26 C, ясно

Мещерское – село оригиналов и копий

04 Апреля 2022 4 минуты Автор: Надежда Горлова 175
Мещерское (без ё) – посёлок в Чеховском городском округе Московской области - относится к сельскому поселению Любучанское. В нём находятся психиатрическая больница № 2 им. Яковенко – одна из старейших и крупнейших в России, и Мещерское медицинское училище. Мы добрались туда на рейсовом автобусе, все взрослые пассажиры которого ехали с передачами в больницу, а юные – в училище на занятия.
Незадолго до Мещерского за окном автобуса вздыбился циклопический призрак недостроенного владельцем частного горнолыжного спуска. Смотрится он среди подмосковных равнин и домиков впечатляюще. Заброшенный, когда-нибудь он начнёт не менее впечатляюще разрушаться. Спуск на огороженном высоким забором участке, близко не подобраться. Раньше рядом находилось имение Владимира Черткова (секретаря Льва Толстого) Мальвинское-Отрадное. Толстой там гостил, заезжал и в Мещерское. Автобус останавливается рядом с больницей (училище тоже в двух шагах). На территорию попасть просто, все местные через неё ходят, а кто-то и живёт.

Зачем нам стремиться туда? Больница расположена в усадьбе Боде-Колычёвых, которую посмотреть стоит. От этого места веет чем-то литературно-безумным.

Дом построен после 1817 года (когда точно - неизвестно, но если строитель следовал моде на архитектурные течения, то ближе к 1830-м) в весьма эклектичном духе: и псевдорусский стиль, и восточные мотивы, и совершенно неожиданно – египетские куросы-теламоны, если можно так выразиться. Кто они – чуть позже.

Состояние усадьбы огорчает. Как живут пациенты, не знаю, надеюсь, другие корпуса более благоустроенные. Больница большая, старая… А Мещерское – старинное село, и усадьба стоит на месте древнего славянского поселения. В окрестностях, в пойме Рожайки – семь курганов вятичей.

COA_of_Mesherskie.jpg
Герб князей Мещерских

Село много раз меняло название. С XIV века место известно как слобода Дмитрия Донского, в 1627 упоминается в источниках как Макеева пустошь, которой к тому времени владел князь Иван Михайлович Мещерский. В 1695 году его внук, Фёдор Иванович, построил здесь деревянный храм. Владение обрело как современное название, так и ещё одно, по имени храма – Покровское тож. В документах 1917 года отражено только одно, "светское" наименование, так и по сей день. А ещё в 1910-м село звалось Покровским-Мещерским.

Мещерские владели местом до 1708 года, затем через ещё одни руки оно было приобретено стольником Матвеем Васильевичем Колычёвым.

На рубеже XVIII –XIX веков Покровская церковь обветшала, помещики её не ремонтировали. Село превратилось в сельцо Мещерское и вошло в приход соседней церкви Спаса Нерукотворного Образа в Спасском-Прохорове – владении Трубецких.

В 1815 году барон Лев Карлович Боде женился на Наталье Фёдоровне Колычёвой и получил за ней в приданое Мещерское. Так усадьба на семьдесят лет перешла по владение семейства барона Боде, участника войны 1812 года, президента Московской дворцовой конторы, главного строителя Большого Кремлевского дворца. Жена Льва Карловича была последней представительницей боярского рода Колычёвых, родственницей одного из прошлых владельцев имения и – митрополита Филиппа, убитого Иваном Грозным и позже канонизированного.

3e8jirc6.jpg
Покровский храм до реставрации

Предположительно, один из сыновей барона Боде, Михаил Львович, стал инициатором строительства оригинальной усадьбы в Мещерском. Во всяком случае, в своём имении Лукино Звенигородского уезда Московской губернии (сейчас это Переделкино, резиденция патриарха) построил комплекс зданий в аналогичном псевдорусском стиле (а также мемориал рода Колычёвых, и церковь Святителя Филиппа, где будут похоронены многие члены семьи Боде). Вообще Михаил Львович – историк, археолог, коллекционер, помощник директора Оружейной палаты – много сделал для увековечивания памяти рода своей матери. Для сохранения знатной фамилии ему дозволено было именоваться Боде-Колычёвым и принять герб рода Колычёвых.

Но вернёмся в Мещерское. Архитектура главного барского дома соединяет черты русского узорочья с восточными орнаментами, теремки как элементы завершений кое-где сохранились. А самое интересное – атланты, или теламоны. Поза греческих куросов, которые обычно обнажены, а эти нет, на головах – немес, убор египетского фараона, однако отсутствуют обязательные для фараонов бороды; и набедренные повязки, точнее, фартуки-схенти ни на что не похожи, но вообще что-то очень знакомое, хрестоматийное… Узнали? Эллинизм, Антиной в образе Озириса. Два Антиноя обрамляют окно.

Оригинал из мрамора 130–138 годов найден в Тиволи, на вилле Адриана в 1739-м, сейчас в музее Ватикана. Антиной, юный грек, возлюбленный императора, утонул, купаясь в Канопусе, одном из притоков Нила, был обожествлён и удостоен множества изваяний в образах разных божеств и героев. Озирис – потому что юноша погиб в Египте.

Без имени-1.jpg
Антиной в образе Озириса

Статуя выполнена в традициях римской пластики, передаёт портретное сходство, но прямые плечи и вытянутые по бокам руки напоминают о классической египетской скульптуре. Кстати, точно такие же Антинои, но мраморные, купленные у заграничных мастеров, фланкируют входные группы в Голубом зале театра-дворца в Останкино у Шереметева.

Боде взяли идею у графа Николая Шереметева, выписавшего "идолов" из Италии не позднее 1801 года? Но на головах у Мещерских Антиноев ещё и капители, похожие на завершения лотосообразных египетских колонн. У Шереметевских Антиноев такого нет, как нет и у Антиноев в Павловском дворце, и у других наиболее известных в России. Зато есть у теламонов-Антиноев в Пио-Клементино, тоже из Тиволи.

Трудно определить, откуда именно Боде взяли эту идею оформления, ведь после египетского похода Наполеона 1798–1799 годов в Европе и России началась настоящая "египтомания" – и изображение Антиноя-Озириса тоже стало модным. (В годы правления Адриана скульптур таких было произведено множество из конъюнктурных соображений, и немало дошло до нас). Но не исключено, что Боде и сами бывали в папском музее.

Помимо дома сохранилась готическая башня с въездными воротами с гербом баронов Боде. Ныне это жилой дом.

3333.jpg
Клинико-диагностическое отделение с готической башней

Кроме оригинальных построек, Боде оставили прекрасный ландшафтный парк. Сейчас он влился в больничные владения. То, что от него осталось, запущено, и с 1934 года было украшено довольно странным Ильичом по слепку Сергея Меркурова. Сейчас скульптура на реставрации, потом её поставят на территории школы. Возможно, облагородят и парк.

В Мещерском подолгу гостил поэт и князь Александр Иванович Долгоруков, вторым браком женатый на баронессе Анне Львовне Боде. Анна Львовна до замужества была фрейлиной, любила петь на клиросе и много раз заводила романы. В 1852 году за интригу с итальянским певцом Джованни Марио попала под надзор Третьего отделения и была удалена от двора. После чего вышла за пожилого князя Долгорукова, принеся ему хорошее приданое. Сам же князь прославился не столько стихами (у него есть и стихотворения, написанные в 1852–1859 годах в Мещерском, но из которых нет ничего интересного для цитирования), а тем, что, участник Бородинской битвы, сражений под Тарутиным и Малоярославцем, в 1813-м отправился куда-то с депешами от военного министра, но в дороге проиграл казённые 3 000 рублей, заложил у трактирщика амуницию и мундир, бросил депеши и слугу, загулял, вернулся в Москву и просил об отставке. Был судим, но благодаря заступничеству военного министра князя А.И. Горчакова, женатого на родственнице Долгорукова, признан сумасшедшим. Охотно посещал Мещерское.

Вместе с Долгоруковыми в Мещерском бывали поэт, критик и баснописец Пётр Александрович Новиков (тоже цитировать не хочется) с супругой Антониной Ивановной – родной сестрой Долгорукова. Впрочем, она велела называть себя Варварой. Все тут были людьми по-своему оригинальными.

pyatiglavie.jpg
Покровская церковь, наши дни

Наталья Фёдоровна Боде решила восстановить Покровский храм. В 1853–1859 годах под руководством известного архитектора Фёдора Рихтера, основоположника научной реставрации, работавшего и с Большим Кремлёвским дворцом и с храмом Христа Спасителя, была построена Покровская церковь, стилизованная под формы русского зодчества XVII в. Господствовала эклектика, но чисто псевдорусский стиль вполне вписывался в предпочтения Боде, а Фёдор Фёдорович Рихтер – эталон бережного отношения к истории архитектуры.

Покровский храм – один из наиболее ранних примеров беспримесной архитектурной стилизации, и очень удачный. Освятил его знаменитый митрополит Московский и Коломенский Филарет (Дроздов).

В 1859-м скончался Лев Карлович Боде, а через год его супруга Наталья Фёдоровна. Оба были погребены в часовне-склепе у Покровского храма.

В 1867 году усадьбу продали, а прах родителей перенесли в Лукино, имение Михаила. В Мещерском осталась могила только Льва Львовича Боде (1820–1855), предводителя дворянства Подольского уезда. Похоронен у правого клироса церкви.

В 1890 году последняя владелица продала Мещерское Московской губернской земской управе для создания первой в Подмосковье психиатрической больницы, которая вскоре оказалась одной из лучших не только в России, но и в Европе. А церковь стала больничным храмом.

on7tnnfz.jpg
Психиатр Владимир Иванович Яковенко

С 1893-го начался приём пациентов, возглавил больницу доктор Владимир Иванович Яковенко, чьим главным принципом было обходиться с больными без насилия. Он применял новаторские практики терапии. Например, здесь создали ферму и разбили фруктовый сад, где пациенты сами работали. Практиковалось проживание душевнобольных в семьях крестьян соседнего села Любучаны. Как к этому относились крестьяне, неизвестно. Подобными методами чуть позже и Усольцев лечил своих пациентов, включая Врубеля. Архитектором Эдуардом Крюгером были возведены больничные корпуса и вспомогательные помещения.

В 1894 году больницу посетил Чехов, приезжавший на Съезд земских врачей. Часто встречается мнение, что тут Чехов вдохновился на "Палату № 6" и "Чёрного монаха". Увы, первое написано в 1892-м, а второе в 1893-м. Зато Чехов составил шутливое "врачебное" меню для Мещерского:
"Меню 4-го мая 1894 года, с. Покровское-Мещерское.

1. Продрома с соусом из ощущений голода и жажды. Салат из вздоров.
2. Инкубация. Меланхолическая рябиновка, маниакальная поповка, с десертом из разнообразных жертв борьбы за существование.
3. Зеленые щи на алкогольной почве, но без признаков вырождения, вместо которых – ватрушки и пирожки с начинкой из подкорковых центров.
4. Параноический ростбиф-монстр, с бредом величия. Приправа: горький бред преследования. Рекомендуется запивать лёгким вином и пивом.
5. Систематизированный бред с соусом из заздравных тостов.
6. Мороженое в качестве пузыря со льдом под язык.
7. Общая спутанность под влиянием алкогольных галлюцинаций.
8. Чай из лекарственных трав с патентованными лепёшками Абрикосова.
9. Подозрение на прогрессивный паралич: расстройство координации движений.
10. Благодетельный сон с внезапным выздоровлением".
Такая вот медицинская шутка. С литературой Мещерскому ну никак не повезло. Даже Чехов отделался милым пустяком. Зато повезло с изобразительным искусством.

Консультационный корпус больницы, в центре – бывшая водонапорная башня. Здесь находилась квартира, в которой гостил Казимир Малевич. В 1907 году художник впервые приехал в Мещерское после того, как его бывшая жена Казимира Зглейц, устроившись работать в психиатрическую больницу фельдшером, увезла туда детей. Малевич обнаружил, что Казимира уже уехала оттуда с врачом, которого полюбила, а детей временно оставила на попечение дочери завхоза больницы Софьи Михайловны Рафалович, которая и стала второй женой художника в 1909 году. В этот период Малевич работал над идеями религиозных фресок, переосмысливая канонические сюжеты. Хочется думать, что Мещерское его вдохновляло.

1cat2o4s.jpg
Памтяник Ленину в Мещерском

В 1929-м храм закрыли. Уничтожили верхнюю часть, разобрали колокольню, разделили основной объём перекрытиями на два этажа и в 1960–1970-е годы в здании храма действовало кафе, для прохода в которое прорубили дверь в центре алтарной апсиды. На втором этаже была библиотека.

Во время Великой Отечественной войны в усадьбе размещался военный госпиталь – здесь вылечили 2310 человек (это указано в памятный табличке на одном из корпусов).

С 1968 года в психиатрической больнице в Мещерском содержалась монахиня Валерия Макеева, диссидент и участник религиозного самиздата. Монахиня изготавливала молитвенники и фотокопии икон – то, чего не хватало верующим в те годы. В 1994 году в Покровской церкви возобновились богослужения, в 2011-м – воссоздан внешний облик храма.

К сожалению, не удалось попасть внутрь, церковь открывается только для праздничных богослужений. Рядом мирно паслась корова под бесстрастными взглядами разрушающихся, но не теряющих надменности Антиноев...

Фото: wikimedia.org, otzyv.ru, insted.clan.su, esosedi.org

чеховский район усадьбы подмосковья культура история


Онлайн-подписка на 2022 год

Здесь вы можете подписаться на журналы «Подмосковный летописец», «Горизонты культуры», «Социальная защита. Подмосковье»
и «Образование Подмосковья. Открытый урок» Подробнее

Выберите город