20 Марта Среда
+ 2,9 C, Пасмурно

Одигитриевская церковь в селе Чернево: возрождение храма и его истории

Последние годы знаменуются восстановлением многих храмов и монастырей, разрушенных в годы советской власти. История храма в честь Смоленской иконы Божией Матери, именуемой «Одигитрия», в селе Чернево

Последние годы знаменуются восстановлением многих храмов и монастырей, разрушенных в годы советской власти. История храма в честь Смоленской иконы Божией Матери, именуемой «Одигитрия», в селе Чернево Зарайского района схожа с историей множества других поруганных святынь. А вот его возрождение – удивительный пример восстановления не только храма и молитвенной жизни в маленьком селе, но и истории родного края.

История в камне

Этот храм, построенный в 1875 г. на месте сгоревшей деревянной церкви Архангела Михаила XVII в., был закрыт в 1930-х гг. Сначала в нём устроили клуб, затем склад. Неудивительно, что к концу 1990-х гг. он пришёл в аварийное состояние: своды алтарных апсид и кровля полностью отсутствовали, стены были выветрены, часть декоративных элементов утрачена. Оставались лишь ярусы трапезной и колокольня, несколько колонн и фрагменты внутренней росписи. В таком виде в 1999 г. его передали Русской Православной Церкви. Летом под открытым небом стали регулярно совершаться молебны, а по большим праздникам – литургии. Но о восстановлении храма крошечной общине оставалось только молиться. Объём работ, который требовалось здесь провести, был гигантским. Спонсоров не было, а своими силами немногочисленным прихожанам было не справиться.

0HV_4792.jpg

Староста Одигитриевской церкви Тамара Евгеньева рассказала нам, что перебралась в Чернево из Москвы семь лет назад. Искала дом в Зарайском районе как раз в тот год и те дни, когда в селе умирал предыдущий староста. Рассказывают, что перед смертью он просил Господа лишь о том, чтобы в Черневе появился человек, который собирал бы людей на молитву.

– Помню, мне рассказали про Чернево, я приехала сюда и решила обосноваться в этом селе, – вспоминает староста. – Когда увидела разрушенную церковь, была рада, что хоть такой храм, а есть. Сперва приходила, молилась и просто вставляла свечи в стены. А потом попросила у настоятеля благословения читать акафист Божией Матери, Архангелу Михаилу и апостолу и евангелисту Матфею (в их честь освящены центральный и боковые приделы). Вместе с другими прихожанами мы стали регулярно собираться здесь и молиться о возрождении храма. Приходили сюда и в снег, и в дождь. Никто, кроме нас, не верил, что получится его восстановить. Над нами даже смеялись: они, мол, ходят в разрушенную церковь. А мы отвечали, что Ангел остаётся на месте освящённого храма до скончания века. И вот в один прекрасный день к нам приехал наш нынешний настоятель, отец Пётр Спиридонов, и рассказал, что попечение над нашим храмом взял Благотворительный фонд Московской епархии по восстановлению порушенных святынь. Трудно передать, какая это была для нас радость! Вскоре появились рабочие, поставили строительные вагончики, и теперь с Божией помощью прежняя красота постепенно возвращается.

33344807_1696058917146426_7952229504431161344_n.jpg

– Одигитриевский храм в селе Чернево является памятником архитектуры местного значения, – говорит протоиерей Пётр Спиридонов. – Главное управление культурного наследия Московской области контролирует ход реставрации и принимает работу. Летом 2018 г. все восстановительные работы планируется завершить. В Зарайском районе ещё много разрушенных церквей, и конечно, сердце болит о каждой. Но теперь мы видим, что если в храме, пусть и без крыши, собираются на молитву люди, обращаются к Господу, он начинает возрождаться.

На средства, выделенные Фондом, укреплены фундаменты, восстановлена кладка, своды, колонны, ремонтируется кровля. Лепнину реставрируют по старинной технологии, не сбивая старую. Обретают прежний облик кованые детали.

Цоколь с секретом

Осенью 2017 г. была сделана уникальная находка, которая помогла краеведам и реставраторам узнать новые факты об истории села Чернево и Одигитриевской церкви.

Когда укрепляли фундамент, была обнаружена древняя надгробная плита из белого камня, которая заменяла один из цоколей. Её сохранность поразила реставраторов. Но самым удивительным был тот факт, что она датирована 1662-м годом, и, следовательно, плита древнее самого храма на 213 лет.

32835897_1691413724277612_8985801993960292352_n.jpg

О находке сообщили в Благотворительный Фонд Московской епархии по восстановлению порушенных святынь заказчику реставрационных работ. Епархиальный древлехранитель игумен Серафим сделал первичный перевод текста, из которого стало ясно, что это надгробная плита младенца Митрофана Семенова сына Провича Ширина.

Имена умерших на Руси стали высекать на надгробиях с конца XV в. Связано это было с тем, что в конце XV в. истекала седьмая тысяча лет от Сотворения мира, когда в воздухе «витали» эсхатологические ожидания. Приблизительно в то же время в Русской Православной Церкви произошла смена богослужебного устава, и эти изменения привели к появлению особой книги для записи имён усопших для поминовения во время богослужения – синодика. Эти факторы повлияли на изменения в поминальной культуре.

Старинная находка в восстанавливаемом храме подвигла реставраторов на дальнейшие изыскания по истории села Чернево. Документы удалось обнаружить в Российском государственном архиве древних актов в Москве. Как оказалось, первый владелец села Чернево Никифор Степанов сын Турабьев был пожалован этими землями в 1613/1614 г. за службу в Смутное время.

Руководитель проекта реставрации Одигитриевской церкви Олег Марков говорит:

«До начала реставрационных работ было известно, что село Чернево могло получить своё название от чернецов, то есть монахов, и что его передал Соловецкому монастырю некий Прохор Шорин. Позже выяснилось, что ещё при первых владельцах Турабьевых село уже носило своё нынешнее название – Чернево (также удалось найти и второе его название – Архангельское). Как в итоге оказалось, никакого Прохора Шорина и в помине не было.

Согласно исторической справке, составленной перед проведением реставрационных работ, первое письменное упоминание о Черневе относится к XVI в. Затем оно стало владением Никифора Турабьева. В 1616/1617 г. он умер, и село перешло к вдове Никифора, Феодоре и его сыну Андрею (погиб под Смоленском в 1632/1633 г.). У Н.С. Турабьева были дочери, и поэтому село разделили на «жребии», которые получили его зятья Федор Федоров сын Греков и Степан Степанов сын Фустов. В 1633/1634 г. на еще одной дочери Турабьева, Марии, женился Пров Андреев сын Ширин, и после долгих споров со свояками закрепил за собой два «жребия» села Чернево.

В это же время впервые упоминается сельская деревянная церковь во имя Архангела Михаила, сгоревшая в 1871 г. Кирпичный храм на краю села в 1875 г. был построен на средства крестьянина села Горы Московской губернии Ивана Прокофьевича Корякина. Именно при строительстве каменной церкви найденная реставраторами надгробная плита и могла попасть в цоколь.

Олег Марков уже полгода изучает старинную находку, и ему удалось найти много интересных сведений о самом роде Шириных и дальнейшей судьбе села Чернево. Выясняется, что Пров Андреевич Ширин имел сына Семёна, который и стал новым владельцем села. В 1658 г. он упоминается в чине дворянина московского. Дьяк Григорий Карпович Котошихин, перешедший на службу в Швецию, в середине XVII в. писал о них следующее: «Дворяне Московские; и тех дворян посылают для всяких дел, и по воеводствам, и по посолствам в послех, и для сыскных дел, и на Москве в Приказех у дел, и к служилым людем в началные люди, в полковники и в головы стрелецкие». То есть Семён Ширин входил в одну из самых привилегированных частей дворянства, что и понятно, ведь его отец Пров и дед Иван были осадными головами и воеводами. С 1700 г. Семён Ширин числился в Боярском списке 1711 г. как отставной дворянин, в 1703 г. упоминается «в четвертях для посылок из Москвы. Датой смерти обозначен 1711 год, когда он принял постриг и умер. (РГАДА. Ф. 210. Оп. 2. Д. 58. Л. 190об.).

Вотчинное село Соловецкого монастыря

Семён Прович Ширин похоронил своего сына Митрофана в 1662 г., а в 1688 г. село Чернево было передано им в Соловецкий монастырь, однако, до смерти владельца оставалось за ним.

В сочинении «Летописец Соловецкий на четыре столетия от основания Соловецкаго монастыря до настоящего времени, то есть с 1429 по 1833 год», сказано: «7198 (1690) Года по грамоте Великих Государей Царей Иоанна и Петра Алексеевичей утверждено во владение Соловецкой обители село Чернево или Архангельское, купленное с землёй и крестьянами на монастырскую сумму и находившееся в Каширском уезде». Получается, что Чернево было не подарено монастырю, а куплено обителью. По всей видимости, именно такая формулировка делала законной эту сделку. Вместе с землёй в ведение монастыря переходили крестьяне села, которые становились «сиротами монастырскими».

Скорее всего, Семён Прович был последним из Шириных, владевших селом Чернево. Почему у него не осталось наследников, неизвестно, но благодаря найденной надгробной плите ясно, что у него был, по крайней мере, один сын – Митрофан, которого он пережил почти на 50 лет.

Если Митрофан был единственным сыном и наследником Семёна Ширина, то логично предположить, что перед принятием пострига отец мог попросить у братии монастыря «пока обитель стоит, поминать умершего младенца и его родителей». Память о прошении могла остаться на долгие годы, а когда пришло время строительства нового каменного храма плиту специально сохранили, замуровав в цоколь.

Послесловие

Вот так, по кирпичику, благодаря деятельности Благотворительного Фонда Московской епархии по восстановлению порушенных святынь и добровольных жертвователей, возрождается сельский храм. Теперь благодаря проводимой Благотворительным фондом реставрации будет не только восстановлена святыня Подмосковной земли, но и открыты секреты и загадки Одигитриевского храма и самого села.