23 Сентября Среда
19 C, ясно

Из истории Успенского собора города Коломны

04 Февраля 2020 7 минут Автор: Алексей Мазуров 614
В центре Коломенского Кремля высится величественный Успенский собор 1670-х годов, возведённый артелью знаменитых ярославских мастеров во главе с Мелентием Алексеевым. Типичный древнерусский пятиглавый храм с массивным двухсветным трехаписидным четвериком, он уже отразил новые веяния в зодчестве XVII столетия (например, членение фасадов не связано с внутренней организацией пространства; апсиды имеют увеличенную площадь и др.).
Мерой и подобием для него стал Успенский собор Московского Кремля. Коломенский собор сменил существовавший до того более ранний храм, довольно подробно описанный в писцовой книге 1577/78 гг. и кратко охарактеризованный архидиаконом Павлом Алеппским в 1650-х гг. Ясно, что в XVI – первой половине XVII в. собор уже стоял довольно продолжительное время. Но когда он был построен? В московском летописании имелись указания на существование храма в ещё более раннее время.

Так, в утраченной в московском пожаре 1812 г. пергаменной Троицкой летописи содержалось указание на строительную катастрофу какой-то каменной церкви в Коломне. Она случилась незадолго до того, как 15 июля 1380 г. в Серпухове была освящена созданная князем Владимиром Андреевичем Храбрым деревянная церковь Троицы: «Месяца того же преже за мало днеи падеся церковь камена на Коломне, уже свершения дошедши, юже создал князь великии Дмитрии Иванович». Это событие произошло незадолго до сбора объединённого русского войска в Коломне для похода на Мамая. Уже почти оконченный постройкой собор неожиданно обрушился. На миниатюре Лицевого летописного свода 1560-х гг. изображён вполне завершённый белокаменный храм. Лишь три его главы не покрыты и не имеют крестов. Миниатюрист, чтобы донести до нас динамику событий, одновременно изобразил и почти завершённый храм, и гору белокаменных блоков, в которую он превратился. Очевидно, строителями были допущены какие-то серьёзные просчёты, коль скоро возводимый накануне противостояния с Золотой Ордой и важный в духовном и идеологическом плане собор обрушился. Не приходится сомневаться, что современниками это было воспринято как грозное предзнаменование. Посвящение храма в летописном известии не упомянуто, но, поскольку храмоздателем был сам великий князь Дмитрий Иванович, резонно видеть в нём именно Успенский собор.

Это с полной очевидностью проясняется при обращении к статье 1392 г. той же Троицкой летописи: «Того же лета подписана бысть на Коломне церковь каменная сборная Успенья Святая Богородица, юже созда князь великии Дмитрии Иванович дотоле еще за 10 лет». Из неё следует, во-первых, что в 1380 г. обрушился именно главный городской собор, посвящённый Успению Пресвятой Богородицы. Во-вторых, исключительно важны хронологические указания. Оказывается, собор был восстановлен после обрушения за десять лет до росписи, то есть в 1382 г. Скорее всего, это произошло до августа 1382 г., когда Московское княжество подверглось разгрому войска хана Тохтамыша. Отступая назад, по пути в Орду из Москвы, он взял штурмом и разорил Коломну.

Рис 2.jpg
Успенский собор. Рисунок М. Ф. Казакова. 1777 г.

Предполагается, что в росписи Успенского собора 1392 г. принимал участие Феофан Грек. К этой дате предположительно относят приписываемую ему (или его кругу) выдающуюся выносную (процессионную) двустороннюю икону «Богоматерь Донская». По этой святыне главный городской собор уже к XVI в. носил название «Успение Пречистыя Донские». Он был как бы вместилищем, драгоценным ларцом для хранения этой второй по значимости в Московской Руси (после Богоматери Владимирской) чудотворной иконы Богородицы. В Коломне мы имеем некое повторение истории почитания иконы Богоматери Владимирской. Последняя также первоначально существовала как процессионная и, по-видимому, заалтарная. Помещённая во Владимирский Успенский собор, перемонтированная и богато украшенная Андреем Боголюбским, она стала главной святыней Владимиро-Суздальской земли. Подобно ей, Донская Богоматерь стала палладиумом Коломны.

К большому сожалению, до середины ХХ в. о внешнем облике древнего Успенского собора Коломны ничего не было известно. Профессор А.И. Некрасов пытался найти детали XIV столетия в существующем здании собора. Он относил (но явно неудачно) к времени Дмитрия Донского нижние белокаменные части кладки его стен (высота примерно 2,5–3 м) и части порталов. Однако, как выяснилось, все это кладки и детали XVII в.

Впервые с научной точки зрения к изучению собора подошёл выдающийся исследователь культуры (и зодчества, в частности) Древней Руси Николай Николаевич Воронин. В 1947 г. он провёл раскопки внутри и у стен собора. Внутри собора удалось обнаружить необычайно мощный (около 3 м) фрагмент фундамента и начала стены собора 1379–1382 гг. Используя описание Писцовой книги 1577/78 гг. и сообщение Павла Алеппского, Н.Н. Воронин предложил свою реконструкцию внешнего вида здания. Воронину коломенский Успенский собор представлялся огромным шестистолпным (первым в Московской Руси!), трёхапсидным и трёхглавым, на высоком подклете с гульбищем. В плане он весь помещался внутри внешнего контура стен собора XVII в. Буквально через год другой крупный исследователь древнерусской архитектуры, М.А. Ильин, вдохновлённый реставрацией Спасского собора Андроникова монастыря в Москве, дал своё видение коломенского собора.

Рис 3.jpg
Обрушение собора в Коломне. Миниатюра Лицевого летописного свода. 1380 г.

В 1969–1970-х гг. раскопки коломенского Успенского собора возобновили Марк Хаимович Алешковский и Борис Львович Альтшуллер. Они вскрыли 2/3 внутренней площади интерьера и заложили несколько шурфов у фасадов. Выявленная картина оказалась очень сложной. Взгляды исследователей на полученные результаты эволюционировали. Первоначально они считали собор бесстолпным, о чём свидетельствовала беспрецедентная толщина стен. Раскопанные древние основания столпов Б.Л. Альтшуллер отнёс поначалу к XVI в., с чем не был согласен археолог М.Х. Алешковский. Соответственно, в строительной схеме собора появился промежуточный собор XVI в., когда здание Дмитрия Донского предположительно было кардинально перестроено. Соответственно, предполагалось, что писцовая книга и Павел Алеппский описали уже перестроенный Успенский собор. Однако позднее, в кандидатской диссертации, Б.Л. Альтшуллер признал основания столпов принадлежащими к 1379–1382 гг. Характеристики собора Н.Н. Ворониным по результатам масштабных раскрытий оказались пересмотрены. Он теперь обоснованно был представлен как трёхапсидный и четырёхстолпный. К сожалению, эти выводы были опубликованы лишь в 2013 г., более чем через 40 лет спустя после раскопок.

В 1979 г. при земляных работах у северо-западного угла собора были обнаружены редкие белокаменные детали. Для уточнения строительной истории исследования в Успенском соборе в 1982–1984 г. продолжили археолог Аркадий Анатольевич Молчанов и архитектор Вольфганг Вольфгангович Кавельмахер. Они заложили раскоп у северного фасада и проверочный шурф в центральной апсиде. В итоге у фасадов были обнаружены две разновременные кладки стен XIV–XV вв. В апсиде же в кладке стены был обнаружен ещё один загадочный камень с резьбой. В целом, работы 1980-х гг. показали отсутствие археологических следов собора XVI в.

Проведённый нами тщательный анализ итогов архитектурно-археологического изучения Успенского собора позволил утверждать, что сооружению 1379–1382 гг. предшествовал более ранний по времени также белокаменный храм.

Рис 4.jpg
Успенский собор 1379–1382 гг. Реконструкция Н.Н. Воронина

Что свидетельствует о существовании ещё более древнего собора? Это фундаментные кладки и резные блоки. Рассмотрим их подробнее. Фундаментная кладка, ориентированная по линии запад-восток, идущая в среднем нефе ныне существующего собора 1670-х г. и прорезанная основанием его северо-восточного столпа, заглублена в материк ниже, чем фундамент собора 1379–1382 гг., что говорит о её большей древности. К тому же кладка имеет выраженный угол в юго-западном окончании. К остаткам этого же здания можно отнести ранний фундамент одной из раскопок 1982–1983 гг. Если об интерпретации этих фундаментов неизбежны споры (как они увязываются в одно здание?), то находки обработанных белокаменных блоков однозначно говорят о наличии более древнего, чем эпоха Дмитрия Донского, собора. Так, к этому наиболее раннему белокаменному собору достоверно принадлежит оконная перемычка, обнаруженная в основании фундамента столпа собора 1379–1382 гг. Интересно, что на ней просматриваются неоднократные (не менее двух) следы побелок здания. Значит, оно простояло минимум несколько десятков лет. Выразительны и не имеют аналогов в хорошо изученных резных поясах и деталях декора раннемосковского зодчества конца XIV – первой трети XV вв. два резных фрагмента многообломной пучковой лопатки с трилистником и вьющимся стеблем с завитком. Один из них обнаружен в 1979 г. при случайных обстоятельствах, а другой – в кладке XVII в. при раскопках. Оба они были два раза использованы вторично: в фундаментных кладках соборов и конца XIV в., и 1670-х гг. Значит, датируются они ещё более ранним временем. Достаточно грубая обработка рельефа, совсем не гладкая теска лицевых поверхностей, не идеальные грани (свидетельствуют о кладке на густом растворе и широких швах), врубки на боковых сторонах (предположительно для облицовочных плит с рельефами) – всё это не позволяет относить эти артефакты к эпохе Куликовской битвы. Это явно более древняя резьба по камню. Перечисленные кладки фундаментов и детали фасадного убранства – материальные остатки древнейшего белокаменного собора Коломны.

Рис 6.jpg
План раскопок Б.Л. Альтшуллера и М.Х. Алешковского

Ближайшие аналогии орнаментированным блокам обнаруживаются в последнем по времени памятнике владимиро-суздальской домонгольской традиции – Георгиевском соборе Юрьева Польского 1230–1234 гг. Здесь многообломные пучковые лопатки украшены вьющимися стеблями с завитками. Похожий волнообразный побег с пальметтами, побегами с трилистниками и отростками (последние два элемента очень близки коломенским) представлен на древнем реконструированном карнизе притвора этого же собора. Становится очевидной связь резных блоков из Успенского собора Коломны с резьбой предмонгольской владимиро-суздальской архитектурной традиции. Для неё характерны уже не зрительно-объёмные композиции, как на памятниках XII в., а плоскостно-декоративный характер. Исследователи отмечали её схожесть с резьбой по дереву.

Как же могут датироваться блоки с резьбой, и соответственно, храм, которому они принадлежали? Впервые обративший внимание на резной камень с трилистником В.В. Кавельмахер писал, что древние камни принадлежат зданию, построенному за несколько десятилетий (если не столетий) ранее собора Дмитрия Донского и, вероятно, мастерами не московской, а иной школы. Сейчас у нас есть возможность на основании косвенных данных рассмотреть более конкретную датировку.

Представляется совсем невозможным обсуждать их принадлежность к домонгольскому времени. Коломна в XII–XIII вв. принадлежала Рязанскому княжеству. Но каменные храмы, помимо Старой Рязани и Ново-Ольгова городка в других центрах (например, втором по статусу Пронске), Рязанской земли неизвестны. После монгольского нашествия до конца столетия каменное строительство там вряд ли вообще существовало. Остаётся вариант строительства в рамках Московского княжества после присоединения к нему Коломны в 1300 г. Можно быть уверенными, что это не могло произойти ранее строительства Успенского собора в самой столице княжества, Москве, в 1326–1327 гг. Ведь именно со строительства главного городского собора началось оформление стольного города княжества, претендующего на собирание всей Руси. Оно подчёркивало особый статус Москвы как центра пребывания митрополитов всея Руси, фиксировало богатство и повышенные амбиции Ивана Даниловича Калиты. Это строительство знаменовало собой начало возведения последовательной цепочки белокаменных храмов в Московском Кремле. В 1329 г. строится храм Иоанна Лествичника и придел Поклонения веригам апостола Петра Успенского собора. В 1330 г. начато строительство храма Преображения Господня Спасского монастыря. А в 1333 г. возводится «в одно лето» Архангельский собор.

Весьма вероятно, что двухлетний перерыв в строительстве в Московском Кремле (1328–1329 гг.) после постройки Успенского собора и до церкви Иоанна Лествичника связан со строительством каменного городского собора в Коломне. Это кажется весьма уместным и обоснованным, ведь Коломна была вторым по значению после Москвы центром княжества. И после соборного храма в столице резонно было бы начать новое строительство одинакового по посвящению собора именно там. Нельзя исключать возведение первого каменного собора Коломны и после завершения всей серии храмов Ивана Калиты в Московском Кремле (1333 г.). Освободившаяся строительная артель могла быть переведена во второй по значению городской центр княжества. В качестве верхнего хронологического рубежа надо указать на основание Коломенской епархии на рубеже 1352–1353 гг. Первейшей заботой епископа (если он не застал тут уже стоявший каменный храм) становилось строительство своего каменного кафедрального собора. Таким образом, максимально широкая возможная датировка по косвенным данным древнейшего белокаменного собора Коломны лежит в рамках конца 1320–1350-х гг. Предпочтительными представляются более ранние даты в рамках указанного промежутка (1328–1329 гг.?).

Рис 5.jpg
Успенский собор 1379–1382 гг. Реконструкция М.А. Ильина

Для датировки рассматриваемых фундаментов и резных блоков важно выяснить, а сколько в принципе могли простоять раннемосковские храмы? Когда могла быть возможна кардинальная перестройка последних? Соборы Калиты простояли довольно долго – более полутора веков. Насколько нам известно, имеется только один пример относительно быстрой перестройки. Это Благовещенский собор Московского Кремля. Подклет его датируется концом XIV в., а последующая капитальная перестройка – 1416 г. Понимая всю относительность наших рассуждений, мы можем оценить период до капитальной перестройки не менее чем в четверть – треть века. Отнимая от 1379–1382 гг. эти промежутки, в качестве верхней даты наиболее раннего коломенского Успенского собора мы получаем 1340–1350-е гг. Как ни приблизительны эти расчёты, они всё же важны для хронологических привязок.

Являются ли всего два каменных блока с резьбой, оконная перемычка и два фрагмента фундаментов веским основанием для атрибуции и датировки памятника? Конечно, этого очень мало. Однако в самом Московском Кремле после тщательнейшей проверки всех данных А.Л. Баталовым и Л.А. Беляевым обнаружен всего один (!) белокаменный блок с резьбой, достоверно соотносимый с эпохой Ивана Калиты. Это небольшой фрагмент архивольта. Их новейшие исследования показывают, что древнейшее зодчество Москвы было действительно связано с владимиро-суздальской традицией (скорее всего, через строителей Спасо-Преображенского собора Твери, их учеников и последователей). Предполагается, что в Москве в первой половине XIV в. строились храмы очень простых форм. Все данные (в том числе по памятникам Ростова и Твери) свидетельствуют о последнем. Размеры раннемосковских соборов были невелики, а планы – весьма простыми. Белокаменная резьба в них применялась в минимальном количестве, скорее в виде исключения. Это могли быть порталы и, как показывают блоки из Коломны, обрамления лопаток.

Конечно, загадкой является молчание раннего московского летописания о строительстве в Коломне при Иване Калите. В то же время все московские строительные объекты отмечены летописными записями либо о начале и завершении работ, либо только о закладке, либо об освящении. Здесь надо присмотреться к характеру первых летописных известий о Коломне в XIV в. Упомянутая в предшествующем столетии в статье о разорении целого ряда городов при нашествии Дюдени в 1293 г., она полностью исчезает со страниц летописей ровно на 60 лет. Вновь внимание летописцев она привлекла в лишь в 1350-е гг. (причём это упоминания коломенских епископов). Не зафиксированы московскими летописцами оказались весьма значительные события – закладка в первые годы столетия огромного по масштабам Коломенского кремля и его значительная (и весьма трудоёмкая!) реконструкция на рубеже 1320–1330-х гг. опять же при Калите. Очевидно, раннее московское летописание первой половины XIV столетия интересовалось лишь общерусскими и внутримосковскими событиями, не отмечая аналогичных (закладка собора, перестройка крепости) в других городах.

2323.jpg
Два резных блока с «бегунком»

Незаурядной чертой строительства Москвы в правление Ивана Калиты, как подчёркивают А.Л. Баталов и Л.А. Беляев, является, «его размах, хронологическая плотность и последовательный характер». Это, по всей вероятности, была «запланированная» программная акция. В случае отнесения белокаменного собора Коломны к 1328–1329 гг. (а это весьма вероятно!) мы получаем новые данные для подтверждения подобных характеристик. Каменное дорогостоящее строительство началось с возведения столичного собора. Затем оно развернулось в крупнейшем после Москвы городском центре. Примечательно, что и там и там это были храмы с посвящением Успению Богородицы, что также подчёркивало преемственность от великокняжеского Владимира. После отстройки городских соборов в крупнейших городах Московского княжества Иван Калита возводит храм-звонницу Иоанна Лествичника, придел к Успенскому собору Москвы, собор придворного Спасского монастыря и Архангельский собор – будущий храм-усыпальницу для самого Калиты и его потомков. Как справедливо отметили вышеупомянутые исследователи, аналогов программе белокаменного строительства Ивана Калиты с точки зрения количества возведённых объектов и целенаправленности осуществления замысла в других землях и городах Северо-Востока Руси до конца XVII в. не имеется.

Таким образом, в результате анализа археологической документации по раскопкам 1947, 1969–1970 и 1982–1984 гг. удалось доказать существование в Коломне древнейшего раннемосковского храма, более раннего, чем собор Дмитрия Донского 1379–1382 гг. Это был Успенский собор эпохи Ивана Даниловича Калиты.

Алексей Борисович Мазуров, доктор исторических наук, профессор Государственного социально-гуманитарного университета (Коломна). Материал опубликован в №4 (62) историко-краеведческого альманаха “Подмосковный летописец” за 2019 год.

Онлайн-подписка на 2021 год

Здесь вы можете подписаться на журналы «Подмосковный летописец», «Горизонты культуры», «Социальная защита. Подмосковье» и «Образование Подмосковья. Открытый урок» Подробнее