24 Мая Пятница
+ 14 C, Пасмурно

Раиса Фёдоровна Цыбизова

13 Ноября 2018 3 минуты Автор: Виктор Масленников 65

На территории функционирования ТОС «Центр‑11», председателем Комитета которого я являюсь, живёт замечательный человек, участница Великой Отечественной войны — Раиса Фёдоровна Цыбизова.

На территории функционирования ТОС «Центр‑11», председателем Комитета которого я являюсь, живёт замечательный человек, участница Великой Отечественной войны — Раиса Фёдоровна Цыбизова. Об её жизненном пути и бессмертных подвигах, служащих примером для всех нас, я и хочу написать данное повествование.

Раиса Фёдоровна Цыбизова (Шарапова) родилась 31 мая 1922 г. в селе Набережное Ряжского района Рязанской области (по современному административно-территориальному делению). Её родители — Фёдор Алексеевич Шарапов и Мария Ивановна Шарапова (Новикова) — были простой рабочей семьёй. Раиса Фёдоровна была старшей среди трех детей Шараповых — её брат Виктор Фёдорович родился в 1924 г., а сестра Юлия Фёдоровна — в 1932 г. К сожалению, их уже нет в живых. Отец и брат Раисы Фёдоровны также участвовали в защите нашей Родины: первый — в Первую мировую войну, а второй — в Великую Отечественную, был участником Битвы на Курской дуге.

На рубеже 30-х годов маленькая Раиса с семьей переехала в Подмосковье, в поселок Болшево, являющейся ныне районом г. Королёва. Там Раиса Фёдоровна в 1931 г. и пошла в первый класс. Десять классов обучения были окончены летом 1941 г., почти одновременно с началом войны. В те напряжённые предвоенные года имелся специальный урок «ГТО» — «Готов к труду и к обороне», идея которого незаслуженно забытая в 1990-е годы, начала возрождаться сейчас. На нём девочек учили оказывать первую помощь раненым, а ребята упражнялись в обращении с огнестрельным оружием.

Эти знания и навыки им всем скоро пригодились — 22 июня 1941 г. началась война, равной которой для нашей страны ещё не было. Раиса Фёдоровна и сейчас, спустя более 70 лет, как сегодня помнит тот день. «В этот день было страшно... Все наши школьные надежды и планы рухнули, у многих, как оказалось в дальнейшем, оказалась прервана или исковеркана и сама жизнь»,— сказала Раиса Фёдорова.— Я очень хотела стать медсестрой или преподавателем немецкого языка, который хорошо знала. Неплохо в школе шла у меня и математика. Одна из моих учительниц как-то посоветовала мне идти работать в конструкторское бюро».

В начале войны Раиса Фёдоровна и её одноклассники (13 юношей и 8 девушек) дружно решили встать на защиту Родины и отправиться на фронт. Придя в военный комиссариат, как положено, попросили зачислить их в действующую армию. Но начальника комиссариата на месте не оказалось, а его заместитель сказал: «Я не могу таких детей, как вы, отправить на фронт. Если не передумаете, приходите завтра, когда будет начальник комиссариата». Никто из нас не передумал, и на следующий день все были на месте. Комиссар, оформив все необходимые документы, сказал нам: «Чтобы вы все остались живы и пришли ко мне на следующий день после окончания войны». Однако комиссар не дожил до Победы. Он погиб в бою, как и 12 из 13 ребят и две из 8 девушек. На этом примере видно, какую страшную цену заплатили наш народ и страна за Победу.

С 21-м одноклассником Раиса Фёдоровна отправилась на фронт. Вернулись только семеро. На этом примере видно, какую страшную цену заплатили наш народ и страна за Победу.

Подумав, Раиса Фёдоровна добавила: «Я сравнительно легко «отделалась». Многие погибли, у многих были тяжелейшие ранения. У меня — «всего» контузия и больная на всю жизнь нога, простуженная в Полесских болотах... Думаю,— продолжила Раиса Фёдоровна,— что это благодаря благословлению матери и маленькому образу Владимирской иконы Божией Матери, которую я носила с собой всё время. Естественно, я во всём и всегда уповала на Бога и молилась Ему».

Нужно сказать, что в год начала войны, в 1941 г., в семье Раисы Фёдоровны произошла тяжёлая утрата — скончался отец Фёдор Алексеевич. До февраля 1942 г. Раиса Фёдоровна и многие её одноклассники были в тылу — учились военному и медицинскому делу в подмосковной Кубинке и участвовали в гражданской обороне Москвы и близлежащих мест — сбрасывали с крыш горящие снаряды, собирали немецкие листовки, сброшенные с самолётов... Потом из сборного пункта всё в той же Кубинке их отправили на фронт. Вынести из-под обстрела раненого солдата, оказать ему первую помощь, доставить в медсанбат — вот героическая роль вчерашних школьниц, которую взвалила на них война. Раиса Фёдоровна говорит, что по сути, так и не смогла смириться со смертью, с ужасом и несправедливостью войны. Под столицей Украины — городом Киевом она помнит солдата, увидев которого и пощупав ему пульс, она, не сдержав себя, упала в обморок. Неизвестный солдат, которому не было на вид и 20 лет, лежал мёртвый с распоротым снарядом животом... И таких, чьи судьбы, чью молодость и чью жизнь оборвала война, было множество.

Раиса Фёдоровна отметила ещё один случай. Командир полка после прибытия на фронт новобранцев на построении сказал им: «Сейчас идёт война. Война не на жизнь, а на смерть. Поэтому о личной жизни забудьте. Всё будет после войны — и семейное счастье, и дети...».

С теплотой вспоминает Раиса Фёдоровна К.И. Шульженко, на одном из концертов которой ей посчастливилось быть.

Раиса Фёдоровна помнит бои под Смоленском, Николаевом, Киевом... Помнит одиноко стоящие печные трубы сгоревших домов и целых сёл... Помнит чёрных, исхудалых, измученных людей, выползающих из подвалов... Ей запомнилось форсирование Днепра её 2-м Украинским фронтом, взломавшим «Восточный вал», с помощью которого оккупанты надеялись остановить наступление советских войск. Помнит, как под непрестанным обстрелом и авианалётами советские инженерные части строили понтонные переправы, по которым на другой берег переплавлялись войска.

После освобождения Киева часть, в которой служила Раиса Фёдоровна, приняла участие в операции «Багратион» по освобождению Белоруссии. Здесь, недалеко от Минска, они оказались в окружении отступающих немцев.

В освобождённом Минске у Раисы Фёдоровны и её сослуживцев был праздник — впервые после отправления из Москвы они смогли переночевать не в полевых условиях, а в помещении и полноценно помыться.

Здесь они смогли и сполна подлечиться — у многих из-за недостатка витаминов кровоточили десны, вываливались зубы от развивающейся цинги. Местные жители и белорусские партизаны привозили из близлежащих лесов дубовые и еловые ветви, можжевельник...

Под Минском, в холодной воде Раиса Фёдоровна серьёзно повредила ногу, которая даёт о себе знать и по сей день. Поэтому впервые она ненадолго попала в медсанчасть, врачи которой смогли, путём огромных усилий, спасти начинавшую отказывать ногу. Медики предложили демобилизацию по медицинским показаниям, но Раиса Фёдоровна отказалась. Тогда её направили для дальнейшего прохождения службы в полевой хлебозавод. Так как она не умела печь хлеб, то стала работать экспедитором, выдавая готовую продукцию воинским соединениям. Но разлука со своими однополчанами не давала ей покоя. И спустя три недели с согласия начальства Раиса Фёдоровна последний раз отпустила хлеб в качестве экспедитора и уехала с ним в свою родную часть на присланной машине.

Дальше был Данциг (Гданьск), многие малые и большие польские и немецкие города, и, наконец, Берлин. В самом штурме города она не участвовала. Часть, в которой она служила, осуществляла «прочёсывание» города в поиске прячущихся вражеских солдат. В самом конце войны, на переправе через Одер Раиса Фёдоровна получила второе ранение — тяжёлую контузию. Её последствия проявляются даже сейчас, спустя много десятилетий, — у ветерана проблемы со слухом.

Помимо работы санинструктором, негласно, по распоряжению руководства Раиса Фёдоровна работая, при «I отделе» полка, помогала контрразведке фронта. На память ей всплыли два случая «войны иными средствами». «Уже будучи за пределами СССР, кажется, на территории современной Польши, мы остановились на отдых в одном населённом пункте. Несколько человек из числа местного населения, поляки, принесли нам подарок — колбасу из недавно тяжело раненой лошади. Командир полка, почуяв неладное, предложил им самим сперва попробовать «угощение», но они есть «деликатес» категорически отказались». В другой раз, по рассказу ветерана, всё оказалось намного трагичнее. В одно время в медсанчасти не хватало бинтов для перевязки раненых. Группу солдат из четырёх человек послали в оставленные немцами дома, чтобы добыть простыни, наволочки и т.д., пригодные для производства бинтов. Зайдя в один из таких домов, группа наткнулась на винный погреб и решила, по-видимому, попробовать напиток. Из подвала живыми они не вышли — вино было отравлено.

За время войны Раиса Фёдоровна несколько раз издали видела Г.К. Жукова и К.К. Рокоссовского.

Крепко в память рядовой Шараповой врезался концентрационный лагерь, освобождённый нашими войсками весной 1945 г., в котором содержались дети.

«На территории лагеря мы увидели большую гору человеческих костей. На наш вопрос один из пленных немцев ответил, что кости планировалось перемолоть и использовать как фосфор для удобрения захваченных земель нашей страны», - с содроганием в голосе сказала Раиса Фёдоровна.

На примере этого факта можно сделать очень важный, на мой взгляд, вывод. Основой для человеческого развития должны быть фундаментальные религиозные и культурные ценности. При отбрасывании и видоизменении их мы получаем именно такую высокотехнологичную бездушную машину. Перед этой машиной не стоит вопрос о человеческой жизни — её заботит, сколько килограммов фосфора из человеческих костей потребуется на удобрение поля или в какие сроки заключённые должны построить Беломоро-Балтийский канал. У этих процессов одна производная — пренебрежение к человеку, но разный объём и формы воплощения их в жизнь.

А дальше была Победа. Раиса Фёдоровна помнит этот день, 9 мая 1945 года так же хорошо, как и 22 июня 1941 г. В день Победы были огромная радость и грусть от огромных потерь, о миллионах смертей.

В заключение, Раиса Фёдоровна решила сказать следующие слова сегодняшней молодёжи:

«Вам надо хорошо учиться, это основа вашего будущего. Вы должны быть разносторонними людьми. Никогда не склоняйте голову перед трудностями, преодолевайте их, на то вы и личности. Помните, уважайте и защищайте свою страну, свою историю, культуру и веру. Немцы презрительно нас называли «Russische schwaine» — русские свиньи. К сожалению, сейчас отчасти это правда. Посмотрите на отношение к некоторым ветеранам в нашей стране, нуждающимся в помощи, которых давит машина безразличия. Посмотрите на памятники павшим, территория вокруг которых завалена мусором. Посмотрите на наши леса и луга, некоторые из которых напоминают свалку...».

К этим бессмертным словам мне добавить нечего, всё и так ясно.

После демобилизации в 1945 г. Раиса Фёдоровна пришла в тот самый военкомат, из которого в 1941 г. она со своими одноклассниками просилась на фронт. По её словам, в обычной жизни четыре года — относительно небольшое время, но четыре года войны показались всем вечностью.

Заместитель комиссара, не хотевший отправлять тогда вчерашних школьников на фронт и ставший к тому времени руководителем военкомата, искренне обрадовался Раисе Фёдоровне — живой и «почти» невредимой пришедшей с войны. Раиса Фёдоровна твёрдо сказала: «Хочу!», попросив помочь с получением жилья в Москве. Комиссар подумал, и спустя неделю Раиса Фёдоровна получила место в коммунальной комнате на Красных воротах. Я не ошибся — в комнате уже проживали два человека. Поступив сразу после окончания войны в один из медицинских институтов Москвы, Раиса Фёдоровна смогла проучиться в нём недолго — дали знать о себе больная нога и обнаруженное малокровие. Учёбу пришлось оставить и лечь в больницу. Выписавшись, она так и не вернулась к учёбе (сил на то, чтобы одновременно учиться и работать, не было). Устроилась на работу в ЦКБ им. Н.А. Семашко медицинской сестрой. Там Раиса Фёдоровна применяла свой опыт работы в войну — делала перевязки больным.

В Москве Раиса Фёдоровна жила одна — мать и сестра по-прежнему жили в Болшево и особой помощи оказать не могли. Но её не забывали и поддерживали — помогли сшить новое пальто, ведь до этого она, в том числе и зимой, ходила в гимнастёрке или в перекрашенной в чёрный цвет оставшейся с войны шинели.

В 1950 г. Раиса Фёдоровна вышла замуж за Петра Васильевича Цыбизова, фронтовика, участника Битвы на Курской дуге. Тогда она и переехала в Балашиху.

От этого брака родились четыре дочери, которых супруги Цыбизовы воспитали достойными гражданами нашей страны, нежно любящими своих родителей.

После того как дети подросли, Раиса Фёдоровна устроилась на завод «Рубин» гальваником, покрывала поверхность производимых предметов тонким слоем металла для защиты их от коррозии. Там она проработала до 1977 г., когда вышла на пенсию.

Но и дома она не «сидела сложа руки» — помогала в воспитании родившихся внуков. Когда внуки подросли, Раиса Фёдоровна, никогда не любившая «сидеть на скамейке у подъезда», занялась общественной работой. Помог случай. Подвал и нижний этаж её дома занимала санитарно-эпидемиологическая служба, которая хранила в подвале ядохимикаты. По вентиляционным ходам запахи от них поднимались в квартиру Цыбизовых и остальных жителей дома. После многочисленных обращений супругов в различные инстанции ядохимикаты были увезены прочь. После этого Раиса Фёдоровна и её супруг заслужили уважение не только жителей дома, но и руководства «оппонента» — санитарной инспекции. Видя настойчивость и принципиальность Раисы Фёдоровны, ей предложили работать санитарным инспектором. На данной должности она проработала всего около года — сказались больные ноги и эмоциональная тяжесть работы. После этого Раиса Фёдоровна по-настоящему взялась за общественную работу — в 1988 г. она приняла активное участие в работе Совета ветеранов завода «Рубин» (потом — авиакорпорации). Почти одновременно, помня её заслуги в решении «химического» вопроса в доме, жители избрали её старшей по дому. На данном посту Раиса Фёдоровна пробыла больше 20 лет, до 2010 г., когда она с лёгким сердцем начала передавать дела в доме новому поколению активистов. Раиса Фёдоровна и поныне принимает активное участие в работе ТОС «Центр‑11», помогая советом.

Слушая ветерана, невольно поражаешься следующему: везде говорят, «что сейчас трудное время, тяжело жить, поэтому, например, много детей в семье вырастить трудно». А когда нам было легко жить? По сравнению с теми послевоенными годами, я не говорю про военное время, наша современность — просто образец комфорта. Самое главное, как мы относимся к трудностям, какой у нас «запал» и воля к их преодолению. Ведь если бы наши предки, ахали и охали, смотря на мощь германской армии и существующие трудности, мы бы никогда не одержали Победу. Но наши предки не думали о трудностях — они решали их.

Раиса Фёдоровна овдовела в 1994 г. — «скорая помощь» ехала к умирающему от инфаркта ветерану больше 45 минут...

Раиса Фёдоровна всегда была верующим человеком и в годы гонений, и во время Возрождения. После смерти супруга она решила принять участие в восстановлении пребывавших в печальном состоянии храмов Подмосковной земли. Начала с расположенной неподалёку от Балашихи деревни Алмазово Щёлковского района церкви во имя Сергия Радонежского. Но в чём могла помочь восстановлению церкви обычная пенсионерка? «Мы ещё сильны, — говорит Раиса Фёдоровна. — Я лично организовывала людей, находила благодетелей, жертвователей. Да и просто помочь с уборкой на месте строительства приятно и полезно». После восстановления Алмазовской церкви, поражающей своим великолепием, в которую я недавно с ней ездил, она не оставила этого благого дела. Потом ветеран принимала посильное участие в восстановлении Троицкого собора в соседнем Щёлково и многих других церквей и строительстве новых, например, Ксении Петербургской на берегу Медвежьих озёр и церкви во имя Иконы Божией Матери «Всецарица» на территории Московского областного онкологического диспансера в микрорайоне «Южный» нашего города. Кроме того, на попечении Раисы Фёдоровны находятся семь лежачих больных, которым она, например, помогает продуктовыми наборами, приобретёнными за счёт спонсорской поддержки.