16 Апреля Пятница
9 C, ясно

Дачная жизнь Салтыкова-Щедрина: подмосковное Монрепо

10 Апреля 2020 5 минут Автор: Ольга Соловьева 609
Этим материалом "Атмосфера" открывает цикл публикаций, посвященных подмосковным страницам жизни писателя Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина. «Давным-давно известно, что самая благодатная вещь на свете — это лето в деревне...», - писал в одном из своих фельетонов знаменитый сатирик.
В 1862 году Михаил Евграфович купил на имя жены небольшое имение Витенево в нескольких верстах от станции Пушкино. Именно Витенёво на последующие 15 лет станет постоянным местом его летнего отдыха, той самой деревней, убежищем; здесь писателем будут созданы многие известные произведения: "Помпадуры и помпадурши", "История одного города", "Письма из провинции", глава "Выморочный", вошедшая в роман "Господа Головлевы".

Однако, несмотря на колоссальную любовь к этому краю, подмосковное имение приносило писателю и немало тягостных забот. Все началось с «безобразной покупки», которую Салтыков-Щедрин живо описал в своем романе:

«Во-первых, осматривал имение зимой, чего никто в мире никогда не делает; во-вторых, напал на продавца-старичка, который в церкви во время литургии верных приходил в восторженное состояние - и я поверил этой восторженности. <...> Словом сказать, он очаровал меня искренностью. Когда я покончил с вопросом о подмосковной, <...> сейчас же обнаружились факты, которые должны были бы самого заспанного человека заставить прийти в себя. А именно: густой и высокий лес, на который мне указывал пальцем старичок-продавец, оказался чужой, а мой лес был низенький и редкий; вместо полных сенных сараев оказались искусно выведенные из сена стенки, за которыми скрывалась пустота; на мельнице помолу обнаружилось мало, да и воды не всегда достаточно; сено на лугах "временем родится", а "временем - нет", да и сено - "с осочкой". Одно вышло справедливо: службы были легонькие, то есть совсем ветхие, а речка действительно веселая: излучистая, сверкающая и вся в зеленых берегах. Тем не менее я не впал в уныние и начал деятельно приспособляться в своем новом гнезде».

Потребность в «собственном угле», возникшая из деревенско-помещичьего прошлого, была очень важна для писателя, и на первых порах он пытается наладить все хозяйственные процессы во вновь приобретенном имении, проконтролировать буквально каждую службу. 

4.JPG
Каменный храм Успения Божией Матери в Витенево

РАЧИТЕЛЬНОЕ ХОЗЯЙСТВОВАНИЕ

На момент покупки имение Витенево представляло собой 680 десятин земли с лесом, угодьями, торфяными болотами, водяной мельницей с плотиной, имевшей три снасти – для мучного размола, для крупнодерки и для маслобойни. Кроме того, имелась бумажная фабрика и два отдельных строения, сдающихся в наем, где одно время функционировали постоялый двор и питейный дом. 

Общую картину хозяйствования в Витенево и многие интересные подробности семейной жизни Салтыковых можно проследить благодаря сохранившейся обширной переписке Михаила Евграфовича с Алексем Федоровичем Каблуковым - наемным управляющим, который был приглашен сюда присматривать за усадьбой и поддерживать порядок в период отсутствия владельцев. Представление о деревенском быте дополняют и сохранившиеся письма супруги писателя, Елизаветы Аполлоновны.

Господский дом Салтыковых стоял на высоком берегу реки Учи, он был одноэтажным с бельведером, выполнен был из дерева, но на каменном фундаменте. В доме имелось 12 комнат и длинный, по всему фасаду, балкон, обращенный к реке. Сзади дома был сад, к нему примыкал парк, переходящий в лес. Дорожка через сад вела к купальне.

Деревья и прочие зеленые насаждения в усадьбе являлись предметом особого призрения писателя. С завидной регулярностью в его письмах к Каблукову встречаются указания относительно подсадок:

"По имению ничего не имею Вам сказать, только попросил бы сделать в саду и в парке подсадку липок и березок; я боюсь, что мы скоро совсем без парка останемся. Хорошо бы и в Похоронной роще штук двести березок посадить".

"Перепилите, пожалуйста, сушь, то есть перестойное в корне; там восемь дерев, да в рощице, где баня была, три осины да в Похоронных березках есть и на плотине много. Тут дров выйдет порядочно, а старые можно продать".

3.JPG
Одно из писем М.Е. Салтыкова-Щедрина А.Ф. Каблукову

"Сделали ли Вы какую-нибудь посадку деревьев вместо тех, которые посохли? В тех двух квадратах, которые за вновь вычищенной аллеей идут к канаве, нужно бы посадить лип и берез. А также надо добиться, чтобы аллея от дома и направо к пруду была засажена. Обвязали ли Вы яблони хворостом? Нужно было бы это сделать и окопать их".

В Витенево, особенно на первых порах, держали много живности. Писатель любил домашние (говоря теперешним языком - фермерские) продукты, которые Каблуков посылал ему с оказией в Петербург на протяжении всего года:

"Анна Бодрова приехала и привезла 50 яиц и 16 ф. масла. Благодарю за присылку: и масло, и молоко не лишние".

"У нас там осталось много индеек. Для приплода нужно оставить только 4-х индеек и 2-х индюков. Остальных надо покормить недели 4 творогом и овсом пареным, и, когда установятся морозы, т. е. в декабре, пришлите нам. Но не разом, а половину в декабре, а другую в январе".

"Будьте так добры, покормите две недели 4 индюшки и пришлите нам. Потом, к Рождеству еще покормите 4 штуки и тоже пришлите <...> Тут же пришлите и чухонского масла, сколько будет". Однако Салтыкова нельзя упрекнуть в чисто потребительском и безответственном отношении к подмосковному имению. Даже имея управляющего, писатель никогда не самоустранялся от ведения дел. Он постоянно был в курсе всех потребностей и нужд своего хозяйства, его письма к Каблукову полны неподдельной тревоги и одновременно содержат подробные наставления, можно даже сказать инструкции, относительно каждой службы и текущих процессов, будь то рубка дров, заготовка сена, помол зерна или ремонт самого дома.

РАБОТА НА ЛОНЕ ПРИРОДЫ

В одном из своих фельетонов Салтыков напишет: "Деревня нам дается единственно для того, чтоб лениться", однако в Витенево он все же занимался литературным трудом и занимался достаточно плодотворно.  

Салтыков-Щедрин был не только писателем, но и редактором двух крупнейших демократических журналов XIX века — «Современника» и «Отечественных записок». Постоянная переписка с П.В. Анненковым, Н.А. Некрасовым, Н. К. Михайловским, А.И. Урусовым, И.С. Тургеневым свидетельствует о его непрекращающейся работе даже во время летнего пребывания в Витенево.

Публицисты, литературные критики, писатели, общественные деятели часто бывали здесь в гостях.

Салтыков - Некрасову: "Памятуя Ваше обещание, я жду Вас в Витенево. <...> Не найдете ли Вы возможным в четверг 16-го послать ко мне письмецо с уведомлением, когда Вас ждать. Я прошу об этом не для того, чтобы надоесть Вам, а для того, чтобы своевременно выслать за Вами экипаж на Пушкинскую станцию (когда приходит оттуда из Ярославля поезд, я узнаю), потому что в карете Вам все-таки лучше будет, нежели в телеге".

В просторном кабинете Салтыкова в витеневском доме размещалась библиотека из всех тех книг, которые были собраны им за годы владения усадьбой. Библиотека фигурирует и в воспоминаниях сына поэта Плещеева, который также приезжал к Салтыкову в гости и занимался в ней.

Окна кабинета писателя были "против церкви" - то есть напротив каменного храма Успения Божией Матери в селе Витенево. Нет сомнений, что Салтыков общался со служителями этого храма.

Так, например, в 1872 году через Каблукова писатель просит "священника Николая Ивановича отслужить молебен за моего малого", имея в виду рождения долгожданного сына Константина. Биографы Салтыкова-Щедрина склонны трактовать эту просьбу скорее как способ оповестить округу о столь важном семейном событии, нежели видят в этом глубокие религиозные чаяния писателя.

Вопрос об отношении Салтыкова к церкви остается открытым, особенно если вспомнить его произведение "Деревенский пожар", основанное на реальных витеневских событиях: "В деревне Софонихе, около полден, вспыхнул пожар. Это случилось в самый развал июньской пахоты...".

5.JPG
Художник М.О. Микешин, иллюстрация к сказке "Деревенский пожар".

Показателен образ сельского батюшки, в котором писатель демонстрирует лицемерие и фальшь одновременно с полной практической бесполезностью. 

Вот что говорит герой произведения, местный поп, убитой горем матери, которая только что потеряла ребенка и отказалась от выделенных ей "доброй" помещицей денег: "Ну, ежели ты не хочешь брать, так я ими на церковное украшение воспользуюсь. Вот у нас паникадило плоховато, так мы старенькое-то в лом отдадим, да вместе с этими деньгами и взбодрим новое! Засвидетельствуйте, православные!".

При этом доподлинно известно, что после настоящего пожара в Витенево в 1869 году Салтыков помогал материально и дьячку, и пономарю, и батюшке. Сказка «Деревенский пожар» была опубликована в сентябрьском номере газеты «Русские ведомости» в 1886 г.

Продолжение материала читайте здесь.

Автор - Ольга Соловьева, секретарь Пушкинской окружной общественной организации Союза краеведов России.


Онлайн-подписка на 2021 год

Здесь вы можете подписаться на журналы «Подмосковный летописец», «Горизонты культуры», «Социальная защита. Подмосковье» и «Образование Подмосковья. Открытый урок» Подробнее