11 Декабря Среда
+ 1,5 C, Пасмурно

Создание Московской области

18 Ноября 2019 18 минут Автор: Андрей Шаблин 455
В начале ХХ века территория Московской губернии в целом совпадала с границами такого историко-культурного явления, как Московская земля, имевшая собственный исторический центр, естественные границы, устоявшиеся внутренние связи, культурное единство. Помимо этого, существовало и экономическое единство Московского региона. Пожалуй, нагляднее всего его демонстрировали лучами расходившиеся во всех направлениях от Москвы железные дороги. Помимо этих новых торговых путей, появившихся в середине XIX в., продолжали действовать давние торговые связи примосковских территорий со столицей. От соседей этот регион отличали и быстрые темпы экономического развития. Это стало особенно хорошо заметно во второй половине XIX в., когда произошло то, что часто называют «московским экономическим чудом» – в Московской губернии появился целый ряд крупных современных предприятий, главным из которых стал Коломенский паровозостроительный завод.
ПРЕОБРАЗОВАНИЯ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ

У советской власти изначально существовало собственное понимание того, что нужно изменить в административном устройстве страны. Из основных принципов планируемых ею реформ, пожалуй, можно выделить два главных: повышение статуса рабочих посёлков, сёл с крупными промышленными предприятиями и многочисленным пролетариатом, а также несколько утопичное стремление создать самодостаточные в экономическом отношении административные образования, способные полностью обеспечить себя всем необходимым.

Первые важные административные изменения в Московской губернии были проведены уже в начале 1920-х гг. За 1921–1923 гг. границы губернии были расширены за счёт тех земель соседних губерний, которые к этому времени экономически были тесно связаны с Москвой. Следуя этому подходу, в 1921 г. из ряда волостей Богородского уезда Московской губернии и Покровского уезда Владимирской губернии был образован Орехово-Зуевский уезд с центром в селе Орехово-Зуеве, который вошёл в столичную губернию. В августе того же года был создан Ленинский уезд, включивший в свой состав шесть волостей Калязинского уезда Тверской губернии, часть Александровского уезда Владимирской губернии и трёх волостей Дмитровского уезда Московской губернии. Статус уездного центра при этом получило село Талдом, которое был переименован в Ленинск. В следующем, 1922 г., был сформирован Сергиевский уезд, в границы которого вошли некоторые волости Дмитровского уезда Московской губернии, Александровского и Переяславского уездов Владимирской губернии. В те же годы в границах Московской губернии оказался Егорьевский уезд Рязанской губернии, потому что, по мнению Совнаркома, он больше отвечал характеру промышленного района, нежели сельскохозяйственного, и экономически был более тесно связан с Московской, чем с Рязанской губернией.

В 1923 г. подмосковные земли приросли Каширским уездом, входившим в тогдашнюю Тульскую губернию, в чём не последнюю роль сыграло строительство Каширской электростанции, с пуском которой предполагалось обеспечивать электричеством столицу. Несколько ранее Рузский и Верейский уезды были слиты с Можайским, в результате чего появился Воскресенский уезд с центром в Воскресенске (современная Истра).

Таким образом, в ходе первого этапа административной реформы 1921–1923 гг. Московская губерния увеличилась чуть ли не на треть. В её состав вошли пограничные земли соседних губерний, которые давно и прочно были экономически привязаны к Московскому региону, благодаря чему и без того мощный экономический потенциал губернии ещё больше укрепился.

В эти годы рассматривались и другие идеи кардинальных административных преобразований, от которых в итоге всё же решено было отказаться. Так, признавая мощный промышленный потенциал и многочисленность пролетариата Коломны – самого крупного города Московской губернии с 43 тысячами жителей на 1917 год, – власти рассматривали возможность преобразования этого города в губернский и создания отдельной Коломенской губернии, которая могла бы объединить Коломенский, Бронницкий, Зарайский и Егорьевский уезды. Однако эта идея неожиданно породила «принцип домино», когда о желании повысить свой статус заявили и некоторые другие города губернии. Так, егорьевцы высказали желание создать свою – Егорьевскую губернию. Это предложение после недолгого обсуждения оказалось отвергнутым, а вот идея образования Коломенской губернии бурно обсуждалась несколько дней на президиуме Моссовета, но в итоге 25 апреля 1921 г. большинством голосов от этого проекта тоже было решено отказаться.

Следующим шагом в реформирования губернии могло стать её расширение до масштаба так называемой Центральной промышленной области. Эта идея была озвучена на межгубернском съезде в феврале 1923 г. Подготовленная резолюция предлагала слить 10 губерний в одно административное целое. По замыслу реформаторов, в новое территориально-административное образование должны были войти Московская, Тверская, Ярославская, Костромская, Иваново-Вознесенская, Нижегородская, Владимирская, Рязанская, Тульская и Калужская губернии. Центром этой новой области стала бы Москва.

Однако эти планы не получили поддержки. Противники подобного преобразования указывали на невозможность объединения совершенно разных по своему промышленно-экономическому уровню регионов. Ведь, например, в Московской губернии 90 % всей производимой продукции приходилась на промышленность, а в Рязанской сельскохозяйственная продукция составляла 72 % от общего валового производства. Подобное искусственное образование могла оказаться абсолютно неуправляемым.

gerb.jpg
Первый герб Московской области. 1929 г.

Решение съезда на время прервало обсуждение идеи создания новой гигантской области. Перерыв в административном перекраивании карты страны встретил поддержку исследователей истории Московского региона, среди которых были и авторы вышедшего в 1925 г. сборника «Московский край». Так, редактор сборника К.В. Сивков писал, что «реформа 1919–1923 гг. лишний раз показала наличие чётких естественных пределов того, что принято называть “Московской землёй”. Ведь, несмотря на многочисленные изменения границ Московского княжества XIV–XV вв., Московской провинции XVIII в. и Московской губернии ХХ в., все указанные территориальные образования в основном оставались в пределах, очерченных на севере Волгой, а на юге – Окой. Стержнем этих административных структур выступала Москва-река на участке от Можайска до Коломны». И далее: «Перед нами тут внутренне-единое целое, которое имеет естественные пределы и обладает своей культурой и устойчивыми экономическими связями».

Однако для властей культурные и исторические связи не могли являлись основообразующими факторами, на которых следовало строить будущее страны. Поэтому вопреки мнению учёных власть была готова пересмотреть веками сложившиеся исторические границы Московской земли и вела подготовку второго этапа территориально-административной реформы. В середине 1920-х гг. окончательно определилась основополагающая идея создания новой области: это должна была быть административно-территориальная единица, выступающая в качестве целостного экономического района, то есть обособленной территории, способной самостоятельно решать все хозяйственные задачи.

С 1928 г. в прессе вновь началось обсуждение идеи создания Центрально-промышленной области. Правда, на этот раз реформаторы всё же рассматривали возможность образования несколько меньшей по размерам административной единицы. Ведь при объединении сразу десяти центральных губерний в одно целое возникала бы серьёзная проблема административно-организационного плана: создание областного аппарата управления, который по своему составу был бы предельно громоздким, а значит заадминистрированным. Видимо поэтому в июле 1928 г. Госплан РСФСР, а вслед за ним и соответствующее союзное ведомство, утвердили создание Нижегородской области, земли которой ранее планировалось включить в состав Центральной промышленной области.

После этого сразу возник вопрос о судьбе Калужской губернии. Ведь по проекту Госплана 1923 г. она большей своей частью также должна была войти в Центральную промышленную область. Теперь было принято решение включить в её состав лишь восточную часть Калужской губернии: Малоярославецкий, Боровский, а также бывший Тарусский уезды. Оно мотивировалось тем, что данная часть губернии непосредственно по своим естественно-историческим условиям (характер почв, продолжение подмосковного каменноугольного бассейна) примыкает к Центрально-Промышленному району, а также тесно с ним связана и по сельскохозяйственным и промышленным условиям (сосредоточение металлических и текстильных заводов). Всю остальную территорию вместе с городом Калугой планировалось передать в Западную область. Однако в окончательном варианте реформы всё же было решено провести границу между Московской и Западной областями западнее Калуги. В результате к Центрально-промышленной области отошли большая часть Калужского, Малоярославецкий, Лихвинский, бывший Тарусский, часть Козельского и часть Мещовского уездов.

Kontur copy.jpg
Карта Московской губернии в границах на 1 января 1927 г.

МОСКОВСКАЯ ОБЛАСТЬ НА КАРТЕ СССР

Завершающий этап административного обустройства европейского территории страны начался 14 января 1929 г., когда Президиума ВЦИК принял постановление «Об образовании на территории РСФСР административно-территориальных объединений краевого и областного значения», то есть о полной ликвидации губерний и создании областей и краёв на ещё незатронутой реформой части страны (Центр и Европейский Север). Тогда же было принято решение о создании Центральной промышленной области, включившей в свой состав земли пяти губерний: Московской, Тульской, Рязанской, Тверской, а также значительной части Калужской. То есть вместо изначально планируемой огромной по размерам области из десяти губерний в центре страны всё же было создано несколько отдельных хозяйственно-территориальных областей. В пределах Центральной промышленной области осталась лишь половина губерний, намеченных в качестве её составных частей по первоначальному проекту Госплана (5 из 10).

Такое решение существенно повлияло на изменение роли отдельных городов и территорий в составе новых областей. В частности, в уменьшенной Центральной промышленной области серьёзно увеличился удельный вес и экономическое влияние Москвы. К тому же столица объединила в новую область в основном промышленно развитые территории, которые давно ориентировалась на московский рынок, развивались под его влиянием. Учитывая подобную роль Москвы, было принято решение переименовать область в Московскую. Его утвердило Постановление Президиума ВЦИК от 3 июня 1929 г. «Об изменении наименования вновь образуемой Центрально-промышленной области».

Параллельно с работой по определению внешних границ области шла работа по её внутреннему обустройству. Ещё 8 апреля 1929 г. Президиум ВЦИК утвердил состав Оргкомитета по созданию Центральной промышленной области. В него вошли: К.Я. Бауман, Я.Х. Петерс, П.Я. Волков, В.В. Стриевский и Г.Г. Ягода. Председателем оргкомитета был назначен К.В. Уханов. Прежде всего, Оргкомитетом были ликвидированы волости и уезды во всех губерниях, входящих в Московскую область. Затем саму область решено было разделить на 10 округов и 145 районов, что закрепили постановлением ВЦИК от 12 июля 1929 г. «О составе округов и районов Московской области и их центрах». Согласно этому документу, в Московской области были образованы следующие округа – Бежицкий, Калужский, Коломенский, Орехово-Зуевский, Рязанский, Серпуховской и другие.

Смысл новых низовых образований, сменивших существовавшие прежде уезды и волости, был не вполне понятен населению, поэтому в прессе была развёрнута широкая пропаганда этих преобразований. Одновременно проект районного деления обсуждался на расширенных совещаниях с участием профсоюзов, кооперативных организаций, краеведческих и научных обществ. По завершении этой работы прошли районные и окружные съезды Советов, на которых были заслушаны доклады о районировании, отчёты волостных исполкомов.

Untitled-9.jpg
Заседание Московского губернско госовета народного хозяйства. 1920е гг.

Итог этой работы подвёл проходивший в столице с 19 по 23 сентября 1929 г. первый Московский областной съезд Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов. На него собрались представители всех десяти округов области, он окончательно закрепил границы Московской области. На съезде были избраны и руководящие органы новой области: облисполком и президиум, сформированный на пленуме исполкома. Председателем президиума областного исполкома избрали убеждённого сторонника идущих административных преобразований «старого большевика» 38-летнего Константина Васильевича Уханова. В своём выступлении на съезде К.В. Уханов с гордостью подчёркивал масштабность происходящих событий. «Наш съезд, – сказал он, – сегодня кладёт начало существованию Московской области». 1 октября 1929 г. Московская область окончательно приобрела статус самостоятельной территориальной и административной единицы в составе РСФСР. С тех пор эта дата отмечается как день рождения Московской области.

Однако административные преобразования продолжились. Ведь даже в уменьшенных границах Московская область оказалась слишком сложным образованием. Занимая всего лишь 0,8 % территории страны, она производила до 25 % промышленной продукции. Здесь проживало более 7 % населения СССР, было сконцентрировано свыше 22 % общей численности промышленных рабочих.

Поэтому Московская область в границах 1929 г. просуществовала весьма недолго, всего около шести лет. Уже в 1930 гг. началось дробление её территории, а некоторые территориальные преобразования, связанные с уточнением границ и самой области, и вновь появившихся в её составе районов, продолжались до 1960 г. Только в результате этих по сути 30-летних поисков Московская область обрела устойчивые очертания.

Началось с того, что сразу после создания Московской области отчётливо высветилась серьёзная проблема – Москва, как столица СССР, объективно не могла быть рядовым областным центром. Возникла необходимость выделения её в границах области как самостоятельный субъект, что и было реализовано в начале 1931 г. Однако при этом сложилась парадоксальная ситуация: областная власть теперь располагалась на территории города, ставшего самостоятельным субъектом и не входившего в состав области.

В 1935 г. из Московской области была выделена Калининская (Тверская) область. Позже, в 1937 г., из части земель Московской области были образованы Рязанская и Тульская. В 1944 г. таким же образом оказалась создана Калужская. В результате этих преобразований территория Московской области заметно сократилась. Из её состава 26 районов были переданы в Калининскую, 38 районов – в Тульскую и 39 – в Рязанскую области.

Уточнение границ Московской области продолжалось и в 1940-е гг. Так, в 1942 г. из Тульской области в Московскую передали Донской, Узловский, Кимовский, Серебряно-Прудский районы, а из Рязанской – Скопинский, Горловский, Чапаевский и Михайловский. Но уже в 1946 г. эти районы вновь были возвращены Рязанской области. Кроме них в том же году к Рязанской области отошёл и Октябрьский район.

doc_3.jpg
Публикация Постановления ВЦИК об образовании Центральнопромышленной (Московской) области. 3 июня 1929 г.

В 1944 г. из Московской области в Калужскую дополнительно передали Боровский, Высокиничский, Малоярославецкий и Угодско-Заводский районы, а во Владимирскую – Петушинский район, город Покров, посёлок городского типа Городищи и шесть сельских Советов Орехово-Зуевского района. В 1957 г. из Московской области в Тульскую были переданы районы подмосковного угольного бассейна. В 1959 г. из Москвы в административное подчинение Московской области перешёл посёлок городского типа Видное.

Отдельной проблемой стало обустройство самой Московской области, связанное с созданием внутри неё новых районов. При этом советская власть центрами районов чаще всего делала промышленные города, рабочие посёлки, железнодорожные станции, где проживало большое количество рабочих. И напротив, как в 1929 г. писал Л. Бинович в брошюре «Для чего нужно районирование», статуса административных центров лишались «помещичьи и мещанские города» типа Вереи или Рузы. Таким образом, в ходе административных преобразований на место целого ряда исторических центров отдельных районов области пришли новые промышленные города и сёла, обозначившие политические приоритеты власти. Всего с 1917 по 1966 гг. в области было образовано 120 посёлков городского типа, из которых 50 за это время получили статус города.

ОКРАИННЫЕ ЗЕМЛИ В СОСТАВЕ МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ

Как ни трудно было создавать новую Московскую область организационно, гораздо сложнее оказалось превратить её в действительно единое экономическое и культурное целое. Этот процесс занял около 40 лет, а швы в местах соединения отдельных частей зарубцевались лишь только в 1970-е гг. Их «незаживляемость» была связана с тем, что уже при определении внешних границ области в 1930 гг. власть реализовала принципиальное решение: Московская область решительно шагнула за исторические границы Московской земли. В частности, в южном направлении она раздвинула свои границы за Оку не менее чем на 50 километров. Даже после образования в 1937 г. Рязанской и Тульской областей, в составе Московской всё ещё оставались значительные территории этих губерний.

Включение в состав Московской области отдельных рязанских земель укладывалось в тогдашнюю концепцию административной реформы, разработчики которой считали, что «в виде района или области должна быть выделена экономически законченная территория». Под этим подразумевалось, что она должна полностью обеспечивать себя необходимой промышленной и сельскохозяйственной продукцией. Поднять сельское хозяйство на должный уровень только за счёт собственных скудных ресурсов, без использования рязанских земель, Московская область вряд ли могла. В частности, для этого началось активное преобразование сельского хозяйства вновь присоединённых земель, имевшее целью наладить эффективное обеспечение жителей промышленно развитого Московского региона сельхозпродукцией. Летом 1931 г. на Оке в спешном порядке было завершено начатое ещё до Первой мировой войны строительство Белоомутского шлюза, поднявшего уровень воды в Оке более чем на четыре метра. Сразу же после этого приступили к распашке окской поймы под революционным лозунгом «Даёшь наступление на пойменную целину!». Сотни гектаров лугов, на которых веками росли только травы, распахивались под капусту, свёклу, редис. Власть требовала решения овощной проблемы для жителей столицы и подмосковных городов.

Уханов.jpg
Константин Васильевич Уханов — председатель Президиума Московского областного исполкома

На сохранённой же окской пойме в пределах Луховицкого района были организованы крупные животноводческие колхозы. Роскошное разнотравье и финансовая помощь государства помогли животноводам Луховицкого района уже в 1934 г. в среднем на корову получить 1389 литров молока, в 1935 году – 1913 литров, в 1938 – уже 3 025 литров. На всю страну гремели имена доярок из колхозов «Красная заря», «Маяк», имени Сталина Е.Д. Нартовой и К.И. Лощёновой. Н.П. Персиянцева, в 1936 г. надоившая 4 500 литров молока от коровы, выступила инициатором «всесоюзного похода за трёхтысячный надой». Благодаря советской прессе луховицкие доярки стали родоначальницами «стахановского движения в животноводстве».

ВОЗНИКНОВЕНИЕ ПОДМОСКОВЬЯ

С созданием в 1929 г. Московской области началось формирование нового историко-культурного образования, которое вскоре станет именоваться Подмосковьем. Этот термин отразил сложившийся со временем синтез собственно московских земель и той части соседних губерний, которые оказались в составе Московской области. Называть этот региона как прежде «Московским краем» было уже невозможно, особенно после выхода в 1931 г. из состава области города Москвы. С другой стороны, каждая из вновь вошедших земель принесла в новую подмосковную культуру что-то своё, самобытное. Также и история этих земель отныне стала частью единой подмосковной истории.

Слиянию отдельных несхожих частей Московской области в единое целое способствовала проводимая в этом регионе экономическая политика власти,: вскоре началось интенсивное промышленное строительство, особенно бурное в 1930-е гг., и затем во второй половине 1940-х, и в 1950-х гг. После войны на территории Подмосковья появился целый ряд наукоградов, получила развитие космическая отрасль, стремительными темпами развивалась военная промышленность.
Приоритетность для СССР всех этих направлений развития определяла повышенное внимание союзной власти к Московской области и её проблемам. Одновременно в конце 1940-х – 1950-е гг. крупное промышленное строительство началось и на вновь присоединённых окраинных землях. Тогда, например, были построены Каширский завод металлоконструкций (1946), Луховицкий машиностроительный завод (1953), создан Ликинский автобусный завод (1958), произошло объединение талдомских кустарей на обувной фабрике (1956). В результате бывшие аграрные окраины области также приобрели характерный для Московского региона промышленный облик.

Mosk_oblast copy.jpg
Московская область. Показатели экономики округов 1929 г.

Сложнее было создать в пределах Московской области культурно единое образование. В культурном плане этот регион ещё очень долгое время оставался сложным сочетанием самостоятельных частей, хранивших элементы тверской, владимирской, рязанской… культур. Это подтвердил анализ подмосковного лексического материала, который провела А.Ф. Войтенко, выделив на его основе такие диалектические зоны, как «шувалики» Наро-Фоминского района, «огуречники» Луховицкого, «тепличники» Клинского, «башмачники» Талдомского и так далее.

Более того, на окраинах Московской области долгое время продолжали использоваться оригинальные элементы местного крестьянского костюма, в целом для Подмосковья не характерные. Так, в Коломенском, Каширском и Луховицком районах вплоть до 1980-х гг. селяне одевались в так называемые дулейки – безрукавки, украшенные аппликацией и утеплённые изнутри подкладкой из ваты. В Шатурском районе сельского жителя в те годы нередко можно было видеть идущим в бахилах – тёплых высоких сапогах из материи. В отдельных регионах области сохранялись «свои», непохожие на другие формы проведения сельских престольных праздников, свадебных и погребальных обрядов.

Слиянию отдельных районов области в подлинно единое целое опять же помогла политика советского государства, имевшая целью превращение Подмосковья в образцовую советскую область. Эта политика предполагала выделение значительных государственных средств на благоустройство области, улучшение снабжения её товарами, ликвидацию сёл и колхозов, которые не могли соответствовать столичному уровню и создание здесь высокоэффективного сельхозпроизводства.

Многолетний руководитель области В.И. Конотоп (с 1964 по 1985 г. он занимал пост первого секретаря Московского областного комитета КПСС) вспоминал о той серьёзной помощи, которую союзная власть целенаправленно оказывала Подмосковью. Эта помощь, в частности, предполагала финансирование области «отдельной строкой», на правах республики, дотацию для областного сельского хозяйства в размере более миллиарда рублей на пятилетку. Кроме того, развитие области осуществлялось на основе пятилетних программ, статус которых определялся уже тем, что они фиксировались в Постановлениях высших органов власти страны – ЦК КПСС и Совета министров СССР.

Основой формирования культурного единства Московской области можно считать её социальное обустройство, заметно выделявшее Подмосковье из общего ряда остальных областей тогдашнего Советского Союза. Со всей очевидностью это проявилось в 1960-е гг., когда благоустройство области затронуло не только города, но и сельскую местность, сформировав для Подмосковья в целом высокие, близкие к столичным, стандарты жизни. Так, с 1960-го по 1985 гг. примерно половина жителей области, проживавших как в городах, так и сельской местности – а это около 3 миллионов человек – получили новые бесплатные благоустроенные квартиры.

В 1966 г. в Подмосковье было газифицировано 58 городов, 12 посёлков, 50 сёл. Уже к середине 1960-х гг. Подмосковье имело 7,5 тысяч километров дорог с твёрдым покрытием. В области действовало восемь вузов и 12 отделений и филиалов московских институтов. К середине 1970-х гг. из 2,5 миллионов автомобилей, принадлежащим гражданам по всей стране, только в городах Московской области находилось 120 тысяч, то есть 5 % от всего личного автопарка. В результате такой политики к концу 1970-х гг. Подмосковье стало одним из самых благоустроенных регионов СССР с высоким уровнем жизни населения.

Послевоенное переустройство Московской области носило отнюдь не стихийный характер. Именно здесь советская наука чаще всего апробировала новые формы планирования в социальной сфере. Важным шагом в этой работе стало создание в 1965 г. институтом Мосгражданпроект специально для Подмосковья первой в стране схемы районной планировки, которая прежде всего предполагала укрупнение сельских населённых пунктов, превращение их в благоустроенные посёлки, упорядочение планировки промышленных зон городов, а в пригородной зоне Москвы – в Химкинском, Мытищинском, Балашихинском, Люберецком, Одинцовском и ряде других районов – запрещалось какое-либо новое промышленное строительство. Подобное предложение учёных нашло поддержку областных властей, по заданию которых в 1967 г. были разработаны технико-экономические обоснования этой схемы. В 1972 г. после соответствующей доработки в НИИ Генплана Москвы схема районной планировки была утверждена руководством СССР и начала реализовываться.

Главной задачей было сохранение утверждённой расчётной численности населения – 6,6 миллиона человек, ибо уже тогда столичная область по плотности населения занимала первое место в стране: 129 жителей на один квадратный километр. Запрещалось строительство новых и расширение действующих промышленных предприятий, зданий НИИ, КБ, экспериментальных баз, высших учебных заведений и тому подобное.

В документ входила схема зонирования Московской области, выделившая на её территории несколько зон с собственной программой развития. Так, непосредственно к Москве должен был прилегать лесопарковый защитный пояс. Это прежде всего территория Балашихинского, Люберецкого, Ленинского, Красногорского, Химкинского, Мытищинского и части Одинцовского районов с населением в 1 млн 700 тысяч человек. Следующая зона, удалённая от столицы уже на 50–60 километров, должна была включать только предприятия, связанные с обслуживанием населения Москвы и области. Численный рост городского населения в этой зоне также ограничивался. И, наконец, во внешней зоне, где ставку предполагалось сделать не столько на новые промышленные предприятия, сколько на развитие научных учреждений, сферы обслуживания и отдыха.

vdnh_a.jpg
Диплом ВДНХ Московской области за успехи в развитии сельского хозяйства в 1967 г. 1968 г.

Интенсивное благоустройство Подмосковья сопровождалось стандартизацией форм жизни и тотальным уничтожением оригинальных небольших сельских мирков по всему региону. Например, только с 1959 по 1970 г. в Московской области было ликвидировано 627 «неперспективных деревень». За этот же период произошло слияние с более крупными селениями 1183 населённых пунктов. За первую половину 1970-х гг. по области было сселено ещё около 1250 сёл и деревень. На центральных усадьбах совхозов, где размещались сселённые из неперспективных деревень жители, появлялись одинаковые блочные многоэтажки, стандартные дома быта, типовые детские сады и школы. Одновременно в этих центрах было полностью свёрнуто частное жилищное строительство.

Середина 1970-х гг. ознаменовалась новым этапом укрупнения сельских населённых пунктов Подмосковья. В 1975 г., в связи с недостаточностью финансовых средств, областные власти приняли решение о концентрации капитального строительства на центральных усадьбах хозяйств, их было всего 82. С этого времени фактически появились «неперспективные» центральные усадьбы. К образцовым же посёлкам, на которых продолжалось строительство, были отнесены усадьбы таких крупных и эффективных совхозов, как «Повадинский» Домодедовского района, «Смена», «Московский» бывшего Ленинского (сейчас Новая Москва) и др.

Таким образом, формирование Московской области как единого экономического и культурного организма проходило на протяжении весьма значительного периода: с 1930-х до 1970-х гг. Своеобразным индикатором, зафиксировавшим окончательное слияние земель Московской области в относительно единое культурное целое, видимо, можно считать появление и устойчивое использование для региона оригинального названия «Подмосковье». Правда, в начале казалось, что конструкция этого термина подчёркивает подчинённость, зависимость области от Москвы. Но истинный его смысл стал понятен только в конце ХХ в., когда многие другие области России также начали активно использовать оригинальные самоназвания. В разговорной речи всё чаще зазвучали имена «Белогорье», «Прииртышье», «Зауралье», «Приангарье» и др. Тогда-то и стало ясно, что наличие собственного оригинального названия – это признак самостоятельности и единства региона, а не зависимости его от кого бы то ни было. В этом отношении Московская область на десятилетия обогнала другие территории. В советское время только она имела право выделиться из общего ряда, иметь особый статус и соответствующее ему оригинальное и всеми признанное самоназвание.

Автор - Андрей Александрович Шаблин, кандидат исторических наук, председатель общества краеведов Луховицкого района (Луховицы). В оформлении использованы материалы из собрания Центрального государственного архива Московской области. Материал опубликован в №3 (61) историко-краеведческого альманаха “Подмосковный летописец” за 2019 год.

Онлайн-подписка на 2020 год

Здесь вы можете подписаться на журналы «Подмосковный летописец», «Горизонты культуры», «Социальная защита. Подмосковье» и «Образование Подмосковья. Открытый урок» Подробнее