26 Января Вторник
2 C, небольшой дождь

Дом купца Морозова

18 Сентября 2020 5 минут Автор: Любовь Колесник 132
Будучи в Ногинске, обязательно загляните в дом-музея купца Арсения Морозова, что в Глуховском парке. Это – одна из местных достопримечательностей, напрямую связанных с местной историей.
НОГИН И МОРОЗОВ

Революционер Виктор Ногин, в честь которого назван город, начинал свою деятельность на Богородско-Глуховской мануфактуре. Председателем же правления этой мануфактуры, приложившим немало сил к ее развитию, являлся потомок старинного купеческого старообрядческого рода Морозовых – Арсений Иванович. Быть бы Богородску переименованному в Морозовск, но увы, Арсению Ивановичу до недавних пор суждено было только ужасное забвение. И дом, построенный для летнего проживания с супругой Любовью Степановной, мог бы пропасть, если бы не меценат Вячеслав Фомичев, депутат Московской областной думы, который в 2015 году взялся за восстановление постройки и провел все работы за собственные средства и ударные 2,5 года. 16 октября 2017-го дом-музей Арсения Морозова открыл двери для всех желающих. Стоимость билета – символическая, 200 рублей.

Экскурсия начинается с того, что двери открывает колоритный пожилой привратник в наряде начала XX века, в смазных сапогах и лихом картузе. Экскурсовод Валентина – тоже в костюме соответствующей эпохи. Начинается неспешный рассказ в старинных, естественно освещенных интерьерах.

photo_2020-09-17_19-32-15.jpg

ПРЕКРАСНЫЙ СТАРЫЙ ДОМ

Дом для семьи Арсения Ивановича был возведен по проекту архитектора А.В. Кузнецова (того самого, который построил Новоткацкую фабрику) в 1907 году. Здание в стилистике московского модерна напоминает классический британский коттедж. Сейчас трудно представить, что такой передовой постройкой владел старообрядец. Впрочем, начало XX века, когда был снят запрет на проведение старообрядцами молитв в церквях и разрешено строительство храмов для приверженцев старой веры, совпало с эпохой расцвета российской промышленности. Старообрядцы той поры являлись людьми самого передового толка, которые на лету схватывали все новейшие веяния. Причина проста – на тот момент это был самый прямой путь "к успеху", каковым тогда, да и зачастую сейчас являлось личное обогащение.

WhatsApp Image 2020-09-15 at 18.11.11.jpeg

В момент строительства дома Арсению Ивановичу было 60 лет. Он пожелал такую постройку, которая была бы максимально удобна ему. Середина и правое крыло – каменные, левое, где проживали купец и его супруга – деревянные, так для здоровья полезнее. Кстати говоря, супруги располагались в отдельных спальнях, как полагает древлеотеческий нравственный уклад. А вот детских спален в доме не было, только гостевые в отдалении от хозяйских. Дети к тому времени были уже взрослыми.
Кстати, гостиница "Лидер", что в парке по соседству с домом-музеем, построена на месте "дома детей Морозовых", которых у Арсения Ивановича было семеро. После окончания учебы Петр часто выезжал за границу, Сергей же стремился чаще бывать в Глухове на производстве, но жил ли он именно в этом доме – неизвестно. Зато подтвержден факт, Арсений Иванович очень любил поразить своих гостей чудесами растениеводства. За гофрозабором гостиницы до сих пор сохранилась обустроенная по его велению оранжерея.
Особенно уникальное место в доме – веранда. Она обогревалась установленной в подвале печью, чтобы можно было находиться тут и в холодные дни, наслаждаясь живописными видами на Черноголовский пруд.

ДОМОВЫЙ ХРАМ И "МИКРОВОЛНОВКА"

В мансарде, ныне закрытой для посетителей и законсервированной, располагалась домовая церковь с хорами для пения – Арсений Иванович был ценителем знаменных распевов и даже сам пел в огромном, на три сотни человек, фабричном хоре. У него был сильный, красивый голос, в газетах его иногда называли "Поющим миллионером". Он издал шесть томов крюкового пения.

Особенность дома – кровельные фонари, которые дают естественное освещение, а значит, экономию. Подобные зенитные фонари были и на крыше фабрики. А еще там были… газоны! Зимой они удерживали тепло, а летом с помощью травы испаряли влагу, создавался уникальный микроклимат в цехах, благодаря которому и люди не болели, и ткани получались отменными.

slide-4.png

Прислуга в доме не проживала, ходила сюда на работу. Для работы было все, что надо: и кухня с "микроволновкой" – нишей в печи, которая позволяла поддерживать продукты теплыми (идея архитектора Кузнецова!), и отменная метлахская плитка повышенной прочности. Медная ванна сохранилась в доме, стояла в подвале. Как ее не утащили вездесущие охотники за цветметом – уму непостижимо! А вот "многоуважаемый сундук", который дождался своего часа на чердаке! Вот полка на 25-сантиметровых кованых гвоздях, у нее уцелели только две стенки, и руки реставраторов добавили еще две. У каждого экспоната – своя история, достойная целой книги.

В той части, где ранее трудилась прислуга, обустроена выставка фотоматериалов, позволяющая восстановить историю Богородска начала XX века. Вот панорама села Глухова 1911 года. Электростанция - ныне ТЦ "Морозовский"… К сожалению, местные традиции ткачества ушли в прошлое, нет и купеческого размаха. А как все начиналось в 1838 году, когда предок Арсения Ивановича Захар Морозов появился в Богородске! Первым делом была построена красильня. В 1847 году англичане, строившие первые корпуса в пойме Черноголовки на рыхлых берегах, в качестве фундамента забивали мореные деревья в грунт.

photo_2020-09-17_19-23-23.jpg

Мануфактура стала развиваться, возводились казармы для рабочих, учебные заведения для их детей. Первые казармы были деревянными, тесными, вмещали не всех желающих. Жилищный вопрос был блестяще решен при строительстве города-сада: были построены дома для специалистов, казармы для рабочих. Появились училища и школы, больницы и родильный приют. Клуб культуры - "Собрание приказчиков" - переживал расцвет. Стремительно развивались футбол, велоспорт, коньки, лыжи. По качеству жизни и по качеству продукции Глуховка обошла своего извечного соперника - Никольскую мануфактуру и стала "впереди планеты всей". Это явилось результатом заботы об условиях жизни рабочих и специалистов, это результат воплощения доктрины "город-сад".

"Социалку" строили не по остаточному принципу, а азартно, чтобы конкуренты ахнули. До сих пор образовательные "морозовские" здания являются великолепными образчиками архитектуры. Женская гимназия – сейчас школа имени Короленко, в ней учились Сергей Лавров и будущий патриарх Пимен. Бывшее фабричное среднее училище - ныне самая красивая школа России с уникальными историческими чугунными лестницами и фресками. Во времена войны в ней располагался госпиталь и, по легенде, каждый выздоровевший, уходя, высаживал рядом со зданием яблоню. Яблоневый сад существует до сих пор.

С ПОМОЩЬЮ ЖИТЕЛЕЙ

Работы было сделано много. В процессе реставрации открыли оригинальные стены, сняв шкуры советских обоев. Даже морозовская пакля сохранилась! На дверях и окнах нашли латунные петли с клеймом тульского мастера Баташова. В каминном зале, по воспоминаниям местных жителей, детвора фотографировалась по диагонали - от портрета дедушки Ленина до шикарного купеческого камина. Изначально в доме было 16 печей. Сейчас сохранились лишь некоторые из них с прекрасными, в том числе и цветными, изразцами. Четыре печи разобрали вовсе по мере выхода их из строя. Некоторые лишились металлических частей – при реставрации пришлось восполнять их идентичными. Сейчас в дому нежно и мягко пахнет "печечкой", что создает неповторимый уют.
При Арсении Морозове в Богородске проводились международные (с участием английских инженеров) соревнования по велоспорту и даже был построен велотрек с земляным покрытием.
В музее недавно прошла акция "Подари музею экспонат", благодаря которой коллекция пополнилась аутентичными вещами. С этим сундуком местная жительница Анастасия Николаевна Белякова выходила замуж. Вещь полезная: и приданное положить можно, и самой сверху поспать. Преподаватель московского университета Ольга Васильевна Лосева подарила кузнецовский фарфор, Татьяна Дмитриевна Лосева – таз для варенья с клеймом товарищества Кольчугина (Владимирская область).

photo_2020-09-17_19-25-01.jpg

В кабинете Арсения Морозова – копия картины Айвазовского (подлинник находится в местном краеведческом музее). Здесь же – стол Арсения Ивановича из конторы Богородской мануфактуры, за которым до 1980-х годов сидели тамошние директора.

РЕВОЛЮЦИЯ, А ДАЛЬШЕ?

После революции началась национализация. Морозовых вышвырнули из дома. Арсений Иванович нашел приют в келье при храме Захария и Евдокии. Сейчас прекрасный храм находится на территории хлебозавода в качестве технического здания. А в морозовском доме разместился детский сад санаторного типа, в котором ребята находились с понедельника по субботу с ночевкой. Именно поэтому постройка сохранилась.

Арсений Иванович Морозов прожил в доме у церкви, названной в честь его деда, 11 лет. За эти годы он увидел все, что было дальше: развал своего производства и переименование города в Ногинск. Интересно, чтобы он сказал сейчас?

Фото: Любовь Колесник, дом-музей-морозова.рф

Онлайн-подписка на 2021 год

Здесь вы можете подписаться на журналы «Подмосковный летописец», «Горизонты культуры», «Социальная защита. Подмосковье» и «Образование Подмосковья. Открытый урок» Подробнее