19 Июня Среда
+ 24,7 C, Ясно

Масами Чино: меня всегда спасал балет

02 Апреля 2019 10 минут Автор: Алексей Сокольский 250
Сегодня мы расскажем историю о том, как девочка из Японии приехала в нашу страну, чтобы исполнить свою мечту - учиться балету, танцевать на большой сцене. Точнее, она сама расскажет. Знакомьтесь - Масами Чино, солистка, а теперь и педагог-репетитор Московского областного государственного театра "Русский балет".

 
- Масами, зная, что вы родились в Японии, но много лет живете в России, невозможно не спросить, как вы сделали такой выбор?

У моей мамы в Токио своя школа хореографии, поэтому можно сказать, что я все время в балете, а заниматься стала с трех лет. Никогда меня мама не заставляла, просто мне всегда это было интересно. Лет с десяти начала участвовать в конкурсах — самодеятельных, конечно, — но мне это очень нравилось и получалось легко. Я росла, мама стала часто привлекать меня в спектакли своей школы, и я стала танцевать детский балет. И тут один из педагогов, в которой, как мне кажется, есть и русская кровь, посоветовала маме: «Девочку надо отправить в Россию, у нее нет основы…»

В то время поехать в Россию было очень сложно — мешал, как это сейчас называется, «железный занавес», но мама стала искать какой-то «канал», возможность. А в 1985 году на гастроли в Японию в первый раз приехало Московское хореографическое училище, ректором которого была Софья Николаевна Головкина. Она давала уроки и вела курс. Я пришла туда, подошла к ней и, несмотря на то что была еще очень неуверенной в себе и очень боялась, сказала через переводчика: «Я хочу у вас учиться». Она ответила: «Приезжай, ты девочка способная».

Первый раз я приехала в Россию по туристической визе. На месяц. Головкина меня очень хорошо приняла. А я посмотрела — какая школа! Двадцать залов, сцены… А столько уроков! — И классические, и характерные, и дуэты, и гимнастика…  Занятия — с девяти до шести. Это для меня было просто счастье! Меня ведь никто не заставлял. Просто я с детства очень любила балет, он и был моей мечтой.

0ksdUeGRkB4.jpg

Месяц я занималась с утра до вечера, меня приводили попробовать в разные классы, и везде меня очень хорошо принимали. И я сказала: «Я хочу здесь учиться!»

- То есть, приехав на месяц как турист, вы вместо того, чтобы рассматривать достопримечательности, занимались?

Да, когда вспоминаю… Что я тогда знала, что слышала о России? Только — «пирожки». А их нигде не продают! И я искала пирожки. Вижу очередь: «Может, это пирожки продаются?..»
Но, несмотря на то, что везде были очереди, несмотря на другие какие-то сложности, мне в России нравилось. Трудностей я не ощущала. Наверное, мне все это казалось просто экзотикой. И я очень хотела учиться в России!

Но проблема с визами оставалась, и надолго приезжать сюда я не могла. В следующий раз поехала опять-таки на короткое время. А в Японии стала учить русский язык: ходила на специальные курсы. Наконец, в 1988 году я получила визу, позволяющую поехать на долгий срок. И так как до этого я приезжала пусть и на короткое время, но часто, Головкина меня направила сразу в выпускной класс. Через год я закончила училище, и, несмотря на то, что в магазинах ничего не было, что даже с едой были проблемы, я все равно не хотела отсюда уезжать. Я хотела жить и работать здесь, в России.

WhatsApp Image 2019-02-28 at 07.36.07(1).jpg

В то время иностранцам работать здесь еще было практически невозможно, но — в Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича- Данченко меня приняли, оформив как стажера. И почти год я там отработала. Но театр — дело сложное. В школе меня очень хорошо принимали, меня любили, а в этом театре все стало как-то непросто: я не чувствовала внимания к себе, я хотела танцевать, а ролей нет, сольные партии танцевала только два раза, остальное — в кордебалете. Этого для меня было очень мало. Я хотела репетировать и танцевать 24 часа в сутки.

И тогда я решила попробовать в другом театре, и в августе 1990-го года пришла в «Русский балет» к Гордееву. Помню, как мы поговорили. Он ничего не обещал. Но я очень много занималась, работала над собой, и Вячеслав Михайлович это, наверное, увидел и начал давать какие-то роли. Он стал для меня и учителем, и наставником. Хотя всякое бывало. Бывало, и ссорились… Но вот уже сколько лет прошло. И так получилось, что у меня в душе всегда была Россия, и в Японию я теперь уже приезжаю, как гость. Приезжаю к родным — мама и папа уже старенькие, надо их иногда навещать.

- Значит, Россия вам теперь ближе?

Это естественно — в Японии я жила до 16 лет, а основная моя жизнь прошла уже здесь. У меня здесь дом, у меня здесь муж и сын.  Сын тоже в балете — в Большом театре. Я сама создавала свою жизнь, во многом, конечно, благодаря Вячеславу Михайловичу и другим людям, которые мне всю мою жизнь помогали.  

- Какие роли, которые вам приходилось исполнять на сцене, совпадали с вашими желаниями? Какие из этих ролей вы считаете лучшими, любимыми?

Моя самая любимая роль — это Коппелия. Я этот спектакль очень любила. Вообще мне часто доставались «кукольные партии»: Коппелия — это кукла, в «Щелкунчике» — кукла Коломбина, есть куклы и в номерах, которые ставил Вячеслав Гордеев, — например, театр Карабаса. Такие номера мне давались легко, и мне всегда нравилось их танцевать.

Приходилось и в кордебалете стоять. Особенно на гастролях. Например, «Лебединое озеро» — поначалу все четыре акта стояла… Но вот — дали па-де-труа, «маленькие лебеди».  Мне это очень нравилось, много танцевала.  Потом — неаполитанский танец в третьем акте, а в четвертом — опять в кордебалете. Не интересно, надоедает, но что делать?! Всегда старалась доказать, что могу больше. И Вячеслав Гордеев такую возможность давал: я стала танцевать pas de deus из балетов «Сильфида», «Бабочка», «Жизель», «Талисман»… Танцевала партию подруги Китри в «Дон Кихоте»,  Машу в «Щелкунчике», Китайскую красавицу в балете «Семь красавиц», в «Спящей красавице» — Фею Бриллиантов. Специально на меня Вячеслав Михайлович ставил хореографические миниатюры — «Слепая» на музыку Л. Ричи и «А по утру они проснулись» на музыку Кастелланоса — эти работы очень дороги для меня.

- Давайте вернемся в те времена, когда вы только начинали учиться в России. Балет, конечно, — искусство без слов, но общаться-то приходится и помимо сцены. У нас считается, что японский язык — очень сложный для изучения, а многие иностранцы говорят, что русский — тоже очень непростой. Сегодня вы по-русски говорите просто замечательно, легко ли вам это далось?

Как сказать?.. Сейчас здесь учатся и работают очень многие японцы, а в то время их просто не было. По-английски в училище тоже практически никто не говорил, иностранцев не было. Естественно, пришлось говорить по-русски… Сначала со словарем. И — как-то научилась.

У нас так учат плавать, бросают с лодки: выплывешь — молодец, «утонешь — домой лучше не приходи!»

DSC_6372.jpg

Да, так получилось, что в японской школе я все время учила английский, но так никогда на нем и не говорила, а русский не учила, а говорю. Правда, в институте, в который я пошла после первой поездки в Москву, был хороший педагог: по-японски на уроках он вообще не говорил, показывал картины и называл по-русски то, что на них изображено. С этого и началось. Сначала слова, потом фразы…

- И еще одно возвращение в прошлое: вы работаете в России с 1990 года — не самое, скажем так, легкое время и для страны, и для искусства. Что помогало вам, и что помогало театру «Русский балет» в эти тяжелые годы? Не было ли мыслей все бросить и…?

О том, чтобы бросить и уехать, не думала никогда. Наш театр в это время очень много гастролировал, и в Москве мы практически не находились. Да, когда возвращались в столицу, проблем было много — и, опять же, с оформлением виз, с жильем, плюс — с продуктами очень плохо… Но на гастролях мы очень неплохо зарабатывали, а поэтому в это сложное время абсолютно не чувствовалось, что оно сложное. И, конечно, мне очень помог театр. Меня всегда спасал балет!
 
- 15 апреля состоится ваш бенефис «Русский балет в японском сердце». Можете ли поделиться хотя бы какими-то секретами: что увидят те счастливчики, которые на него попадут?

Конечно, сама я уже мало танцую, только вот готовясь к бенефису. Но у меня есть сын Марк, уже
второй год он работает в Большом театре. Еще в кордебалете, но уже и много сольных номеров танцует. И в день бенефиса я в первый раз хочу попробовать составить с ним дуэт. Надеюсь, что получится. Это, наверное, и будет самым интересным — сын танцует с мамой!..

Теперь о том, что касается остальной программы. Я уже лет десять, наверное, преподаю детям в хореографической студии при японском посольстве. Мои воспитанники участвуют иногда в спектаклях «Русского балета». Будут они выступать и на этом концерте.

- То есть вашим японским ученикам проще — у них есть здесь свой человек!

Да, в театре я работаю репетитором-педагогом, и мои ученицы тоже примут участие в концерте.
Кроме того, Вячеслав Михайлович мне дал возможность самой осуществлять постановки, восстанавливая классический репертуар. Некоторые номера хочу подготовить к бенефису. Готовятся выступить на бенефисе мои друзья и из «Русского балета», и из других театров. Например, моя хорошая подруга — ведущая балерина «Кремлевского балета». Но самый большой подарок для меня то, что на мой бенефис прилетит из Токио моя мама Тотико сан. Ей 87 лет. Она стала началом нашей балетной династии. Бенефис проходит в рамках Года Японии в России (2018-2019 гг.).

- Как вы считаете, что из искусства вашей родины — Японии не достаточно известно и оценено в России? С чем жителям нашей страны нужно обязательно познакомиться?

Наверное, все русские знают про театр кабуки и про японские барабаны. Меньше — про театр но и про бунраку — кукольный театр Японии. А ведь есть еще театр така радзука. Если в кабуки все роли, в том числе и женские, играют мужчины, то в театре такарадзука наоборот — все роли у женщин. Об этом наверняка знают не все. Кабуки — театр классический, такарадзука — более современный, но тоже очень интересный.

- «Русский балет» — театр подмосковный. А какие места в Московской области стали для вас за годы жизни в России наиболее близкими?

Мы много работаем в Подмосковье — это приоритетная задача театра, а благодаря Вячеславу Михайловичу, который не так давно был депутатом Московской областной думы и курировал Сергиево-Посадский район, мы часто ездим в Сергиев Посад, который стал для меня очень приятным и близким. Это очень красивый город. И сцена там очень хорошая. Есть и другие любимые города — Подольск, Воскресенск, Красноармейск… Там всегда очень хорошо принимают.

Интервью с Масами Чино будет опубликовано в новом, весеннем номере журнала "Горизонты культуры".

Фото: Сергей Калугин, архив Масами Чино.