19 Августа Понедельник
+ 20,8 C, Пасмурно

«Электро-стальные» люди и их музыка

31 Мая 2019 7 минут Автор: Дмитрий Котов 413
Подмосковная Электросталь известна своими заводами – и музыка здесь соответствующая. Играющая в стиле fusion-metal группа Melancholy образовалась в Доме культуры города Электросталь в 1998 году и выросла до серьезной музыкальной формации с 20 000 поклонников на мировом музыкальном сервисе Myspace. Зарубежные гастроли со всемирно известными группами Lake ot tears, Paradise lost, Moonspell, Orphanaged land, сравнения с корифеями жанра Dream Theater… Легко ли быть металлистом в Подмосковье и как переводится “Электросталь” на европейские языки, рассказывает бессменный лидер Melancholy Руслан Масленников.
ВОКАЛИСТ ПО СОВМЕСТИТЕЛЬСТВУ

Все начиналось как обычно – в середине 1990-х множество групп репетировали на базах в местных ДК, которых в Электростали было несколько. Еще со времен Советского Союза работали так называемые детские комнаты, кружки по интересам, было закуплено простенькое советское музыкальное оборудование, инструменты. Подростком я внедрился в первый свой бэнд и начал рубить жесткий грайндкор – это было модно и круто! Ребята – они были чуть постарше меня - искали гитариста, а я еще и порычал. Они обрадовались: «Вот, теперь у нас еще и вокалист будет!»

По мере того, как я увлекался музыкой глубже, начал сочинять сам. Мелодия довлела над «угаром», мелодичность вставала во главу угла. В конце 1990-х Melancholy сформировалась как полноценный проект.

Y51vgHhL1E0.jpg

Я не думал, что из этого что-то получится. Мы сразу выбрали самый сложный путь – делать то, чего никто тогда не делал. Не вставать в затылок к тому, кто был моден на тот момент, а комбинировать стили, жанры, делать что-то свое. В течение десяти лет мы использовали женский вокал, это довольно-таки большая редкость в нашей стилистике. Потом возникли сложности с туровыми поездками, женщине все-таки сложно это, пришлось отказаться…

Постепенно группа трансформировалась в то, что мы имеем сейчас – огромный прогрессивный спрут: несколько составов, которые играют в разных стилях и направлениях: акустический, металлический, инструментальный…

ЭЛЕКТРОСТАЛЬ НА КАРТЕ МИРА

У нас нет такого «жирного» зарубежного контракта, как у «Арконы», но в туры по крупным города Европы мы тоже ездим. Ездим за свой счет. «Отбилось» - уже хорошо. Что касается пространства бывшего СССР, поехать туда в тур с тяжелой металлической музыкой на английском языке – абсурд. Страна к этому не готова, она не приняла и не примет этот жанр. В конце 2000-х данная субкультура была на некотором подъеме, а потом экономическая ситуация, перенасыщение интернетом и другие причины ситуацию изменили.

Пару лет назад мы скомбинировали для себя акустический состав. Взяли все свои песни, которых за двадцать лет скопилось немало, аранжировали, убрали «дж-дж». Как говорил мой покойный учитель музыки: «Ребята, у вас все круто, а вы без «примочек» можете такого же драйва дать?» Получилось, что можем. Акустическая Melancholy востребована и в Подмосковье, и в столице – везде, где есть небольшие барчики, в которых можно поиграть практически каждые выходные. С металлом выбираемся пореже, в основном на крупные европейские фестивали, где в кайф поиграть именно на большой сцене.

МЕТАЛЛ ПРОТИВ АКУСТИКИ

В отличие от металла, акустическая программа «без дж-дж» востребована практически в любом городе, в любом клубе. Маленькие города событиями не избалованы, у людей ничего не происходит, а они хотят, чтоб происходило – например, вот такой концерт. Мы применяем европейскую практику, когда клуб предоставляет только площадку, а все остальное – аппаратуру, инструменты – музыканты везут с собой в туровом минивэне. В итоге, нас надо только покормить и выполнить несколько простых условий.

DHScTN5eMWY.jpg

Нет, никаких курьезов, связанных с «металлическим» названием нашего родного города, не было. Честно говоря, всем все равно, откуда мы. Музыканты и слушатели – люди открытые, нет никакой нелюбви или политики. Был случай, что в Польше на автосервисе даже бесплатно чинили наш туровый минивэн.

Мне очень запомнился случай на гастролях в Болгарии. Небольшой клуб, мы играем… В зале – семья: сын, отец и дед. Мы рифы наворачиваем, они слушают. Это меня поразило, в России не принято семьями ходить. Тех, кому 25-35, жены не пускают, детишки дома маленькие. А вырастают дети, отцы их ведут в клубы послушать. Но жены все равно не ходят! Многие пары знакомятся на концертах… но жены потом не ходят в клубы. Вот такие типичные ситуации у нас.

ОТЦЫ И ДЕТИ. И МАМЫ!

Сейчас в ДК находится моя студия – даже не студия, а большой репетиционный комплекс. Я работаю музыкантом – записываю и продюсирую альбомы, организую туры другим группам, преподаю гитару. Рокеры сейчас работают с молодежью, внедрились в социальную схему культурной жизни и городских мероприятий. Группе 20 лет, и в настоящее время все директора и организаторы городских процессов – наши ровесники, они на этой музыке выросли. В силу статуса и возраста, музыкальных вкусов, тяжелый металл им, может, и не нравится, но в части взаимодействия с ними проблем нет. Раньше и у нас умения было поменьше, и тетеньки в ДК были гораздо старше, а теперь все поменялось, везде молодежь работает.

THwwmz7oz6E.jpg

Когда я впервые пришел в ДК, мне было 14-15 лет, а старшим товарищам, которые тут репетировали – уже под 40. Пропасть такая была возрастная. И сейчас я наблюдаю похожую картину. 20-30-летних музыкантов почти нет. Зато в школу к нашему басисту, который является мультиинструменталистом, и преподает не только гитару и бас, но и ударные инструменты, мамы, мои ровесницы, приводят в студию своих детей, которым по 7-8, 10 лет. И эти детишки очень заинтересованы этим всем. Рок сейчас – обычное дело, не экзотика и не андеграунд.

ХОРОШО И СЛОЖНО

Вообще, играть музыку сейчас сложно. Ребята очень быстро «сдуваются»: музыка распространяется в сети бесплатно, народ на концерты не ходит. Попадание на хорошие фестивали замешано на финансах и знакомствах. Выпускаешь один альбом, второй, третий – а «выхлопа» нет. Состав начинает «плясать», если у лидера остаются силы держать все на своих плечах – он держит. В Melancholy из первоначального состава остался только я. Со мной играют ребята, которые моложе меня на десять лет, барабанщик – сессионный, профессионал Андрей Ищенко.

Мне очень нравится играть в сети баров «Свои»: Сергиев Посад, Дмитров, Дубна и Одинцово. Небольшие, на 50-100 человек заведения. У них так молодежно, так круто! Все время звучит хорошая музыка, рок-н-ролл – русский, западный, молодежь продвинутая тусуется, на концертах все на ушах стоят. Мытищи, кстати, очень интересное место – клуб «Шервуд». Мы приехали туда без особых ожиданий, а увидели огромный, на двести человек, зал среднего столичного уровня, где играют серьезные команды.

ODZVSIFl09k.jpg

Мне везде здорово, я в этом плане немного сумасшедший, мне надо выходить на сцену. Я музыкой занимаюсь ради музыки. Из моих знакомых человек десять-пятнадцать таких же: вышел на сцену, тебе уже хорошо. Бывает, какие-то невоспитанные гопники встречаются в зале. Ты еще играть не начал, они: «Дай мне гитару!» Говорю, ребята, давайте каждый будет заниматься своим делом, и всем будет хорошо.

Многие из тех, с кем я начинал, «выбыли из игры» лет в тридцать. А сейчас у них семейные проблемы решились, дети выросли, свободного времени стало больше, и они возвращаются в музыку. Пусть не в таком интенсивном режиме, но играют. Ну а что, некоторые мужики после работы в гараж идут, а эти – на репетицию. Так и живем.

Фото из личного архива Руслана Масленникова

Читайте также