20 Января Понедельник
+ 1,5 C, Пасмурно

Левитан ХХI века

09 Января 2020 4 минуты Автор: Максим Митченков 109
В этом году молодой фотохудожник Андрей Олонцев из подмосковной Дубны попал в сотню лучших в мире фотографов-пейзажистов по итогам международного конкурса 35AWARDS (крупная международная премия профессионального фотосообщества 35photo.ru).
«Я вообще не люблю снимать людей», — признается Андрей Олонцев. В поисках спокойных мест и красивых пейзажей он ездит по разным уголкам Московской области, но мечтает добраться и до Байкала. Мы побеседовали о том, как он начинал заниматься фотографией, почему едва не бросил и как изменилась его жизнь после попадания в топ-100.

Андрей, расскажите про конкурс. Почти 6,5 тысячи участников. Около 16 тысяч работ. И вы в сотне лучших. Какие были ощущения, когда узнали результаты конкурса?

Вот честно — я не удивился ничему. Попал в топ-100 — ну и хорошо. Я увидел свою фамилию в списке, причем довольно высоко, и это главное. Это пока начальный уровень. Мне хочется больше, выше. Я пока никакого признания не ощущаю. Для меня будет важнее, если фотографы, на которых я ориентируюсь, мне скажут, что я реально крутой. Но они слишком высоко. Мне кажется, что такие люди выше небоскребов.

После конкурса ваша жизнь изменилась?

У меня стали брать интервью. Газеты, журналы, радио, телевидение. Сразу пошел какой-то резонанс. У братьев, родителей стали спрашивать — а что, у вас сын фотограф? И я чувствую, что у себя в Дубне я на слуху. Меня знает почти весь город. Бывают даже такие ситуации — пытаешься с девушкой познакомиться, а она мне говорит — а я тебя знаю, ты Олонцев. И так каждый раз. Все вокруг косо смотрят. Мне становится несколько не по себе, что все вокруг узнают.

А как все начиналось? Как впервые взяли в руки фотоаппарат?

Мне знакомая дала попробовать. Я видел, как она снимает, и мне стало интересно. Потом купил себе недорогую «зеркалку». Пробовал снимать все подряд — жучков, цветочки разные, людей. Потом свадьбы начал снимать. Но они все одинаковые. Все идут по одному и тому же маршруту, по одному расписанию — выкуп, ЗАГС, мостик, чтобы повесить замочек, а потом ресторанчик. Но это ужас. Это все постановочная съемка. А мне важна естественность. Я вообще людей не люблю снимать. Это с природой никогда не сравнится.

Сразу стало все получаться?

Нет, наоборот, у меня сначала ничего не получалось. Я делал фотографии, сравнивал с работами других людей и думал — какой я ужас снимаю. К тому же обработка была ужасная. Я накладывал на все снимки один коричневый фильтр. И на фото природы, и на портреты. В итоге пропадали цвета. Контраст пропадал. Я сам все портил и не понимал, что это ужасно. Наоборот, я думал, как классно, круто, надо выкладывать. Даже мем был дубнинский в соцсетях «Закат Олонцева»: все фотографии, сделанные на закате или рассвете стали так называть. Все шутили и смеялись. В какой-то момент я даже подумал все бросить.

KgGkjs5-ihQ.jpg

Серьезно? Что остановило?

Рядом были товарищи, которые мне давали щелбана. Более грамотные и опытные коллеги сказали: «Андрей, заканчивай этим заниматься, прекращай фильтр этот накладывать».

Я стал пробовать что-то обрабатывать без общего фильтра, добиваться большей естественности. У меня постепенно начало получаться, и меня начали замечать. И теперь, учитывая, как я подрос, никто не осмеливается смеяться. Такого мема больше нет.

А что сильнее всего повлияло на ваше решение не бросать фотографию?

Был момент, когда я перестал снимать. У меня появилась девушка. Я ее любил и все время уделял ей. А на съемки времени не оставалось. Но потом мы неожиданно расстались. Она меня не любила. А я страдал, мучился. И в итоге вся моя внутренняя боль начала толкать меня на творчество. Что-то внутри говорило мне — бери в руки фотоаппарат и твори. Я понял, что у меня есть внутри какое-то видение, которое помогает передавать все эти чувства. Я до сих пор часто слышу: «На ваши фотографии смотришь и такое ощущение, что ваша душа плачет и от нее веет одиночеством». Это как раз из-за тех чувств, которые живут во мне до сих пор. И в каждую фотографию я вкладываю душу. Ведь фотографии без души — как человек без сердца. И я хотел подчеркнуть, что в такие моменты не нужно опускать руки, а нужно пробовать себя, открывать себя, начинать творить, возможно, получится неплохо.

Есть снимок, которым гордитесь?

Это зимний снимок с лодкой. Он изначально был самым удачным в моем портфолио. И даже до сих пор со многими работами может потягаться. Я сначала даже не верил сам, что это я сделал. Снимок достался мне довольно тяжело. Мороз был минус 25. Я отправился на реку. Даже пришлось пробежаться, чтобы не опоздать на рассвет. Я долго искал, что бы лучше поснимать, пока не нашел эту лодку. У меня был не очень хороший объектив, в кадр все не влезало. Штатива у меня на тот момент не было, поэтому приходилось все снимать с рук. Да еще и сугробы, в которые я вечно проваливался. Сложно было просто устоять на месте, не то что сделать такой снимок. В итоге я даже не надеялся, что получится так красиво. С тех пор я многим людям запомнился именно зимними фотографиями.

Есть ли у вас любимое место в родном городе для фотосъемки?

У меня их несколько. Например, деревня Юркино. Там стрелка — слияние реки Сестры и реки Дубны. Там я сделал один из самых удачных своих осенних снимков с лодкой, после которого меня стали сравнивать с художником Левитаном и даже картину написали по этой фотографии. И тоже на реке Дубне так называемая «пьяная поляна», по дороге в Ратмино. Там вообще как ни снимай, все выглядит необычно.

Сейчас я уже в Дубне не снимаю. Я здесь уже все переснимал (улыбается). А начинал, конечно, здесь. К тому же у меня нет автомобиля, а людей, готовых меня брать куда-то за пределы Дубны, мало. Поэтому я все здесь искал, бегал, катался на велосипеде, искал новые локации. У нас Волга, река Сестра, река Дубна, канал имени Москвы, Иваньковское водохранилище, и все это вокруг города Дубны. Это идеальное место, чтобы начинать фотографировать.

Вы сейчас зарабатываете с помощью фотографии?

Денег с этого пока нет. Хотелось бы, но платить за это никто не хочет. Есть даже такие люди, которые просят бесплатно скинуть им фотографии, чтобы они распечатали и дома у себя повесили. А когда я начинаю про деньги говорить, все сразу испаряются. Но, согласитесь, любой труд должен быть оплачен.

Материал опубликован в №4 (64) журнала “Горизонты культуры” за 2019 год. Фото: Андрей Олонцев

Онлайн-подписка на 2020 год

Здесь вы можете подписаться на журналы «Подмосковный летописец», «Горизонты культуры», «Социальная защита. Подмосковье» и «Образование Подмосковья. Открытый урок» Подробнее