24 Августа Суббота
+ 11,3 C, Ясно

Людмила Слизова: музейная миссия – сохранение культуры

09 Августа 2019 7 минут Автор: Дмитрий Котов 441
Людмила Анатольевна Слизова совмещает две ответственные должности. С 2014 года она – директор Раменского историко-художественного музея, с 2017-го – руководитель Туристско-информационного центра «Раменское». О том, как развивается туризм на территориях, далеких от массовых потоков, о развитии музейной культуры в провинции и о том, как Португалия помогает популяризовать сокровенные уголки Подмосковья – Людмила Анатольевна рассказала в интервью порталу «Атмосфера».
МУЗЕЙНАЯ РОМАНТИКА

Сфера культуры была близка мне с детства. Потом начался романтический отроческий период. Я была погружена в историю, увлекалась литературой, играла в театре. В школе нас возили в Третьяковку, в ГИМ – запредельный, фантастический мир музеев. Хотелось посмотреть, что скрыто за дверями, на которых написано «Научные сотрудники», «Фондохранилище»… При выборе профессии сначала была некоторая растерянность, но я благодарна родителям: мама подсказала, что можно пойти по музейной стезе. Вот уже больше двадцати лет я подтверждаю ее правоту.

Я окончила сначала московский библиотечный техникум по специальности «Музейное дело», затем – Академию работников культуры, искусства и туризма по специальности «Хранитель музейных фондов, специалист художественного музея». В Раменский музей пришла в 1996 году со студенческой скамьи, с большими удивленными глазами, напичканная теорией. Оправдались ли юношеские ожидания? Пожалуй, да.

0-02-04-c0abb4487cce5cb2fd3b43087fe1e7c864e0d5021592a3eb60d2d64ee2fc5023_b236a39.jpg

КУЛЬТУРА И ЦЕРКОВЬ

В то время Раменский музей располагался в здании храма Бориса и Глеба – культовом здании, абсолютно неприспособленном для музейных нужд. Вернее, искусственно приспособленном... Туалет располагался на улице, в «домике неизвестного архитектора», как шутили мы тогда. Для работы научных сотрудников была оборудована сторожка, за водой ходили на колонку. Когда я читала интервью директора Зарайского музея Кирилла Кондратьева на портале «Атмосфера», узнавала и свои будни. Мы тоже носили на работе валенки! Летом выходили погреться на солнышке, потому что в толстых стенах храма замерзали, зато зимой там было невыносимо жарко.

Под фондохранилище был отведен цокольный этаж (скорее подвал) храма, куда мы спускались с особым трепетом. Узенькая деревянная лестница, по которой мы спускались спиной вперед, старинные сундуки, шкафы – все это оставило неизгладимое впечатление. За железной кованой дверью находился проход в княжескую усыпальницу, что вызывало дополнительный трепет… В 2005 году здание было возвращено верующим, сейчас это самый древний и самый красивый храм района. Он был заново расписан по сохранившимся фотографиям интерьеров, сохранившимся в музейных фондах.

DSC_3730.jpg

В большинстве случаев, когда музеи выводятся из культовых зданий, в первую очередь думают о нуждах церкви. Если бы ставилась цель перевести экспозицию в достойное помещение, вопрос решался бы иначе. При переводе нашего музея мы довольно сильно потеряли в плане расположения – храм располагается в самом центре города, а нынешнее здание музея – на удалении от него, хоть и в исторической части. В первые несколько лет после перевода поток посетителей очень сильно сократился. До сих пор некоторые местные жители спрашивают: «Какой музей, в церкви или на Фабричной?» – думают, что их два.

ФОНДОВОЕ БОГАТСТВО

В чем музею повезло – нас переселили в историческое здание бывших фабричных общежитий постройки 1878 года. В то время я занимала должность ученого секретаря. Кто сталкивался с переездом, может представить, что это такое – «обжить» новое помещение, имея 50 тысяч единиц хранения. Упаковать, перевезти и распаковать!

В этом новом здании я проработала ровно год, а потом пошла преподавать в Гжельский художественно-промышленные институт (ныне – университет). Возглавляла вузовский музей, в котором экспонируются дипломные и курсовые работы студентов – художественные и прикладные произведения. В 2014 году, когда я вернулась в музей в должности директора, некоторые коробки были еще нераспакованными. Экспозиция – моя печаль и боль. Каждый год мы обращаемся к руководству муниципалитета с вопросом организации современной, профессиональной экспозиции имеющихся у нас предметов. Все, что мы сейчас имеем, сделано нашими усилиями и возможностями. Надеюсь, что в год 90-летия музея он получит необходимое финансирование, чтобы обзавестись современным оборудованием, в том числе и интерактивным.

DSC_4774.jpg

ЭКСКЛЮЗИВ И ОРИЕНТИРЫ

Сейчас в Раменском музее 70 тысяч единиц хранения. Нашей жемчужиной является большая концептуальная коллекция фарфора и керамики.На территории Раменского района расположен знаменитый гжельский народный художественный промысел, и наши экспонаты максимально полно отражают историю его развития. У нас есть предметы как местного производства (сине-белая гжель, майолика), так и образцы кузнецовского фарфора, созданные за пределами Московской области. К нашему огорчению, нынешние возможности музея не позволяют нам показать эту коллекцию «в полный рост». Экспонируем частями, делаем приуроченные к памятным датам мастеров-художников сменные выставки.

Для меня образцом является экспозиция музейно-выставочного комплекса «Новый Иерусалим» в Истре, сделанная с большим вкусом и профессионализмом: современно, ярко, содержательно. Очень нравится Зарайский музей-заповедник, впечатляет цветовое, художественное решение, вписанность в исторический интерьер. Если выйти за пределы Подмосковья, впечатлил Ивановский музей ситца. Наши экспонаты, среди которых есть шедевры и раритеты, в аналогичной качественной экспозиции «заиграют» иначе, люди увидят их ценность и красоту. В невзрачном оформлении ценность экспоната может быть неявной – и бриллианту, как говорится, нужна огранка.

Зал усадебной культуры.jpg

НЕ ПРОДАЕТСЯ ВДОХНОВЕНЬЕ?

Нововведение 2018 года, согласно которому туризм перешел в ведение Минэкономразвития, а музеи продолжают относиться к ведомству культуры, нас практически не коснулись. В муниципалитете сохранилась прежняя схема взаимодействий.

Когда в муниципальных образованиях Московской области ТИЦы начали открывать при музеях, я сочла это нецелесообразным. Музей – объект туризма, объект посещения, но не профильная организация, которая занимается развитием туризма на всей территории. Музейная миссия в другом, она в первую очередь культурно-просветительская, некоммерческая. Туризм же, на мой взгляд, нацелен на получение прибыли.

РАМЕНСКОЕ И ПОРТУГАЛИЯ – БЛИЗНЕЦЫ-БРАТЬЯ!

В городе Раменское точек притяжения немного: музей, парк, два храма. Куда направиться дальше? Раменский район – один из самых крупных в Подмосковье, у него довольно сложная логистика. Не все туристы, например, знают, что Гжель – это тоже мы, между городом Раменское и Гжелью – существенное расстояние. Тем не менее, всю территорию можно и нужно развивать в контексте туризма.

DSC_4865.jpg

В этом плане нам очень помог опыт прошлого года, когда Раменское принимало команду Португалии, приехавшую на Чемпионат мира по футболу. Во-первых, о нас стало знать больше людей, мы это почувствовали на посещаемости туристско-информационного центра. Раменское зазвучало: о, это там, где сборная Португалии? Мы подкрепили информационный фон, силами ТИЦ проведя выставку «Знакомьтесь, Португалия». Португальская сторона предоставила интересные материалы, и у гостей города появилась возможность познакомиться с культурой этой европейской страны. В этом году мы провели «Дни португальской культуры в Раменском» – с выставками и бесплатными кинопоказами. Они длились почти целую неделю, к нам приезжали посетители из Москвы.

РАЗВИВАТЬ И ПРЕУМНОЖАТЬ

Историческая застройка, включающая в себя здания текстильной фабрики, бывшей Малютинской мануфактуры – настоящий туристический клондайк. В Подмосковье это единственный настолько целостный и сохранный производственный комплекс. Существует концепция развития туристско-рекреационного комплекса городского округа под названием «Раменское – городок фабричный», проработана смета. Радостно, что и муниципалитет, и местный бизнес стали активно подключаться: проводятся работы по благоустройству жилой части комплекса, продумывается вопрос создания арт-объектов, рекреационных зон. Исторические здания должны выглядеть презентабельно, чтобы привлекать туристов. Сейчас проект вышел на финишную прямую и проходит согласование в управлении исторического и культурного наследия Московской области.

DSC_8366.JPG

Также есть здания, которые не входят в комплекс мануфактуры, но находятся рядом с ним – например, бывшая фабричная лавка. Она в частной собственности, и ее владелец, Андрей Александрович Дьяков, буквально влюбившись в историю места, озадачился вопросом возвращения ему первоначального исторического облика. Полтора года назад он пришел в музей, попросил фотографии и чертежи, и сейчас мы видим результат его деятельности. Лавка освободилась от пристроек советского времени, открылась брусчатка XIX века – преображение получилось удивительным. По плану развития места, вернется не только его внешний облик, но и внутреннее содержание, возможно начнет работу пекарня, которая там когда-то была, будут работать мастерские.

На будущий год планов много. В первую очередь, хочется проработать новую экспозицию музея. Я рассчитываю, что это удастся сделать. Сделаем четыре-пять фондовых выставок, которые покажут посетителям музея экспонаты из запасников. Что касается туризма, и это не менее важно, надеюсь приступить к реализации концепции развития территории, которая должна быть утверждена в этом году.

В материале использованы фото из личного архива Людмилы Слизовой