20 Июня Четверг
+ 27 C, Малооблачно

Илья Кузьменков: еда – это СМИ, а крестьянство – идеология

22 Мая 2019 12 минут Автор: Дмитрий Котов 466
Илья Кузьменков – известный в медиа-мире человек. Он одним из первых в России открыл пиар-агентство полного цикла и вывел его в лидеры рынка, был главным редактором РЕН-ТВ, запускал телеканал «Царьград». Сейчас Илья Александрович – главный редактор радио «Вера» и владелец фермы «Агилада» в Волоколамском районе. О том, как сочетаются надои и укосы с медиа и туризмом, и как окраина Московской области может стать центром притяжения людей и денег – наша беседа.
НАЧАЛО

Мы в Волоколамске пять лет, это сознательный выбор. До этого у нас было небольшое хозяйство в Красногорском районе, которое возникло, можно сказать, случайно. Был небольшой девелоперский проект, была земля – чтобы не пустовала, решили поэкспериментировать с сельским хозяйством. Старец Илия, духовный отец нашей семьи, благословил на это занятие – хотя я, признаться, откладывал такую перспективу на гораздо более поздние годы…

Двух гектаров, которые у нас тогда были, хватало на прокорм… примерно двух третьих коровы, потому что при не самом экстенсивном хозяйстве на одну корову полагается три гектара пастбища. Корова появилась неожиданно. Приезжаю как-то домой с работы и вижу… Сейчас у нас почти 70 коров, а тогда я был в некотором шоке. Но с появлением коровы произошло завершение строительства мира: семья, дети, дом… и корова! «Агилада» – это «корова» по-гречески, так мы и назвали своё хозяйство.

Голова коровы крупно.JPG

Произошло смещение точки горизонта, перезагрузка ценностей. Уже не думаешь о том, что дом нужен не в три этажа, а в пять, да с бассейном сто метров; не парк выбираешь: английский, французский, итальянский. Именно в сельском хозяйстве устанавливается другой контракт с землей, другое миросозерцание. И мысли такие: а еще бы коз…

СЕМЬЯ

Самое светлое воспоминание моего детства – жизнь в деревне Степаньково Пушкинского района: съемная дача, рядом ферма, корова, парное молоко, лес, грибы. Когда дети были маленькие, мы покупали молоко, сами пытались варить творог, сыр.

Изначально в процесс были активно вовлечены два члена нашей семьи – супруга Мария Анатольевна и я. Мария Анатольевна – выпускница МГУ, доцент факультета журналистики, кандидат филологических наук, преподаватель, человек с большим журналистским бэкграундом и опытом работы в ТАСС. Сейчас она в состоянии за ночь собственноручно разделать быка. Дети тогда были увлечены другим, учились. Сегодня дочь, которая закончила бакалавриат МГИМО, учится в магистратуре Тимирязевской академии на специализации «Производство молочной продукции».

сено-разгрузка.JPG

Моей титульной компанией на протяжении многих лет было пиар-агентство «Кузьменков и партнеры», занимавшее позицию одного из лидеров рынка пиар на рубеже веков; она первой в России в 2000 году стала обладателем высшей профильной международной награды – IPRA Golden World Awards, это «олимпийское золото» в пиар… Сейчас работаю редактором, но сам могу и сено разгрузить, и с хозяйством управиться. Как залить бетон, как положить кирпич, тоже знаем – строимся хозспособом.

ПИЩА (ДУХОВНАЯ?)

Мне кажется вполне логичным, что мы, журналисты, включились в сельскохозяйственный контекст. Еда – это средство коммуникации. Это одно из самых влиятельных СМИ, а крестьянство – сильнейшая идеология. То, что пища несет в себе информацию – не мистика, а физиология. Натуральные продукты, связанные с землей, воздухом, иным образом жизни, меняют человека на клеточном уровне. Для меня данный факт совершенно очевиден. И это не про экономику, это про мироощущение.

яйца - куриные, цесаркины, гусиные.JPG

Много разговоров ведется о фермерской еде: так ли она вкусна? Мой опыт показывает, что, например, настоящее масло многие не воспринимают: не такое желтое и красивое, как магазинное, на вкус непривычное, кисловатое. Не пластичное, тяжело намазывается… Наша специализация – творог. Люди, которые его пробуют, часто говорят: выходит, раньше мы вообще не знали настоящего вкуса творога. А молоко парное, в печке топленое? А творог из молозива? Это же вообще фантастическая вещь, которую в магазине не купишь.

ЗЕМЛЯ

Когда с благословения отца Илия решили расширяться, начали искать варианты по земле. Объездили в общей сложности больше полусотни мест – супруга сорок, я пятнадцать. Рассматривали «свое» направление, северо-запад, Лотошинский, Шаховской, Волоколамский районы.

Приехав в деревню Поповкино (где мы, собственно говоря, и остались), я понял, что обрел конечную точку пути, что хочу здесь жить. Деревня расположена аккурат между Яропольцом и Иосифо-Волоцким монастырем. В Поповкино необыкновенно красиво: невысокие расходящиеся холмы, «тосканский пейзаж». Это ледниковый рельеф, так называемые камы и друмлины. Когда ледник шел, он таял, под ним образовывались подледниковые реки, которые вымывали свои русла и образовывали цепи холмов. До войны тут было 800 жителей – самая большая деревня района. Когда мы туда заселялись, два человека было прописано. Избы старинные остались с фантастически красивыми резными наличниками…

коровы и сено.JPG

Купили 88 гектар на вторичном рынке, достаточно дорого. Теоретически, были варианты обратиться в соответствующие инстанции, встать в очередь и ждать более бюджетного выделения земли, но я решил действовать более оперативно. Особенно когда увидел это место, его потенциал и живописность. Все же я был связан с недвижимостью и хорошо понимаю, что такое энергетика и перспектива места. Я понял, что все эти дивные просторы вокруг меня могут стать эдакой большой дачей, хозяйством – и сразу же в голову пришли мысли об агротуризме.

АГРОТУРИЗМ

Согласно учебникам, мы находимся в зоне рискованного и крайне рискованного сельского хозяйства: то сухо, то холодно, то потоп. Как человек с предпринимательским бэкграундом, владевший в том числе и туристической компанией, серьезно занимавшийся ивентами, я делаю серьезную ставку именно на туризм, антропологические потоки. Уже принимаем группы, кормим, показываем сельскую жизнь – как правило, приезжают знакомые. Размещения пока нет, но хотим в этом году начать строительство. По экономике получается, что для эффективного функционирования нужно не меньше 25 домиков на четыре двухместных номера каждый. Тогда уже работает MICE, корпоративный сегмент – а межсезонье это только MICE…

Все объекты у нас строятся как туристические, чтобы гости могли через стекло увидеть и производство, и животных. Коровник будет не просто длинный, а четырехскатный, с башенкой… Его строит бригада реставраторов по методу реконструкции, каждый кирпичик обтачивается. Кто ко мне приезжает, удивляются: «Откуда тут промышленная архитектура начала XX века?» А мы ее воссоздаем.

Мы получили грант на строительство семейной животноводческой фермы, а также другие формы поддержки от Министерства сельского хозяйства Московской области. И все равно пока я только вкладываю. По экономике, конечно, проще всего построить объект, сдать его и жить на арендные средства. Здесь другое, здесь – кайф от процесса, и в том числе от приема гостей. Ближний круг расширяется, людей приезжает больше. Больше людей начинает разделять удовольствие от единения с землей.

Команда-стол.JPG

Законодательство в этом плане далеко от совершенства. Считаю, что относительно объектов агротуризма необходимо вводить понятие земель смешанной функциональности. Нормальный фермер не в состоянии разграничить зоны производства и гостеприимства. Правильный цикл тут – когда люди приехали, посмотрели на коров, сходили в кафе, устроились в номере.

ПРИРОДА

Тут лоси ходят, бобры. Коршун летает. Сверчки, кузнечики стрекочут, туман обволакивает… Когда пашешь, птицы слетаются, аисты. На пруду цапля живет, стоит все лето на одной ноге. На иве у нее гнездо из палок в палец толщиной. Смотришь, как она прилетает – и это кайф необыкновенный: цапля прилетела!

По границе нашей земли ручей течет. Есть места, где перепад высот – 70 метров. Самое красивое место решили вообще не застраивать, оставили в первозданном виде. Луговой парк, вангоговские пейзажи… Красота, холм, рыбалочка, натуральные продукты. На два дня насыщенного туристического отдыха вполне хватит.

ПЕРСПЕКТИВЫ

Мы заложили храм, посвящённый святителю Спиридонию Тримифунтскому. Хочу сделать культурный центр: выставки, концерты. Считаю, что на землю должны приходить образованные и культурные люди. В прошлом году мы сделали свой первый ивент в Волоколамске – агрофестиваль «Творожный день». Надеюсь, в этом году он возобновится в рамках Иосифо-Волоцкой ярмарки.

Я считаю, что у дальнего северо-запада Подмосковья большие перспективы. Приведу аналогию: в Лондоне по мере удаления от центра земля сначала дешевеет – а потом – в пределах стомильной зоны – снова начинает дорожать. Это элитные предместья. В начале 1990-х я ехал по Ильинскому шоссе и раскатывал снег, дорогие были пустыми. Что сейчас элитного в перезаселенном пригороде с безумными коттеджными поселками? Высоченный забор, дом-мавзолей, 25 соток земли…

У Волоколамска – потенциал «дальней элитки», как я его называю. Ехать туда всего час по прекрасной дороге. Думаю, что люди понимающие и имеющие деньги вскоре поймут: за эту же сумму лучше взять пять-шесть, а то и десять гектар с речкой и обустроить усадьбу, нежели коттедж в городской черте. Итальянские виллы все по такому принципу построены. Да, оградить ее будет дорого, как дом построить. Но качество жизни совершенно иное.

GGZD5986.JPG

Я понял, почему так важно переселение людей на землю. Когда люди соединены с ней не в парадигме «башня-метро-пробка» или «заработал денег – уехал на Лазурный берег», а взаимодействуют именно как крестьяне, фермеры – формируется союз почти фрейдистский, что-то похожее на брак.

Русская усадьба как совокупность природы, культуры, социальных взаимоотношений, миросозерцания – одно из высших достижений человеческой цивилизации. Из русской усадьбы русская культура выросла. Тут тонкие, глубокие вещи, которыми хочется поделиться, когда ты их понимаешь.

Фото из личного архива Ильи Кузьменкова