30 Октября Пятница
5 C, пасмурно

Хроники старого дома

18 Октября 2020 7 минут Автор: Сергей Динер 33
Старые дома. Зачастую полуразобранные. С пустыми оконными и дверными проёмами они напоминают стариков с беззубыми ртами. И за каждой такой развалюхой история, порой интересная, яркая. Перелистаем страницы истории дома Казаковых в подмосковном Егорьевске. Сегодня он предстаёт в руинированном состоянии. Быть может, нынешний год последний в его большой, почти 110-летней, жизни. Его адрес: Егорьевск, улица Рязанская, 12А.
ДОМ НА ЯМАХ

Это место имеет историческое название — Ямы. Так в городе называют рабочий квартал, расположенный на пологом склоне большого холма. Часть квартала лежит в низине, т.е. в яме, отсюда и название. Впрочем, есть и другие версии. Разбирать их сейчас не будем. Главное, что сами ямовцы считают, что именно особенности местного рельефа определили это название. С Ямами связан ряд знаменитых личностей: академик АМН СССР, Герой Социалистического Труда Александр Иванович Савицкий (1887–1973); инженер-изобретатель Иван Иванович Медведев (1907–1992), предложивший новую конструкцию опоры электропередачи; лейтенант Пётр Давыдов (1920–1941), геройски погибший в первый день войны при обороне Брестской крепости; Маргарита Елисеевна Буханова (1930–2016), первая в городе женщина офицер милиции; профессор философии Фёдор Данилович Демидов… Список можно продолжить.

ИСТОКИ

Основатель дома — Сергей Петрович Казаков (1866–1933), мой прадед. Я ношу его имя. Ни одной фотографии прадеда не сохранилось. Родственники утверждают, что их и не было — скромный он был, не любил сниматься.

Прадед родился в селе Куровском Запонорской волости Богородского уезда. Места эти издавна назывались Гуслицами. Старообрядческие Палестины. Старообрядцы составляли здесь большую часть населения. Казаковы были сторонниками официального православия. Таких местные старообрядцы презрительно именовали никонианами (от имени патриарха Никона, инициатора церковно-обрядовой реформы середины XVII в.). Для миссионерской работы со старообрядцами в Куровском на берегу Нерской (левый приток Москвы-реки) был основан Гуслицкий Спасо-Преображенский монастырь.

Гуслицкая земля небогатая — пески да болота. Вот и занимались гусляки промыслами. А с середины XIX в. стали возникать текстильные фабрики. В Куровском фабрику открыли Балашовы, выходцы из крепостных крестьян.

Казаковы жили бедно. Прадеда ещё в малолетстве определили на фабрику "разматывать катушки". Рабочий день начинался в 5 часов утра. Маманька хотела, чтобы сынок подольше поспал, и носила его спящего на фабрику на закорках. "Закорки" — означало "плечи", употреблялось только с предлогом "на". Как-то Серёжа во время работы заснул, и мастер больно ударил мальчика катушками по голове.

ДРУГ

Был в жизни прадеда человек, который активно повлиял на его судьбу. Это его друг — Николай Васильевич Смирнов (1860-е — 1942). Он тоже гусляк и тоже никонианин. Так же как Сергей Казаков, с детских лет работал на фабрике. Был учеником мастера по окрашиванию тканей. Оказался смекалистым. Быстро вырос и стал знатным мастером. Слава о нём пошла по всей округе. Прослышал о мастере егорьевский фабрикант Никифор Михайлович Бардыгин (1835–1901). Он сам вышел из простых людей, а потому ценил самородков. Пригласил Бардыгин Николая в Егорьевск, до 1922 г. входивший в состав Рязанской губернии, на свою красильно-отделочную фабрику. Жалование ему достойное положил. Перебрался Николай в Егорьевск. Вскоре домом добротным обзавёлся, выезд свой имел, одевался не хуже господ. Бардыгины его ценили, приглашали в гости. Брали его с собой в поездку во Францию. Никифор Михайлович был большим почитателем цыганского искусства. Любил бывать в таборе, посидеть у костра, послушать песни, полюбоваться плясками. Часто к цыганам ездил с Николаем.

Став успешным и зажиточным, старого друга — Сергея Казакова — Николай не забыл. Сосватал застенчивого Сергея с Марьей — сестрой своей жены Акулины. Так друзья породнились, стали свояками. Марья Матвеевна Казакова (1864–1932) — моя прабабушка.

A9Rpgnc4v_1gsny2h_a1c.jpg
Дом Казаковых

Николай Васильевич помог родственникам перебраться в Егорьевск. В городе уже жил старший брат Сергея — Василий. Он был женат на местной зажиточной мещанке Афимии Николаевне, которой в наследство досталась усадьба в 44-м квартале. Это и есть знаменитые Ямы. Поначалу поселились в небольшом флигеле рядом с родственниками. Сергей Петрович устроился на ткацкую фабрику братьев Князевых. Хозяева его ценили. Они мечтали о расширении дела и строительстве фабрики в Москве, куда предполагали перевести часть мастеров и некоторых наиболее опытных рабочих. Прадеду был обещан перевод в Москву. Но проходили год за годом, а у хозяев дальше разговоров о строительстве новой фабрики дело не шло.

Казаковы решили строиться в Егорьевске. После рождения в 1902 г. дочери Ольги (моя бабушка) флигель стал тесноват. У Казаковых уже было два сына — Семён (1894–1973) и Пётр (1898–1943). Родственники разрешили поставить дом на своей усадьбе. С деньгами помог Николай Васильевич. Так в 1911 г. Казаковы обзавелись своим жильём в Егорьевске.

ВИЗИТ БЛАГОДЕТЕЛЯ

Сохранился в семейных хрониках Казаковых такой забавный случай. Как-то к новосёлам заявился Смирнов. Он был навеселе, опирался на толстую дубовую палку и был решительно настроен. Сразу по-хозяйски полез в печь и тут же возмущённо начал: "Что это за горшки, за чугунки? Старьё одно!" Марья Матвеевна, как могла, оправдывалась: "Только отстроились, денег много ушло. Тебе, благодетель, спасибо, самим бы не потянуть. Ребятки подрастают — им много надо…" Но благодетель не дослушал, а сразу приступил к активным действиям. Хвать палкой — и нет горшка, хвать — нет другого… И чугунки все расколотил. Дошла очередь до буфета: "И здесь старьё!" И тарелки и чашки с блюдцами постигла та же участь. Марья Матвеевна перечить благодетелю не смела. Она лишь молча молилась у семейной Казанской иконы, чтобы Богоматерь Пресвятая вразумила раба Божьего Николая.

A9Rb1j79z_1gsny2k_a1c.jpg
Николай Васильевич Смирнов

Вспотевший и раскрасневшийся от "работы" благодетель обвёл взглядом дом. Увидев, что всё, что можно расколотить, уже разбито, довольный удалился восвояси.

Прошло какое-то время, совсем небольшое, только черепки после погрома убрали. Подъезжают к дому ломовые извозчики. И грузчики вносят большие корзины с новыми горшками и чугунками, кузнецовскими тарелками, чашками с блюдцами.

Так благодетель сменил Казаковым всю посуду. До сих пор у потомков сохранились две кузнецовские тарелки, подаренные столь необычным способом.

ЛИСТАЯ СТРАНИЦЫ ХРОНИК

Можно было бы вспомнить ещё много интересного, но формат статьи не позволяет это сделать. Возможно, когда-нибудь автор посвятит родовому гнезду монографию. А пока бегло просмотрим несколько страниц хроник.

В 1929 г. дом покинул старший сын, Семён. Он окончил партшколу, стал профессиональным партработником. Получил комнату в коммунальной квартире. Ещё в 1926-м у него родилась дочка Лиза, в 1930-м — сын Владимир (впоследствии инженер-геолог, лауреат Государственной премии СССР).

Второй сын, Пётр, в 1931 г. получил почётное звание ударника третьего года пятилетки, окончил бухгалтерские курсы. Женился на приехавшей с Тамбовщины молоденькой квартирантке Наташе Косых. В 1934-м у них родилась дочь Галя.

В родном доме остались жить брат и сестра — Пётр и Ольга. Ольга работала на станкостроительном заводе "Комсомолец", где прошла путь от лаборанта до управделами. Личная жизнь у бабушки не сложилась. Она одна растила дочку Милу. Это моя мама Людмила Ивановна Динер (1935–1999).

A9Rfja4bt_1gsny2n_a1c.jpg
Никифор Михайлович Бардыгин

СУРОВОЕ ИСПЫТАНИЕ

1941 год. Война. Осенью Егорьевск стал прифронтовым городом. Была реальная угроза оккупации. Началась эвакуация промышленных предприятий. В условиях глубокой секретности велись работы по созданию подпольной организации и двух партизанских отрядов.

О подмосковных партизанах и подпольщиках хорошо известно. Их помнят, ими гордятся. При этом практически ничего не известно о готовившихся подпольных организациях в тех городах, которые Красной Армии удалось отстоять, таких, как Егорьевск. Причина этого, главным образом, в двух обстоятельствах. Во-первых, тема несостоявшегося подполья для многих исследователей считается "неинтересной". Во-вторых, известно об этом крайне мало: с несостоявшихся подпольщиков так и не были сняты подписки о неразглашении. Они и молчали. А уже в преклонных годах скупо рассказывали о несостоявшейся работе самым близким.

Завод "Комсомолец" готовился к эвакуации на станцию Тогузак Кустанайской области Казахстана. Но часть оборудования предполагалось оставить и продолжать работу ещё и на месте.

О.С. Казакова готовилась к эвакуации. Уже были собраны вещи. Как-то она вернулась с работы раньше обычного и стала развязывать узлы, распаковывать собранные вещи. На вопросительный взгляд дочки коротко ответила: "Мы остаёмся". И лишь спустя годы дочь узнала, что маму оставляли на подпольную работу. Она должна была стать хозяйкой явочной квартиры. А явочной квартирой должен был стать их дом.

Для Ольги Сергеевны разработали легенду, согласно которой её намеренно дискредитировали. Придрались к специально допущенной оплошности в работе. Был инсценирован скандал с рассмотрением дела на открытом собрании, на доске объявлений был вывешен приказ. Бабушку "исключили" из партии, освободили от занимаемой должности. Ей предоставили другую работу. Она стала … сторожем заводского подсобного хозяйства. Понижение было огромным. Это было настоящее падение. Вместо делового костюма и туфель — телогрейка и сапоги. Вместо отдельного кабинета — дощатая будка с протекающей крышей и печкой-буржуйкой. Орудия труда — свисток и ружьё.

Новая работа не только оплачивалась значительно ниже, но была и опасной. В голодное время всегда находились желающие подкормиться в подсобном хозяйстве. И тогда она свистела, палила в воздух. Сторож в военное время мог стрелять на поражение, но такой вариант бабушка даже не рассматривала.

Пришлось пережить ей и злорадные взгляды некоторых знакомых, словно говорящие: "Допрыгалась, Ольга, так тебе и надо, не всё в начальстве быть". А однажды бабушке передали, что одна соседка в открытую говорит о том, что она будет делать, когда в город придут немцы (в их скором приходе она уже не сомневалась). Она собиралась им сразу сказать, что первая большевичка на Ямах Ольга Казакова, пусть Ольгу вешают, а ей ещё премию дадут. Бабушка, наверное, нарушила инструкцию подпольщика. Она не донесла на соседку. Просто пожалела многодетную дуру. А пожалела бы её соседка, приди и впрямь в Егорьевск враги?

После перехода наших войск в мощное контрнаступление под Москвой несостоявшихся подпольщиков стали возвращать в прежнее положение. Но её место было уже занято. Бабушке предложили другую работу. Потом она перешла на другое предприятие, работала лаборантом. Пенсию заработала копеечную. Льгот не имела, участником войны не считалась. И если бы не помощь дочери, жить было бы тяжко.

В первый день июня свой 96-й день рождения отметила жительница Егорьевска Мария Яковлевна Смирнова, урождённая Белова. В 1941-м она тоже готовилась к подпольной работе. И её 17-летнюю тоже намеренно дискредитировали — "исключили" из комсомола за "потерю билета". Она училась в фельдшерско-акушерской школе. Ребята объявили ей бойкот. Мария Яковлевна подтверждает факт подготовки явочной квартиры в доме Казаковых. Ещё можно добавить, что Мария Яковлевна вдова почётного гражданина Егорьевского района историка-краеведа Владимира Ивановича Смирнова (1924–2016).

A9Rhae17u_1gsny2p_a1c.jpg
Мария Матвеевна Казакова

ВО ВЕСЬ ГОЛОС

Бабушка умерла в 1973 г. После её кончины родовое гнездо превратилось в дачу. Представители Казаковых (пусть и носящие другие фамилии) проводили здесь лето, держали огород, ухаживали за старым садом. Летом дом оживал. Часто приходили родственники, собирались за большим столом, пили чай из самовара, вспоминали пережитое. Рассказы вызывали живой интерес у юных представителей рода.

Конечно, Казаковы гордились да и гордятся до сих пор своим легендарным домом, где готовилась явочная квартира подпольщиков. Чтут потомки и О.С. Казакову, которая должна была стать хозяйкой явки. Но широко об этом не говорили. Скромные люди Казаковы.

Но произошло событие, после которого они во весь голос заявили об особом статусе родового гнезда. Дом принадлежал всем Казаковым. Во всяком случае, в этом все представители семьи были увере-ны. При этом, на кого дом был записан юридически, воспринималась как чистая формальность, в т.ч. и юридическим собственником.

Но, к сожалению, в 2014 г. юридический собственник, который уже несколько лет как порвал с домом (не приходил и даже не платил налоги, за него это делали другие), дом с участком более 7 соток продал, хотя никакой острой необходимости в этом не было. С болью в сердце восприняли эту весть Казаковы. Даже спустя годы боль от утраты не проходит. Бывший юридический собственник принёс семье извинения, и они приняты. Хотелось бы надеяться, что человек этот наконец-то осознает, что натворил.

И вот тут Казаковы впервые в открытую заговорили о доме, о его героическом прошлом. Об этом было сказано и новому собственнику, причём ещё до заключения сделки. Ему также разъяснили, что у дома есть фактический хозяин, что юридический собственник обещал передать ему дом, если сделка не состоится. Увы, рассчитывать на порядочность покупателя не пришлось. Сделка состоялась.

Новый собственник — некто Сидоров — занимался рекламным бизнесом — изготовление вывесок, табличек, указателей и др. Он собирался открыть на этом участке своё производство, заложил фундамент. При этом старый дом совсем не мешает новому строительству, и его вполне можно сохранить. Представители Казаковых пытались выкупить родовое гнездо с минимальным участком, но договориться с Сидоровым не удалось.

Информация по истории дома уже стала достоянием общественности. Казаковых поддержало местное управление культуры, подготовившее справочник о памятниках природы, истории и культуры Егорьевской земли — "Егорьевский район — путь во времени" / Сост. И.Г. Ярич, — М.: "Перо", 2015, куда включили и дом Казаковых (с. 142). А краевед Владислав Никифоров снял любительский фильм "Улица Рязанская", где значительное место уделено многострадальному дому. Фильм размещён в социальных сетях. В 2017 г. создатель фильма В.Ю. Никифоров стал лауреатом премии губернатора "Наше Подмосковье".

Интерес к дому проявило и Российское военно- историческое общество, разместившее сведения о нём на портале "Место памяти".

ВЕСТОЧКА ИЗ ПРОШЛОГО

Несмотря на протесты общественности, Сидоров втихаря начал разбирать дом. Чтобы не было видно с улицы, со стороны двора он начал ломать пристройки. Во время этих варварских работ пришла весточка из прошлого. В доме был найден пистолет военного времени! А это ещё одно неоспоримое доказательство той особой роли, которая готовилась дому в 1941 г.

Весьма маловероятно, что это было табельное оружие бабушки. Вероятно, пистолет предназначался для подпольщика, который так и не пришёл за ним. После войны бабушка не сдала пистолет ни в милицию, ни в военкомат, ни в КГБ… Оно и понятно — она просто не смогла бы объяснить происхождение оружия, ведь подписку о неразглашении с неё так и не сняли. Пришлось спрятать пистолет в доме, а потом о нём забыли. И вот теперь он всплыл.

Сейчас разборка дома приостановлена по требованию общественности. Но надолго ли? Да и сколько простоит полуразобранный бревенчатый дом? Сидоров скоропостижно умер. Сейчас бизнесом занимается его дочь Виктория Лютослав.

Хотелось бы верить, что в год 75-летия Победы разум восторжествует — дом будет сохранён и восстановлен, получит официальный статус объекта культурного наследия и и на нём появится мемориальная доска.

Без имени-1.jpg
Ольга Сергеевна и Галина Петровна Казаковы

ПАМЯТНИК ДОМУ

Ровно через 75 лет после начала Великой Отечественной войны — 22 июня 2016 г., в 4 часа утра остановилось сердце Галины Петровны Казаковой. Ей было 82 года. Она была последним носителем родовой фамилии в егорьевской ветви Казаковых.

В городе её хорошо знали и уважали — учитель с многолетним стажем. В молодости каждое лето она проводила в пионерском лагере — была и воспитателем, и старшей вожатой. Именно по её инициативе пионерлагерь местного хлопчатобумажного комбината вблизи деревни Антипино получил название "Восток". Это произошло 6 августа 1961 г., когда над Землей на корабле "Восток-2" летел Герман Титов.

Недавно на могиле Г.П. Казаковой появился памятник. На стеле не только её портрет, но и гравированное изображение родового гнезда. Поэтому это памятник не только покойной, но и легендарному дому, где готовилась явочная квартира подпольщиков, хозяйкой которой должна была стать моя бабушка Ольга Сергеевна Казакова.

Сергей Эдуардович Динер, старший научный сотрудник МУК "Егорьевский историко-художественный музей" (Егорьевск). Материал опубликован в №1 (63) историко-краеведческого альманаха “Подмосковный летописец” за 2020 год. На нашем сайте вы можете оформить подписку на этот и другие журналы, а также скачать уже вышедшие номера в электронном виде.


Читайте также

Онлайн-подписка на 2021 год

Здесь вы можете подписаться на журналы «Подмосковный летописец», «Горизонты культуры», «Социальная защита. Подмосковье» и «Образование Подмосковья. Открытый урок» Подробнее