14 Октября Понедельник
+ 11,4 C, Пасмурно

Илья Путятин: я бы хотел, чтобы в усадьбе Быково расположился музей, достойный Эрмитажа

24 Сентября 2019 13 минут Автор: Дмитрий Котов 1610
Усадьба Быково, что в Раменском районе – пожалуй, одно из самых загадочных мест в Подмосковье. Великолепный дворцово-парковый комплекс в необычном готическом духе привлекает внимание туристов. В то же время, прекрасная территория и многие здания пребывают в чудовищном запустении. Почему так получилось и можно ли что-нибудь исправить, рассказывает доктор искусствоведения, кандидат архитектуры, профессор МАРХИ, куратор Фонда дворянской культуры Илья Евгеньевич Путятин.
СУДЬБА И УСАДЬБА

Я – потомственный житель города Жуковский. С усадьбой Быково связан с детства. В первый раз я оказался в усадьбе в начале восьмидесятых годов прошлого века, а привели меня туда старшие: архитекторы из нашей семьи – папа, мама, тетушка. Точнее, мы приехали на велосипедах.

В парк со старинными, колоссальными деревьями мы попадали через дырку в заборе. Из-за деревьев и кустов, как дивное видение, возникал пруд, на пруду – прекрасная беседка… И как черт из табакерки, выскакивал сторож с криком: «Вон отсюда, тут туберкулез, вы все заразитесь и умрете!»

В ту пору в усадьбе располагался закрытый санаторий «для своих», в котором отдыхали Майя Кристалинская и Юрий Левитан, а в клубном зале перед пациентами выступали известные артисты. По документам это был реабилитационный санаторий для восстановления после вылеченного костного туберкулеза. Но придуманная версия с туберкулезом легких прекрасно ложилась в канву секретности, ведь отдыхающими были высокопоставленные люди из партийной системы.

Здесь были сделаны первые, еще детские мои рисунки – с беседкой-ротондой на пруду, с прекрасным дворцом. С того момента усадьба Быково присутствует в моей жизни.

Я с раннего детства интересовался таинственными древними дворцами и храмами, а родители мои были архитекторами, мама – архитектором- реставратором. Естественно, дома имелось огромное количество книг по истории архитектуры, в которые я немедленно забрался. О Быкове было написано мало, и сейчас я понимаю, почему – санаторий был полусекретным. Зато я узнал фамилии прежних владельцев усадьбы – Измайловых, для которых работали архитекторы Василий Баженов, Матвей Казаков, Николай Львов; Воронцовых-Дашковых, которые пригласили архитектора Бернара Симона. Узнал, что последними владельцами усадьбы были «какие-то» Ильины. Кто бы мог подумать, что позже судьба сведет меня с наследниками этого рода, а также с потомками гениальных архитекторов усадьбы и даже – с родственниками императорской семьи?

541236.jpg

ВТОРОЕ И ТРЕТЬЕ ВОЗВРАЩЕНИЯ

Второе мое возвращение в Быково произошло в конце девяностых - начале двухтысячных, в то время, когда я уже занимался наукой: писал сначала кандидатскую диссертацию, а потом докторскую. Часть моей работы была посвящена удивительной усадебной готической церкви, построенной архитекторами Баженовым и Казаковым. Исследование получилось большим и подробным, оно несколько раз было опубликовано в виде статей в русских и французских журналах, а также в моих книгах.

«В третий раз» я пришел в усадьбу в конце 2014 года и с тех пор почти поселился в ней. Группа молодых людей, студенты одного из столичных вузов, делали дипломную работу по культурологии. Среди них была Мария Марина, которая разработала проект преобразования усадьбы Быково в культурно-туристический и просветительский центр. Студенты обратились в народный музей архитектора Баженова, который располагается в школе № 12 города Жуковский, а руководитель музея Людмила Вениаминовна Зименкова пригласила меня на встречу с ними. Ребята предложили мне консультировать их по истории архитектуры и усадебной культуре. Им тогда все казалось очень простым: «Вам почти ничего не придется делать! Мы все сделаем сами, а бизнес-инкубатор нам поможет!» – сказали мне. Как хорошо, что тогда мы не знали всех сложностей, которые нас поджидали! Наверное, если бы знали, испугались бы и не стали ничего делать.

Так у нас образовался совсем небольшой волонтерский коллектив. С течением времени у кого-то менялись планы и обстоятельства жизни – кто-то уходил, но многие, узнав про усадьбу, к нам присоединялись. Теперь вокруг усадьбы большое волонтерское сообщество, которое получило поддержку московского Музея архитектуры и Министерства культуры Российской федерации.

В конце 2017 года общими усилиями удалось издать огромный труд по истории и архитектуре усадьбы и проблемам, связанным с ней: «Архитектор Баженов в Жуковском. Архитектурные идеи государства Российского и усадьба Быково». В написании этой книги участвовали ведущие российские ученые – историки и искусствоведы. Они тоже работали на волонтерской основе! В книге впервые опубликованы многие текстовые и фотодокументы, в ней более четырехсот иллюстраций с историческими чертежами и видами усадебных зданий. К настоящему времени уже заканчивается второй тираж издания. Благодаря помощи Жуковской торгово-промышленной палаты и Живого делового клуба в каждой школе г. Жуковский есть наша книга! Часть тиража реализуется в помощь возрождения усадебной Владимирской церкви.

541250.jpg

УСАДЕБНЫЕ СТРАДАНИЯ

Усадьба Быково – объект культурного наследия федерального значения. По закону, если происходит ухудшение состояния такого объекта либо не выполняются условия охранных обязательств (а у санатория имелись охранные обязательства провести реставрационные работы до 2015 года), должны быть выписаны штрафы. Но этого не происходило… А санаторий закрылся 1 сентября 2015 года, оставив разоренное хозяйство.

Существует действующее распоряжение правительства Российской Федерации от 2003 года о разграничении усадьбы в федеральную собственность. Однако оно было выполнено только частично: в федеральную собственность перешли усадебная церковь, ограда, колокольня и церковный участок. А парк, дворец, беседка на пруду и остальные постройки на территории парка, – были оформлены в собственность Москвы. Почему? Потому что предыдущий владелец, тот самый санаторий, находившийся на территории Московской области, принадлежал Москве. Из-за неопределенности статуса собственника и стала возможна такая вопиющая ситуация.

В настоящее время собственником усадьбы является Мосимущество, но, насколько стало известно волонтерскому сообществу, решается вопрос о передаче усадьбы в Росимущество. Год назад мы подали в администрацию президента письмо с более чем шестью тысячами живых подписей с просьбой разобраться с ситуацией. Сейчас подключились администрация президента и Общероссийский народный фронт, Генеральная прокуратура тоже вмешалась в ситуацию, и процесс, насколько я знаю, сдвинулся с мертвой точки.

«УЖАСТИКИ» И НАСТОЯЩИЕ УЖАСЫ

Если здание не используется, оно разрушается. Когда весной 2016 года по приказу главврача несуществующего санатория Мосимущество отключило усадьбу от всех коммуникаций, заявив, что это делается на законных основаниях, на Быково начали нападать вандалы, которые разбивали балюстрады террас дворца, выворачивали камни из основания беседки, кидали в постройки бутылки с зажигательной смесью, и дворец мог сгореть дотла. Тогда при помощи Общероссийского народного фронта удалось справиться с происходившим беззаконием: коммуникации жизнеобеспечения во дворец вернули. Здания и территория парка охраняются вахтерами.

Как можно спасти усадьбу? Выделить много-много денег на ее восстановление? Но для этого в усадьбе должно что-то происходить! Дворец и парк должны быть наполнены функцией – жизнью! Съемки фильмов ужасов я не считаю использованием, это противозаконно: в исторические стены забивают гвозди, на пол льют искусственную кровь, по паркету таскают реквизит, царапают двери. За год в усадьбе несколько раз паслись киношники: дворец был открыт нараспашку, грузовые машины с реквизитом и декорациями разъезжали по парку…

А для ученых, экспертов, реставраторов и активистов волонтерского движения дворец закрыт, как и для тысяч туристов. Тем не менее, весной 2015 года нам удалось туда пробраться с замечательным фотографом, и знаменитым блогером Вадимом Разумовым. Он сделал внутри дворца более двухсот великолепных фотографий, из которых сформировал два поста в своем блоге «Летопись русской усадьбы». С этого момента все узнали, какое прекрасное сокровище скрывается под видом «ужасной» тайны воронцовского дворца в усадьбе Быково.

НА УРОВНЕ ЭРМИТАЖА

Усадьбу жалко. И кажется, «жальче всего» основное здание - колоссальный дворец. На рубеже 1970-80-х годов в нем прошла научная реставрация фасадов и интерьеров, благодаря которой на сегодняшний день удалось обеспечить практически девяностопроцентную сохранность уникальных интерьеров середины XIX века, выполненных одним крупнейших архитекторов и декораторов Бернаром Симоном для Ивана Илларионовича Воронцова-Дашкова, близкого к императорской семье. Эти залы по своей архитектурной и культурной значимости находятся на уровне Эрмитажа – я не преувеличиваю. За нашу усадьбу Бернар Симон, по личному ходатайству Великой княгини Марии Николаевны, которая тогда была президентом Императорской академии художеств, получил звание академика. Все знают его работу во дворце Шувалова в Петербурге, где сегодня знаменитый музей Фаберже. У нас произведение того же архитектора, но более крупное и более зрелое. Полторы тысячи квадратных метров дворцовых залов с различными видами художественной отделки: резьбой по дереву, скульптурой, лепниной, монументальными росписями, мраморными каминами!

Сегодня у нас налаживаются контакты с администрацией Раменского района и с руководством Раменского Историко-художественного музея. Можно было бы административно отнести усадебный музей к этой организации, если не получается устроить здесь филиал Эрмитажа…

Дворцовые залы могут быть открыты для посещения и стать объектами музейного показа хоть завтра. Много раз в разговорах с чиновниками я слышал, что для открытия музея нужна концепция. Никто не хотел за это браться. В какой-то момент я рассердился и сам написал концепцию музея. Сейчас она уже несколько раз представлена на всероссийских и региональных научно-практических конференциях и опубликована. На мой взгляд, экспозиция может быть посвящена истории трех семей, последовательно владевших усадьбой в разное время – Измайловых, Воронцовых-Дашковых, Ильиных. Между собой они были связаны родственными и деловыми отношениями, поэтому и экспозицию объединит общая логика.

541271.jpg

МУЗЕЙ АРХИТЕКТОРОВ И КОЛЛЕКЦИОНЕРОВ

Также в музее можно рассказывать о крупнейших московских архитекторах. Первый владелец усадьбы, Михаил Михайлович Измайлов, был начальником Экспедиции кремлевского строения, то есть, возглавлял строительство всех императорских дворцов в Москве и в Подмосковье, а также занимал пост московского генерал-губернатора при императрице Екатерине II и императоре Павле I. Вот почему в нашей усадьбе работали знаменитые архитекторы Баженов, Казаков, Львов. При этом музея легендарного архитектора Баженова нет нигде, кроме как в Жуковском. Сегодня это народный музей, которому очень тесно в двенадцатой школе, многие материалы просто сложены в коробках, а в усадебных залах его экспозиция будет смотреться прекрасно.

Мы поддерживаем контакты с семьями бывших владельцев и с наследниками усадьбы. Семья Ильиных получила дворянство за верную военную службу при императоре Павле. Последующие поколения свято чтили традиции верности и долга перед Отечеством. Иван Иванович Ильин был комендантом Большого Кремлевского дворца. Крестными его сыновей стали великие князья. Николай Иванович, его сын, инженер-путеец и соратник Карла Федоровича фон Мекка, купил усадьбу у Иллариона Ивановича Воронцова-Дашкова со всеми художественными коллекциями, отреставрировал, благоустроил ее. Ильины поддерживали этот домашний музей до самой революции. Здесь родился и вырос великий русский искусствовед и историк архитектуры Михаил Андреевич Ильин, воспитавший в МГУ несколько поколений ведущих отечественных ученых. Один из любимых философов нашего президента Иван Александрович Ильин приходится племянником владельцу усадьбы Николаю Ивановичу. Родители философа венчались в нашей усадебной церкви и сам он – тоже! Сегодня об этом можно и нужно рассказывать, а сейчас нигде нет даже мемориальной доски. Сохранился интереснейший архив Ивана Александровича Ильина. У наследников усадьбы также имеются уникальные исторические материалы, выставка которых готовится сейчас в Раменском Историко-художественном музее. Также в поле моего зрения присутствуют люди, которые готовы разместить свои коллекции в усадебном дворце.

Центральный зал усадьбы являлся музыкальным салоном. Я дружу с коллекционером исторических музыкальных инструментов Петром Айду, ярким пианистом-аутентистом. Сейчас он как раз подыскивает место для размещения своей коллекции. Наша семья тоже располагает замечательными экспонатами, способными украсить музей. Они уже находятся в Раменском историко-художественном музее, и мы готовы их передать в усадьбу Быково.

В усадебном дворце даже сами залы имеют музейную ценность. Они в великолепном состоянии: лепнина, скульптура, декоративные росписи, мрамор… Сохранилась даже осветительная арматура середины XIX века, бронзовые люстры. Потерять это было бы легкомысленным расточительством для государства и нанесением ущерба нашей культуре.

На парковой территории есть здания, не имеющие статуса исторических. Они сейчас не используются. В них – в кухонном флигеле, в бывших зданиях санатория – возможно разместить музей усадебного быта. На усадебной территории располагалась колоссальная оранжерея, которая частично сохранилась. Я думаю, что она была крупнейшей в России – ее общая протяженность составляла почти километр. Мы точно знаем, какие растения там росли – найдена документация. Хотелось бы возобновить работу оранжереи.

541222.jpg

А КАК ЖЕ МАСОНЫ?

Что касается «масонского флёра», якобы витающего над усадьбой, то мне неизвестны документальные подтверждения отношения к тайным ложам строивших ее архитекторов. С другой стороны, масонов называли вольными каменщиками, возводящими храм премудрости Соломоновой. Не это ли изысканный синоним профессии архитектора вообще, а в особенности – архитекторов гениальных, которые работали у нас?

ЧЕМ СЕРДЦЕ УСПОКОИТСЯ?

Мы ждем, когда усадьба будет передана Агентству по управлению и использованию памятников истории и культуры федерального Министерства культуры для поиска пользователя или арендатора. Мы надеемся, что у руководителя этой организации хватит компетентности и гражданской позиции, чтобы содействовать открытию музея-усадьбы Быково. В стране много заброшенных усадеб, но в такой сохранности, как наша – единственная! Усадьба Быково не должна стать санаторием или закрытой школой для детей чиновников. Она должна остаться всенародным культурным достоянием!

Сейчас усадьба несет чудовищные убытки. По подсчетам волонтеров, сюда приходит до 2000 человек в каждый выходной день. Если была бы возможность официальной продажи билетов по минимальной стоимости – скажем, по 200 рублей – можно было бы зарабатывать по 400 000 рублей в день. Да, здания требуют отопления, обслуживания, но они могут и зарабатывать.

Музей-усадьба не может существовать в «безвоздушном» гуманитарном пространстве. Современный музей сам создает это пространство. Усадьба – это, прежде всего, люди. Так было в древности, так есть и сейчас. Население сел Верея и Быково всегда было связано с жизнью усадьбы. Поколениями местные жители имели в усадьбе работу. Эту работу многие потеряли с закрытием санатория. Пока еще квалифицированные специалисты, занимавшиеся содержанием и обслуживанием усадебных зданий санатория и его жизнеобеспечением, живут поблизости. Они могли бы вернуться на работу в усадьбу и, как и в древности, дворцово-парковый комплекс Быково стал бы источником экономической и культурной жизни всей округи.

Фото: фотобанк Московской области РИАМО


Онлайн-подписка на 2020 год

Здесь вы можете подписаться на журналы «Подмосковный летописец», «Горизонты культуры», «Социальная защита. Подмосковье» и «Образование Подмосковья. Открытый урок» Подробнее