19 Октября Вторник
4 C, небольшой дождь

Страницы истории Гребневской церкви в поселке Клязьма. Часть 1

04 Октября 2021 4 минуты Автор: Ольга Соловьева 152
В январе 1918 года Совет народных комиссаров издал декрет "Об отделении церкви от государства и школы от церкви". Этот нормативно-правовой акт устанавливал светский характер государственной власти, провозглашал свободу совести и вероисповедания, лишал религиозные организации каких-либо прав собственности и прав юридического лица. Храмы и богослужебные предметы было разрешено передавать в пользование общинам верующих на основании договора, образец которого прилагался. Один из таких договоров с описью церковных ценностей в отношении Гребневского храма в поселке Клязьма был найден в архиве Московской области.

Почтовая открытка с изображением Гребневского храма. Начало ХХ века

Сейчас Клязьма – это один из микрорайонов города Пушкино. Тихая и уютная дачная местность стала особенно популярна со времен открытия здесь железнодорожной станции в 1898 году. Лес, река с высокими и живописными берегами привлекали состоятельных москвичей. На рубеже ХIХ-ХХ века в Клязьме появляются усадьбы известных купцов и промышленников. Именно они стали инициаторами строительства Гребневской церкви в Клязьме. Дореволюционная размеренная жизнь новой обители длилась чуть более десяти лет, последующие события сильно повлияли на дальнейшую судьбу храма.

1.jpg

ПЕРЕДАН ВЕРУЮЩИМ

Самый ранний документ в найденной подшивке из архива датирован 22 сентября 1918 года. Это рукописное постановление группы лиц о заведовании находящейся в поселке Клязьма летней деревянной церковью во имя Гребневской Божией Матери и каменной церкви во имя Святителя Николая Чудотворца, которая располагалась на этом же участке, но не была освящена.

Для заведования храмом был избран комитет в составе Ивана Афанасьевича Александренко, Дмитрия Сергеевича Митрюкова, Фрола Карповича Булашевича; комендантами были назначены Авдотья Ивановна Гусева, Федор Павлович Зверев, Андрей Кузьмич Хромов.

Очевидно, что члены комитета до революции владели дачами в Клязьме и входили в состав Общества благоустройства поселка. В списках действующих членов Общества за 1914 год фигурируют их фамилии. На плане поселка 1914 года можно найти даже их прежние адреса: Александренко И.А. — ул. Пушкинская, 13; 22; 24, ул. Салтыковская, 6 и 8; Булашевич Ф.К. — ул. Некрасовская, 5 и 7; Зверев Ф.П. — ул. Чайковская, 24, ул. Гоголевская, 6; Хромов А.К. – ул. Пироговская, 14.

25464623632.jpg

Согласно сведениям, размещенным на том же плане поселка, Зверев и Хромов имели в Клязьме плотничные и столярные производства.

Отдельного внимания заслуживает роль в судьбе храма Ивана Афанасьевича Александренко и Фрола Карповича Булашевича, которые в 1918 взяли на себя управление церковным помещением и имуществом.

Как известно, до революции Александренко был ктитором и председателем Попечительского совета Гребневского храма. Он же вложил собственные средства в строительство находящегося рядом с Гребневской церковью каменного храма, который должны были освятить в честь Николая Чудотворца, но не успели сделать этого из-за событий 1917 года. Булашевич значится в числе дачевладельцев, представлявших интересы Гребневского храма еще в годы строительства.

РОВЕСНИК ВЕКА

Строился Гребневский храм в самом начале ХХ века. Так 12 ноября 1901 г. на имя Его Высокопреосвященства Митрополита Московского и Коломенского Владимира от уполномоченных дачевладельцев поселка Клязьма – статского советника Ильи Осиповича Блока и потомственных почетных граждан Ивана Никитича Кондрашева и Ивана Николаевича Сытого – было подано Прошение.

"Движимые чувством христианского благочестия Клязьминские домовладельцы предприняли устройство летней церкви при полустанке Клязьма на земле удельного ведомства", – говорилось в документе.

5.jpg

Кроме того, в Прошении указывалось на уже разросшееся население – до 2000 жителей на 150 дачах и 100 крестьянских дворах. "Окрестные церкви в Пушкино и Тарасовке удалены от Клязьмы на расстоянии малоудобном для хождения туда малолетних и даже взрослых в ненастную и жаркую погоду. Клязьма в настоящее время на пути к благоустройству – не достает церкви, и удельный округ, сочувствуя благой цели построении на Клязьме храма Божьего во имя Гребневской иконы Божией Матери, изъявил готовность испросить Высочайшего изволения на отчуждение для этого участка земли с предварительно ему необходимым разрешением от Московского епархиального начальства на возведение храма", – было сказано в Прошении.

Как позднее писала создатель музея Клязьмы Валентина Анатольевна Капустина, представители близлежащих приходов письменно возражали против строительства Гребневского храма. Однако земля все же была выделена, о чем свидетельствует документ Министерства императорского двора от 5 июля 1902 года в Московскую духовную консисторию: "Высочайшее Его Императорское Величество дало соизволение на бесплатный отвод 1600 саженей удельной земли в Пушкинской лесной Даче…".

8 сентября 1902 г. в праздник Рождества Пресвятой Богородицы была совершена закладка храма Гребневской иконы Божией Матери. Сохранился список жителей, состоящий в основном из местных дачников, которые пожертвовали на храм собственные средства.

Проект Гребневского храма выполнил московский архитектор Петр Алексеевич Виноградов. Он создал изящную, уютную, деревянную, шатровую церковь в традиции русского деревянного зодчества. Капустина упоминала, что в храме имелся дубовый резной иконостас.

31 июля 1904 году храм был освящен. В 1906 году к нему была пристроена колокольня высотой свыше 20 метров с семью колоколами и ризницей.

ДЛЯ НУЖД ГОЛОДАЮЩИХ

Вернемся к найденным документам. Означенный общественный комитет в 1918 году брал на себя обязательство "управлять церковными помещениями и всем находящимся при них имуществом, а также заключать и подписывать необходимые договоры с властями, соблюдать формальности, выполнять все постановления, декреты и законы, как существующие, так и имеющие быть измененными".

Отдельный документ в этой подшивке иллюстрирует еще один, не менее драматичный эпизод в жизни Гребневского прихода – это опись, датированная 5 мая 1922 года, в которой перечислены конфискованные у храма предметы.

На факт их изъятия указывают сразу несколько деталей: во-первых, сами наименования предметов, которые, судя по всему, были выполнены из серебра, во-вторых – точный вес, проставленный напротив каждого предмета, и наконец датировка – май 1922 года.

46346.jpg
Опись изымаемых в 1922 году предметов. Из материалов архивного дела 

Ведь как раз зимой 1922 года было принято Постановление ВЦИК "Об изъятии церковных ценностей для реализации на помощь голодающим", которое предписывало местным Советам "…изъять из церковных имуществ, переданных в пользование групп верующих всех религий, по описям и договорам все драгоценные предметы из золота, серебра и камней, изъятие коих не может существенно затронуть интересы самого культа, и передать в органы Народного комиссариата финансов для помощи голодающим".

При этом фактическое изъятие по описям драгоценных вещей должно было производиться с обязательным участием представителей групп верующих, в пользование коих указанное имущество было передано. И хотя некоторые источники указывают на то, что это требование зачастую не соблюдалось, в Гребневском храме оно было выполнено: при изъятии присутствовал Николай Васильев как представитель верующих и Павел Гаврилов как церковный староста. Изъятые предметы получил некто Голубев, а вот фамилия уполномоченного районной комиссией отсутствует.

Так на борьбу с массовым голодом в Поволжье и других регионах у Гребневского храма были конфискованы чаши, тарелки, диски, ризы, дарохранительница, лампады, кадило, лжица, звездица, пять украшений с Евангелия. Общий вес изымаемых предметов составил около 15,5 кг. Их дальнейшая судьба неизвестна.

252.jpg

ДУБОВЫЙ ИКОНОСТАС И УКРАДЕННАЯ ЗАВЕСА

В деле подшит еще один полностью рукописный документ, судя по наклеенным маркам, датированный уже 1923 годом. В нем перечислено все то имущество, которое оставалось в Гребневском храме. Этот список позволяет в полной мере узнать, какими предметами продолжали пользоваться для богослужений и какие иконы размещались в храме, вероятно, еще со времен первоначального обустройства.

Итак, спустя шесть лет после революции в алтаре Гребневского храма находились такие предметы, как престол и жертвенник, крытые парчой, дарохранительница под стеклом, большое и малое Евангелие, несколько больших и малых крестов, шелковый платок на престол, чаши и кувшины для водосвятия, сосуды для освящения хлебов, лжица, кисть для помазания, копие, подсвечники, ящичек с запасными Дарами, запрестольные крест и икона, трехсвечник, иконы в рамах, дубовая гробница с плащаницей и шитой пеленой.

В алтарной части была описана не только утварь, но и мебель: один дубовый и два железных шкапчика, четыре тумбы, обитые плюшем, столики для книг. Самих богослужебных книг в храме значилось более пятидесяти.

Фигурируют в списке и три сосуда для Святых Даров, один деревянный и два серебряных. Напротив серебряных стоит отметка "изъято" – по всей видимости, имеется в виду конфискация 1922 года. Дополнительная надпись карандашом стоит и напротив шелковой завесы на Царских вратах – "украдена, заменена шерстяной".

2323.jpg

В рукописном реестре по основному помещению храма перечислены абсолютно все иконы и предметы утвари Гребневской церкви, включая подсвечники для покойников и подставки под гробы.

Найденная опись подтверждает, что иконостас храма действительно был резным, выполненным из дуба. Значатся в основном помещении церкви и два дубовых клироса, и большие дубовые киоты с иконами Божией Матери "Трёх радостей", Казанской и Боголюбской Божией Матери. Над алтарем размещалась икона Спаса Нерукотворного.

На хорах также располагались дубовые киоты с иконами Восточной Божией Матери и Алексия, человека Божия. В основном помещении храма значится одиннадцать икон в серебряных ризах – это были образы Божией Матери, Спасителя, а также Святого Сергия, Николая Чудотворца и других. Напротив десяти из них стоит отметка "изъято" – это количество совпадает с описью 1922 года, правда, там иконы как таковые не значатся, а значатся лишь ризы. Опись обстановки храма в 1923 году подписана Иваном Афанасьевичем Александренко и другими жителями Клязьмы.

Окончание материала читайте здесь

Фото: архив автора, pastvu.com

Онлайн-подписка на 2021 год

Здесь вы можете подписаться на журналы «Подмосковный летописец», «Горизонты культуры», «Социальная защита. Подмосковье» и «Образование Подмосковья. Открытый урок» Подробнее