09 Августа Воскресенье
24 C, облачно с прояснениями

Тайная жизнь музея

06 Июля 2020 5 минут Автор: Анна Хитрина 47
Работа хранителя музея сродни работе детектива. Как становятся хранителями, что скрывают запасники музея и можно ли в их недрах обнаружить неизвестные шедевры? Зачем владельцу оружия прятать записку в своей алебарде, что значит необычная подпись на подрамнике знаменитой картины и какую тайну открыла рентгенограмма парсуны "Патриарх Никон с клиром"? Рассказывает главный хранитель музейно-выставочного комплекса "Новый Иерусалим" Наталья Сафонова.
РАБОТА МЕЧТЫ

Ново-Иерусалимский монастырь всегда представлялся мне загадочным и притягательным. На его территории до 2014 года располагался музей, работать в котором я мечтала. Но почему-то думала, что устроиться туда на работу невозможно. И однажды на глаза попалось объявление о наборе в школу гидов-экскурсоводов при музее. Лучших из лучших обещали трудоустроить. К сожалению, прочитала я это объявление поздно, когда день "икс" уже прошел, и поняла, что упустила свой шанс. Но утром набралась смелости и в 8.00 уже стояла около касс музея. Оказалось, что за эти несколько месяцев по объявлению никто не приходил, и меня после собеседования приняли на работу. Так сбылась моя мечта — в 1998 году я стала сотрудником Историко-архитектурного и художественного музея "Новый Иерусалим". Сейчас он уже не в монастыре и называется музейно-выставочным комплексом "Новый Иерусалим". Первый год водила экскурсии, затем стала младшим научным сотрудником, потом старшим. Классика музейного взросления в подмастерьях. Сегодня я главный хранитель фондов музея.

МУЗЕЙ ИЗНУТРИ

Хранение, как и создание выставок, — некая скрытая изнанка музея, которую не часто показывают. Здесь главное — ответственность. Причем в самом широком смысле. Кто способен быть хранителем, а кто нет, проверяется временем. Стать профессионалом можно только в самом музее, это исключительно прикладная специальность. В нашем музее более 192 000 предметов, ответственность главного хранителя распространяется на все происходящее с ними, несмотря на то, что некоторые коллекции находятся под опекой еще и отдельных хранителей. Главный хранитель — это широкие полномочия и повышенная тревожность, жизнь с "включенным утюгом".

46356356.jpg
"Портрет княгини М.Ф. Барятинской с дочерью Ольгой", Робер Лефевр

У нас в музее половина хранителей работает с коллекциями более сорока лет. При этом нужно понимать, что фондохранилище не склад и музейные предметы нуждаются в изучении и исследовании. А еще в нашей работе много кропотливого и рутинного. Представьте, что к хранителю отдела археологии поступает тысяча фрагментов керамики и каждый из них должен быть промаркирован, обмерян, отфотографирован…

Все музейные предметы разделены по коллекциям, некоторые из них по правилам должны находиться в условиях предельной укрепленности — то есть в сейфовых комнатах. Есть и объекты с хроническими заболеваниями или с повышенной чувствительностью. Они болезненно реагируют на любое изменение климата. В критических случаях хранитель совместно с реставраторами принимает решение о проведении реставрационных работ.

ЛЮБИМЫЕ ЭКСПОНАТЫ

Это не совсем корректная формулировка. Сложно подобрать точное слово, но, вероятно, это трепет, который вызывают те или иные предметы коллекции. Один из таких музейных шедевров — это парсуна "Патриарх Никон с клиром". И дело не только в том, что я помню ее с детства, когда приходила в музей с родителями: тогда портрет казался огромным, а патриарх очень грозным. Уже будучи сотрудником музея, узнала о страшной военной судьбе этого предмета, увидела рентгенограмму с разрывами холста и поняла, что парсуне усилиями реставраторов буквально была подарена вторая жизнь. Очень привязываешься и к предметам, которыми занимаешься, и порой не имеет значения масштаб их художественной ценности. В период самоизоляции я вернулась к описанию трофейного свадебного альбома короля Пруссии Фридриха Вильгельма IV и снова не могу глаз оторвать: в каждой миниатюре — зашифрованное послание.

876543.jpg
"Патриарх Никон", неизвестный художник

НАСТОЯЩИЙ ДЕТЕКТИВ

Времени на детективные расследования катастрофически мало, но это один из самых привлекательных ракурсов нашей работы, показатель квалификации. Поиск фактов и доказательство выдвинутых теорий — тяжелый труд. Можно длительное время заниматься архивным поиском, просмотреть море документов и найти одну-единственную дату (или не найти). Но иногда предметы сами дарят информацию о себе, когда этого никто не ждет. Можно вспомнить историю, когда при подготовке к выставке "Из домашних музеев" внутри алебарды XVII в. была обнаружена записка на старонемецком. Изучение характера послания позволило предположить, что это обращение к оружию как к одушевленному предмету с просьбой о помощи. Или недавно во время реставрации на подрамнике одной работы была обнаружена знаменитая фамилия, сохраним ее пока в секрете. Предстоит доказать либо опровергнуть авторство, отработать варианты по персоне портретируемого. Это, конечно, не повседневные случаи, но поступление новой информации о предметах — процесс постоянный.

452464.jpg
Записка на старонемецком, спрятанная внутри алебарды XVII в.

МУЗЕЙНЫЕ ЗВЕЗДЫ

Лучшие предметы попадают в постоянную экспозицию. Но вот везет ли им? Они своеобразные музейные звезды, но при этом всегда на передовой, практически не знают отдыха, и это отражается на скорости их старения. Постоянная экспозиция означает бессменность на посту. Многие предметы покидали залы только в период переезда музея. Популярные экспонаты часто просят "погостить" в другие музеи. Сложность в том, что они являются экспозиционными осями, без которых остается канва. Парсуна, о которой уже шла речь, крайне редко выезжала из музея; когда ее нет в зале, возникает "черная дыра". Есть предметы и целые коллекции со своими многолетними поклонниками, например, живопись Константина Горбатова. Как только его пейзажи исчезают со стен, сразу появляются обращения в музей с просьбами вернуть. Есть и своего рода фаворит, возглавляющий топ посетительского признания, — это портрет Марии Барятинской с дочерью Ольгой работы Робера Лефевра. Ротация предметов в постоянной экспозиции зависит от материалов и состояния. То, что подвержено разрушению, выставляем коротко, часто возвращаем в фондохранилище для отдыха. В большей мере это относится к тканям и материалам на бумажной основе.

КОГДА МУЗЕЮ ВЕК

На самом деле зарождение музейной жизни в Ново-Иерусалимском монастыре произошло 146 лет назад в момент создания мемориального музея патриарха Никона. Сохраняя на протяжении столь длительного периода предметы этого музея, мы, несомненно, наследуем и ему, хотя сейчас этот музей обрел некое продолжение на территории монастыря. В 1920 г. родился новый музей, отражающий свое время. Сегодня, спустя век, в новом здании (в которое мы переехали в 2014 году), это вновь молодой, динамичный музей, с новыми выставочными направлениями и проектами. "Старый новый музей" — не такой уж и парадокс. Каждое новое время несет новые задачи, но есть вечные и заглавные функции музея, которые никогда не изменятся, — хранить и собирать.

Текст: Анна Хитрина в соавторстве с Натальей Сафоновой. Фото: личный архив Натальи Сафоновой, пресс-служба МВК "Новый Иерусалим"

Онлайн-подписка на 2020 год

Здесь вы можете подписаться на журналы «Подмосковный летописец», «Горизонты культуры», «Социальная защита. Подмосковье» и «Образование Подмосковья. Открытый урок» Подробнее