14 Июня Понедельник
23 C, небольшая облачность

"Поэзии ребяческие сны" Евгения Бо(а)ратынского

28 Мая 2021 5 минут Автор: Любовь Колесник 148
Самая загадочная подмосковная литературная усадьба – это, бесспорно, Мураново. Мы привыкли воспринимать ее как владения поэта Тютчева, однако до сих пор документально не подтвержден факт пребывания Федора Ивановича в имении: принадлежало оно его сыну, который и начал мемориальную работу.
Изначально эти места связаны с фамилией генерала Льва Энгельгардта. А единственным поэтом, владевшим Мурановым, был загадочный и малоизвестный широкому кругу современных читателей современник Пушкина Евгений Баратынский.

До сих пор ведутся филологические споры о том, как корректно писать фамилию поэта: Баратынский или Боратынский. Оказывается, исходное, происходящее от "божиего ратования" написание "Боратынский" он использовал для официальных бумаг и деловых писем, художественные же произведения подписывал через "а".

Давайте попытаемся вспомнить, что мы знаем об этом поэте.
Не искушай меня без нужды
Возвратом нежности твоей:
Разочарованному чужды
Все обольщенья прежних дней!
Эти стихи получили широкую известность благодаря работе Михаила Глинки – именно на текст Баратынского "Разуверение" он написал второй в своей жизни и один из наиболее удачных романсов. Трагичность и лирическое томление быстро поставили "Разуверение" в ряд шлягеров XIX века.

IMG_2270.JPG
Главный дом усадьбы Мураново

Увы, в основном до нашего времени творчество Баратынского дошло в искаженном виде.
Возвратом нежности маня,
Не искушай меня без нужды;
Все, что осталось от меня,
Годится максимум для дружбы.
Так разухабисто переиначил текст Баратынского автор "гариков" Игорь Губерман – кстати, тоже связанный с Подмосковьем поэт: он отбывал срок заключения в Волоколамской тюрьме по обвинению в фарцовке иконами.

Современник Пушкина, Баратынский начал поэтические штудии рано. К 20 своим годам он уже был довольно известен как автор лирических элегий. Общался с модной литературной тусовкой того времени – Кюхельбекером, Жуковским, Плетнёвым, Дельвигом. С последним девятнадцатилетний Евгений сдружился во время службы в петербургском лейб-гвардии Егерском полку, некоторое время они даже снимали жилье вскладчину, о чем на пару же и написали в шутку:
Там, где Семёновский полк, в пятой роте, в домике низком,
Жил поэт Боратынский с Дельвигом, тоже поэтом.
Тихо жили они, за квартиру платили немного,
В лавочку были должны, дома обедали редко…
Друг Дельвига сразу стал и добрым приятелем "нашего всего". Пушкин очень тепло отзывался о Баратынском. В их отношениях не было ни ревности, ни зависти – только чистый свет поэзии. Пушкин говорил так: "Баратынский принадлежит к числу отличных наших поэтов. Он у нас оригинален – ибо мыслит. Он был бы оригинален и везде, ибо мыслит по-своему, правильно и независимо, между тем как чувствует сильно и глубоко. Гармония его стихов, свежесть слога, живость и точность выражения должны поразить всякого, хотя несколько одаренного вкусом и чувством".

pf4entsn.jpg

Вяземский, который был немного постарше, отмечал, что компания трех друзей виделась окружающим забавной: "Высокий, нервный, склонный к меланхолии Баратынский, подвижный, невысокий Пушкин и толстый, вальяжный Дельвиг". "Русской музы близнецы" – все они были безусловно талантливы.

Баратынского нельзя считать непонятым гением. Он легко и много писал, печатался в популярном альманаха Бестужева и Рылеева "Полярная звезда". Его творчество следовало остромодным тенденциям романтизма: никакой "актуалочки", политики и социальных тем, только философия и душевные изыскания. Такой рафинированный подход к творчеству не радовал его друзей-декабристов, но поделать ничего они не могли – таков был путь, избранный автором.

Баратынский продолжал делать военную карьеру. К 20 годам судьба забросила его в Финляндию, вдохновившую Евгения Абрамовича на написание поэмы "Эда" и ряд лирических стихотворений. Здесь же приключился крупный и бурный первый роман поэта – с женой генерала Закревского, дамой светской и элегантной, которая помимо Баратынского вскружила голову и Пушкину. Но опять-таки, никакой ревности и зависти не случилось.

Время шло. Молодому человеку настала пора остепениться. Тут сыграло роль светское знакомства Баратынского с Денисом Давыдовым – лихим гусаром и превосходным поэтом. Он познакомил Баратынского с Энгельгардтами, и Евгений полюбил старшую из дочерей этого семейства Анастасию. У Энгельгардтов было не все ладно – единственный наследник фамилии страдал душевным расстройством, да и его сестрицы не отличались психическим здоровьем. Постоянные нервные срывы супруги поссорили Баратынского с большинством друзей. Примерно тогда же, в 1826-м, он впервые посетил Мураново.

tgqv1nyh.jpg

Тем не менее, рутина семейных отношений никак не повлияла на полет гения. Помимо стихов, Баратынский активно писал крупную форму – безумно популярный в ту пору жанр. Литературные критики отмечают, что поэмы "Бал" и "Пиры" по своему стилю изложения – лёгкому, искристому, изящному – едва ли не превосходят Пушкина.

Впрочем, после успеха в этой области Баратынский решил заняться деконструкцией своего поэтического языка и намеренно отказался от "легкой" стилистики. В более поздних текстах можно увидеть намеренное искажение грамматических форм – будто поэт не совсем владел русским языком. Тут и сокращённые формы слов, и странное применение местоимений и образование не всегда благозвучных производных – читать его поздние тексты стало тяжело.

Современный поэт Александр Кушнер исследовал творчество Баратынского и сравнил его с его же деловыми письмами. В деловой переписке Баратынский идеально грамотен и не дает ни повода заподозрить себя в незнании русского языка, хотя по своему образованию он вполне мог знать итальянский и французский лучше русского. Из этого Кушнер делает предположение, что Баратынский сознательно прибегал к грамматическим и лексическим нарушениям, утяжеляя речь для того, чтобы его классический лёгкий изящный слог было невозможно спутать с пушкинским. Ведь на тот момент гений Пушкина получил больший резонанс, хотя Баратынский начал работать в сходной стилистике раньше Александра Сергеевича. Борьба за индивидуальную стилистику и экспериментальный поиск в конце концов не сослужили поэту хорошую службу, а наоборот, отдалили его от понимания как читателей, так и критиков. Возможно, так Баратынский выражал невозможность легкого высказывания в тяжелеющем для восприятия и бытования мире.

05.jpg
Лев Энгельгардт с женой и детьми. Анастасия - вторая справа. Картина Карла Барду. 1816 г..

Несмотря на сложности, к 30 годам Баратынский хорошо зарекомендовал себя как литератор, его исправно печатали популярные журналы. Он начал работать над прозой и даже написал один из первых детективов отечественной литературы – "Перстень". В круг общения Баратынского вошли Языков и Хомяков.

После 35 лет поэт отдалился от литературных тусовок и практически не писал. Отдалился он и от Пушкина. В письмах 1830-х можно прочитать, что сам Александр Сергеевич отмечает их наступившее охлаждение.

Исследователь творчества поэта Сергей Бочаров говорит, что в самоопределении Баратынского "Мой дар убог и голос мой не громок" в его стихотворении "Памятник" есть противопоставление пушкинскому "Я памятник себе воздвиг". Баратынский не воздвигает, он деконструирует, полностью абстрагируясь от социальных заслуг и социальной жизни поэта. Он не хочет быть "любезен народу" и "языкам Руси великой". Ему важны только текст и будущий читатель, и то не всякий: "Его найдёт далёкий мой потомок в моих стихах; как знать?" Не случайно Мандельштам отмечал, что чтение стихотворения Баратынского подобно получению письма, обращенного из глубин времени к неизвестному адресату – письма, найденного в бутылке, плавающей в море.

Бочаров говорит о том, что Баратынский подает свою музу через отрицание, больше говоря каковой она не является – и это тоже скорее традиция поэзии Серебряного века. Много приема "от обратного" и в сюжетном ряде текстов: любовная элегия пишется в формате печалования об ушедшем чувстве, на первый план выходит несвойственная тому времени рефлексия, а смерть, напротив, предстает в оливковом венке. Кстати, Баратынский в своих произведениях ("Бал") одним из первых начал показывать женщину эмансипированной, что у в ту пору было верхом свободомыслия.

j7irwzzf.jpg
Кабинет Баратынского в Муранове

С 1828 года Евгений Абрамович жил в Муранове практически каждое лето.
Я помню ясный чистый пруд
Под сению берёз ветвистых... –
Так писал Баратынский, характеризуя типичный местный пейзаж.

Уединение было идейным – ведь после подавления восстания декабристов он считал, что поэту немыслимо оставаться в столице и участвовать в государственных процессах. За это Пушкин называл его Гамлетом – есть в этом что-то хармсовское...

Окончательно Баратынский взялся за управлением Мурановым в 1836-м году, когда скончался его тесть. На тот момент у поэта было три сына и четыре дочери, и старый генеральский домик оказывался мал для семейства.

Баратынский отошел от столичной жизни – но жизнь усадебная была ему мила. Он с детства живо интересовался садово-огородными делами и разбирался в озеленении, любил и понимал архитектуру и сам делал инженерные планы. Именно поэтому мурановский дом отличается от типичных построек той эпохи. Достаточно сказать, что его бревенчатая основа - вертикальная, а не горизонтальная, как в большинстве деревянных строений. Интересно сделаны и световые решения: главная часть дома накрыта восьмигранным фонарем, на верхнем этаже средняя комната также освещается через окна в крыше. Здесь занимались уроками дети поэта, и хитроумное освещение сверху не только берегло их зрение, но и не позволяло глазеть по сторонам и отвлекаться. В общем, приезжайте в Мураново и сами все увидите.

Для стройки нужна была деловая древесина, и в 1841 – 42 годах Баратынский обустроил в Муранове лесопилку, что показывает его не только тонким лириком, но и недюжинным экономистом. Если раньше местные крестьяне валили лес и продавали его обычным кругляком, то Баратынский решил делать бревна и доски, причём с этической стороной вопроса тоже было все в порядке - он использовал труд не крепостных, а вольнонаемных рабочих. Ну и работали материально заинтересованные лица уж получше принужденных. Совокупность гения и труда и позволила возвести строения, которые стоят до сих пор.

В 1842-м вышел последний, самый сильный сборник стихов поэта – "Сумерки". Никакой Стефани Майер в ту пору не было и в помине. В "Сумерках" Баратынский вернулся к лаконичности и правильности своего изначального письма. Несмотря на это, книга получила полный разгром от авторитетного в ту пору Белинского. Более того, Кушнер считает, что именно Белинский своим разносом свёл Баратынского в гроб. В частности, он не понял иронию горького текста Баратынского о "последнем поэте" и счел его прямым высказыванием, декларирующим ненужность поэзии в новом индустриальном мире.

5pqx144r.jpg

В 1844-м, незадолго до смерти, Баратынский написал свой программный "Пироскаф" - "Пароход" в переводе на современный русский.
Дикою, грозною ласкою полны,
Бьют в наш корабль средиземные волны.
Вот над кормою стал капитан:
Визгнул свисток его. Братствуя с паром,
Ветру наш парус раздался недаром:
Пенясь, глубоко вздохнул океан!
"Наверх вы, товарищи, все по местам", - через 60 лет грустная музыка навеет революционерам явные аллюзии на этот зрелый, четкий, чистый текст, который вполне актуально читался бы в салонах Серебряного века.

Именно символисты в начале ХХ века отказались от парадигмы Белинского и нашли в Баратынском идейное сходство. Его философичность и рафинированность пришлась им по душе, а еще 60 лет спустя Бродский и вовсе считал Баратынского серьезнее Пушкина. Еще один интересный факт: современный поэт и издатель Александр Переверзин, родившийся в Рошале и живущий в Люберцах, дал название "Пироскаф" серии книг молодых поэтов.

Единственный в стране музей, посвященный Баратынскому, находится в Казани. Дворянскую усадьбу Апраксиных сын поэта Николай купил в 1869 году, сейчас там можно увидеть мемориальные вещи не только Баратынского, но и Дельвига и других его современников. Сам Евгений Абрамович не был жильцом этого дома и даже не посещал его.

Фото: Максим Усков, vnikitskom.ru, rossianasledie.ru, countryscanner.ru

Онлайн-подписка на 2021 год

Здесь вы можете подписаться на журналы «Подмосковный летописец», «Горизонты культуры», «Социальная защита. Подмосковье» и «Образование Подмосковья. Открытый урок» Подробнее