17 Августа Суббота
+ 17,1 C, Пасмурно

Марина Ушакова: женщина, влюбленная в технику

13 Февраля 2019 7 минут Автор: Дмитрий Котов 271
В сорока километрах от Москвы, близ наукограда Черноголовка, в селе Ивановское, находится один из самых молодых областных музеев Подмосковья – Государственный военно-технический музей. В его коллекции – почти четыреста уникальных образцов гражданской и военной техники со всего мира, выпущенных в течение трех веков. Тут есть даже настоящая летающая тарелка! О том, как сделать военную историю интересной, рассказывает наш сегодняшний гость - заведующая экскурсионно-просветительским отделом Государственного военно-технического музея Марина Ушакова.
НАУКА И ИСТОРИЯ

Никогда бы не подумала, что свяжу жизнь с военной техникой. До музея работала в культурно-досуговом центре. По образованию – педагог организации свободного времени для детей и подростков, закончила факультет режиссуры массовых мероприятий брянского института культуры. Когда создавался музей, я жила рядом в военном городке, работа эта была мне нужна. Прямо азарт взял – доказать, что могу сделать хорошо! Разработала кучу проектов, показала, и была принята в военно-технический музей на должность организатора экскурсий. Пришла в апреле, в начале мая дала первую экскурсию, а потом провели масштабную Ночь искусств. Как справилась? Хорошо знала историю и старалась подавать технику через ее призму, очеловечивала суровый мир технологий. Но за годы работы научилась разбираться в технике.

DSC_2783.jpg


ИГРЫ, В КОТОРЫЕ ИГРАЮТ ЛЮДИ

Я поначалу задумывалась – почему люди так легко принимают условия игры? Когда встречаешь их: «Товарищи бойцы, внимание! Три замечания – упал, отжался!» А дело в атмосфере пионерлагеря, которая тут до сих пор сохранилась. Ведь музей был создан на базе пионерлагеря! У нас проходит немало военно-исторических реконструкций, особенно летом. К ним огромное количество посетителей с удовольствием примкнуло бы - просто пожить в палатках! Хочу провести фестиваль – пионерский или комсомольский слет. Ведь огромное количество людей сейчас по этому прошлому ностальгируют. Чтобы побудка, пионерская зорька, линейка, чай из котелка у костра… Я уже нашла 65 человек, которые в этом лагере отдыхали – все уже взрослые, и все говорят, что с удовольствием вернулись бы в это детство.

DSC_2837.jpg


ОТ КАСТРЮЛИ ДО ПОРШНЯ

Раньше я думала, что могу интересно общаться только с творческими людьми. А что конструктор – тоже творец, который работает не со словом или нотами, а с чертежами и материалами – стало для меня открытием. И вот что я поняла: никто никогда не садился, чтобы специально придумать машину: вот, мол, сейчас сяду и изобрету! Технологии развивались постепенно, дополняя друг друга. Закипела кастрюля у инженера, стала крышка звенеть – он придумал поршни парового двигателя. Ехала зимой Мэри Андерсон в трамвае, стало ей жалко водителя, который чистил налипающий снег – и придумала она щетки очистителя…

DSC_2843.jpg

О ПОЛЬЗЕ СПАРТАНСКИХ УСЛОВИЙ


Люди, которые застали советскую эпоху, с огромным удовольствием слушают рассказы о создателях военной техники. Никто из великих конструкторов не жил в особняках, в которых сейчас проживают артисты. Условия были спартанскими. Но у всех в кабинетах стояла маленькая печка-голландка. Для чего? Чтобы успеть уничтожить документы, чертежи. У меня даже была идея сделать интерактив под названием «Шарашка» – так в просторечии называли закрытые конструкторские бюро, «почтовые ящики». Синие халаты, кульманы…

БУДЬ У ПУШКИНА ЭКСПРЕСС


Я не типичный музейный работник, у меня нет профессиональных рамок. Стараюсь анализировать, что людям интересно, и делать именно так. Работая с информацией, пробуешь разные варианты – который из них больше заинтересует посетителей? Например, давайте посмотрим на развитие цивилизации не через призму культуры, а через призму технологии. Не сидел бы в своем холодном Болдине Пушкин, будь у него автомобиль или билет на скоростной поезд! Он бы быстренько собрался и поехал смотреть, что творит красавица-жена…

DSC_2797.jpg

ЛЕТАЮЩИЙ АВТОБУС


К нам в музей приезжал академик Ростислав Михайлович Пушкин, который работал над двигателем для «ЭКИПа» – советской «летающий тарелки». Спрашиваю его, как вы додумались до идеи, что двигатель такой сложной машины может работать на воде? Да, это не шутка – в топливе для «летающей тарелки» 70% воды. Стала интересоваться, искать – в итоге докопалась до закона Бернулли… Так вот, «ЭКИП» уже был неинтересен, он сочинял для Москвы летающий автобус, который мог бы подлететь к окну, загрузил людей и улетел… Какие удивительно интересные люди, какие нестандартные категории мышления!

«ЭКИП» – это мой любимец. Я забрала его за две недели до того, как от завода остались руины. Образцов было два – один даже не стали собирать, сдали на металлолом. В ходе этой «спецоперации» мне удалось пообщаться с множеством интересных людей, конструкторов. Они становятся добрыми друзьями музея, приезжают в гости. Прошлым летом наведывался менеджер проекта «ЭКИП» Савицкий, бывший директор Саратовского авиационного завода Ермишин, а с ними – инвесторы. Оказывается, сегодня можно ставить знак равенства между стоимостью выпуска пассажирского самолета «Ан-2» и девятиместным «ЭКИПом», который по экономии и грузоподъемности втрое продуктивнее. Может быть, проект получит вторую жизнь.

DSC_2874.jpg


ПАМЯТНИК ФАРЕ

Я хотела сделать в музее интерактивный памятник фаре – чтобы она заработала, нужно покрутить динамо-машину. Хочется проанализировать, откуда к нам едут посетители – но не формально, а тоже в игровой, интерактивной форме. Представьте: силуэт автомобиля, сделанный из обрезков труб. В каждое такое отверстие можно будет положить и замечание, и предложение о работе музея – и, конечно, записку со своим адресом. Эти данные будут полезны для работы – и посетителю будет интересно поучаствовать в таком опросе.


Я пришла в музей, когда у нас была посещаемость 16000 человек в год. Через год мы сделали 32000. Потому что не работаем, а живем на работе. Говорим людям, что пришли сюда ради них. Это сложно, да и аудитория не всегда простая. Дети сейчас совсем не такие, как раньше. Но иначе работать нельзя.

Фото: Сергей Калугин