частью под парком и садом. В даче имеется водопровод и канализация, тёплый ватерклозет, ванна, и израсчатыя, хорошие печи, на участке имеется домик для зимняго (сторожка), машинное отделение (домик) при водокачке, два погреба, две летних конюшни (коровника) и навес».

После многолетней борьбы и разбирательств на самом высоком уровне, вплоть до ВЦИКа, Марии Алексеевне Кострюковой, вдове Н.И. Кострюкова, в 1930 г. удалось добиться демуниципализации владения. С тех пор и до наших дней её потомки, носящие ту же фамилию, продолжают жить в отчем доме.

Этот незаурядный по художественному уровню и хорошей сохранности деревянный дачный дом в стиле модерн с чертами неорусского стиля до сих пор остаётся одним из самых исторически ценных домов в посёлке Черкизово. Наиболее выразителен садовый южный фасад с двухэтажной средней частью, составленной из двух прясел башен. В нижнем этаже в каждом прясле расположено крупное окно в форме расширяющейся вниз трапеции. У левой башни на втором этаже устроен балкон, а за ним – оригинальный трёхчастный проём, напоминающий  итальянское окно – серлиано. Балконы и веранда сохранили простые, но изящные ограждения с фигурными столбами и вертикальными решётками из простых стоек. Из таких же стоек выполнена стилизованная «бахрома», проходящая вверху граней веранды. Особую ценность представляют подлинные интерьеры жилых комнат с оригинальными потолками и обшивкой стен. Сохранились даже латунные шурупы начала XX в., которыми закреплены половые доски.

13 февраля 2018 г. по заявлению Московского областного отделения ВООПИиК дача Афинского-Кострюкова распоряжением Главного управления культурного наследия (ГУКН) была включена в перечень выявленных объектов культурного наследия, то есть была взята под государственную защиту. А через месяц с небольшим, 23 марта 2018 г., Правительство Московской области выпустило Постановления № 187/9 «О внесении изменения (корректировке) в проект планировки территории для размещения линейного объекта капитального строительства – автомобильной дороги Осташковское шоссе («Виноградово-Болтино-Тарасовка»)» (далее ППТ) согласно которому дача Афинского-Кострюкова оказалась прямо на проезжей части планируемой автомобильной трассы. Позже выяснилось, что проектирование и утверждение проекта планировки платной автомагистрали Виноградово-Болтино-Тарасовка провели без учёта имеющихся объектов культурного наследия, попадающих в зону строительства, хотя уполномоченному в области охраны памятников органу исполнительной власти Московской области Главному управлению культурного наследия (ГУКН) было известно о наличии на данной территории объекта, обладающего признаками ОКН, ещё в октябре 2017 г., т.е., почти за полгода до утверждения ППТ.

Д. Афинского_балкон IMG_3611.JPG
Дача Афинского-Кострюкова

Снова, как в своё время в отношении дачи Струкова, воскресла идея разобрать и перенести объект культурного наследия в другое место. Предложение было сформулировано Министерством транспорта Московской области и, как ни странно, поддержано Главным управлением культурного наследия. Почему-то ни у кого не возникло предложение перенести дорогу.

Существует опасность, что один из наиболее сохранных и ценных памятников дачной архитектуры, как и семья, живущая в родном доме уже более ста лет, окажутся «вынужденными переселенцами» из-за того, что кто-то не учёл при проектировании, что под снос попадает объект культурного наследия. При перемещении разорвётся связь памятника с исторически сложившимся земельным участком и исторической средой, будет утрачено его значение как подлинного источника информации об ушедшей в прошлое эпохе. Подлинность перемещённого на новое место объекта воссоздать невозможно, как невозможно компенсировать разрушение исторического ландшафта, из которого вырвали его базовый элемент.

Дополнительным аргументом против перемещения служит то обстоятельство, что дача  Афинского-Кострюкова – одна из первых построек стародачного посёлка – принадлежала основателю «Общества дачного благоустройства при платформе Тарасовская» П.Н. Афинскому и имеет мемориальное значение, то есть её историко-культурная ценность непосредственно связана с местоположением «при платформе Тарасовская». Сохранение дачного участка, старовозрастных насаждений и местоположения на территории посёлка являются важными критериями при определении ценности и подлинности данного объекта.

Остаётся надеяться, что те, кто примет окончательное решение о судьбе дачи Афинского-Кострюкова, будут руководствоваться здравым смыслом и нормами закона


Автор - кандидат исторических наук. Материал опубликован в №1 (59) историко-краеведческого альманаха “Подмосковный летописец” за 2019 год.