24 Августа Суббота
+ 13 C, Ясно

Труды Николая Николаевича Муравьёва по развитию сельского хозяйства России

17 Мая 2019 15 минут Автор: Мария Обухова 237
Генерал-майор Николай Николаевич Муравьёв (1768–1840) хорошо известен в русской истории как участник войны 1812 года, основатель Школы колонновожатых, среди выпускников которой было не менее двух десятков декабристов. Его военные труды и педагогические заслуги достаточно освещены в исторической литературе, однако один из аспектов в биографии Н.Н. Муравьёва до сих пор не затрагивался исследователями. Речь идёт об аграрной науке, которой он посвятил многие годы своей жизни.
Николай Муравьёв был одним из основателей Императорского Московского общества сельского хозяйства и первой Земледельческой школы в России. На протяжении более двадцати лет он активнейшим образом принимал участие в делах Общества, издал ряд научных трудов, которые на несколько десятилетий стали лучшими практическими пособиями по агрономии и скотоводству для помещиков. В неразрывной связи с этими книгами находилась его деятельность в подмосковной вотчине – Осташёво, ставшей при Муравьёве образцовым опытным имением, где он впервые применил передовые методы ведения сельского хозяйства.

Что же привело Муравьёва, вся жизнь которого была связана с военным делом, к коренным изменениям в приложении своей деятельности? Необходимо упомянуть, что к началу XIX в. сельское хозяйство в России находилось в состоянии упадка. В огромной стране с колоссальными аграрными ресурсами не было научных учреждений и профессиональных кадров, занимавшихся изучением и развитием сельскохозяйственных наук. Вся практика земледелия была вверена в руки крестьянства и управляющих имениями, знания и опыт которых был недостаточен, а зачастую пагубен для большинства хозяйств. К тому же положительный опыт ведения сельского хозяйства в странах Европы свидетельствовал об отсталости применявшихся в России орудий труда, методов содержания скота и возделывания земли, которые на протяжении столетий не претерпевали изменений. С подобными проблемами Николай Николаевич был знаком не понаслышке: первые опыты в управлении поместьем с обширными сельскохозяйственными угодьями он получил в Осташёве, где с 1801 г. занимал должность управляющего имением, в то время принадлежавшим его отчиму Александру Урусову. Эта вотчина с приписанными землями перешла к Муравьёву по наследству уже после смерти Урусова, в 1813 г., после окончания войны с Наполеоном. Осташёво, как и многие имения Можайского уезда, находилось тогда в разорённом состоянии. Новому хозяину пришлось приложить множество сил для приведения его в порядок.

Муравьёв Ник Николаевич.jpg
Портет Н.Н. Муравьёва. Художник Н.И. Аргунов, 1817 г.

Проблемы развития в стране теории и практики агрономии волновали многих образованных землевладельцев. В Москве собранием просвещённых помещиков в 1818 г. было учреждено Московское общество сельского хозяйства (МОСХ), ставшее на многие десятилетия главным учреждением, ведавшим всеми вопросами в области развития агрономии и животноводства. У его основания стояли князь Д.В. Голицын, С.А. Маслов, Д.М. Полторацкий и многие другие видные деятели российской науки. Одним из основателей Общества и активнейшим его членом стал Николай Николаевич Муравьёв. В первые годы существования МОСХа главной задачей было объединение деятельных русских помещиков, которые могли бы сообщать сведения о накопленном полезном опыте и наблюдениях, проводившихся в хозяйствах. Подобный обмен опытом происходил на страницах специально выпускаемого «Земледельческого журнала» – главного печатного органа Общества. В составе учреждения было сформировано четыре отделения, занимавшихся изучением и распространением теоретических и практических основ земледелия, вопросами технического оснащения опытных хозяйств и подготовки специалистов. Общим советом МОСХа Муравьёв был назначен начальником IV отделения, в ведение которого входила Теоретическая школа, впоследствии переименованная в Земледельческую.

Возглавляемая Муравьёвым школа и основанный впоследствии Опытный хутор были главными учреждениями Общества сельского хозяйства. Подготовленные там специалисты, дефицит которых был насущной проблемой, включались в создание товарных хозяйств на селе. Крайнюю необходимость и своевременность организации такой школы Муравьёв описал в труде «Начертание школы Земледелия», которое стало первым положением о школе и её первым уставом. Причиной отсталости он назвал отсутствие участия в развитии земледелия просвещённого человека. В Европе производством продовольствия занимался средний класс, свободное образованное сословие, чьё сельскохозяйственное дело было единственным, приносившим ему доход. В России же такого сословия не имелось. В отношении распространения знаний считалось, что «…просвещение – есть принадлежность одного Дворянства; а сие последнее сословие, движимое честию и приверженностью к своему Государю, действует под победоносными знамёнами, или занимается судопроизводством…». Управляющими в имения помещики брали приказчиков или бурмистров, которых также были из крестьян или дворовых людей, выделявшихся прилежностью либо грамотностью. Таким образом, руководивший сельхозработами человек не имел профессиональной подготовки, придерживаясь наработанных веками традиций, а роста сельхозпроизводства не было. По замыслу основателей Общества Земледельческая школа призвана была давать образование будущим управляющим имениями.

Школа земледелия.jpg
Земледельческая школа Императорского Московского общества сельского хозяйства. Фото начала ХХ в.

Её устав, созданный Муравьёвым, предписывал принимать на обучение грамотных крестьянских мальчиков не младше 15 лет. В школе, наряду с первоочередными предметами – грамматикой и арифметикой – преподавались науки, непосредственно связанные с будущей профессией – сельская бухгалтерия, рисование ситуации и съёмка планов, сельская архитектура, лесоводство, «скотоврачебная часть» и многие другие. Помимо изучения теоретических основ, учащиеся работали на Практическом хуторе – опытном хозяйстве, где все полученные знания применялись на практике. Особенно важным в обучении Муравьёв считал преподавание Закона Божия, поскольку по своему опыту замечал: «при выгодной должности нравственность составляет одно из первейших достоинств».

Образовательное направление в деятельности Общества было выбрано Муравьёвым не случайно. В его основу легли педагогический талант и любовь к учебному делу, а также личный опыт, полученный при создании собственного хозяйства в Осташёве. Отчасти это предпочтение было связано с уже имеющимися значительными наработками в области преподавания точных наук и военного дела в основанной им Школе колонновожатых. К моменту учреждения МОСХа Школа колонновожатых работала уже три года, а её предтеча – Общество математиков, существовало уже в 1810-м. Его основали Николай Николаевич Муравьёв с сыном Михаилом, там читали лекции по чистой, прикладной математике и военному делу.

Важно отметить, что при обсуждении выбора места для школы Общества сельского хозяйства Николай Николаевич предложил открыть учреждение в его подмосковном имении. Совет общества на ординарном собрании 1818 г. постановил «приступить немедленно к учреждению Земледельческой школы в деревне Начальника 4-го отделения Николая Николаевича Муравьёва, и для постройки нужных для того зданий выдать ему под росписку из кассы Общества две тысячи рублей…». В силу ряда причин Школа МОСХ была всё же открыта в Москве. Но Николай Николаевич не отказался от мысли о создании собственного подобного образовательного учреждения. В Осташёве он основал Земледельческую школу для своих крестьян, где обучались и мальчики, присланные на попечение школы Муравьёва от помещиков соседних имений.

МОСХ-1.jpgМОСХ-2.jpg
Медаль Императорского Московского общества сельского хозяйства.1820-е гг.

Николай Николаевич в своих трудах утверждал, что развитие и успехи сельского хозяйства в первую очередь зависят от представителей класса, к которому он сам принадлежал – от дворянства. По его мнению, в крестьянском непродуктивном хозяйстве ничего не могло измениться, «пока помещики не обратят истиннаго и трудолюбиваго на оное внимание», «надобно самому быть деятельну и решительну». Взяв на себя подобную ответственность, он сам стал примером для подражания для других рачительных хозяев и сделал достойным подражания хозяйство, которое велось под его руководством в Осташёве.

В первую очередь Николай Николаевич Муравьёв усовершенствовал в Осташёво способ содержания и разведения крупного рогатого скота. Рачительный помещик не случайно сделал этот выбор. Он был основан на точных расчётах при изучении вопроса прибыльности имения. В хозяйстве средней полосы России плодородие почвы и погодные условия сильно уступают Черноземью. При этом, по мнению Муравьёва, существовали два вида деятельности, благополучная организация которых давала прибыль имению. Первый – это содержание крупного рогатого скота, для выпаса которого в достаточном количестве имелись пастбища, и второй – правильное распределение труда крестьян – основной рабочей силы. В то время содержание крупного рогатого скота в России считалось убыточным, поскольку по представлениям того времени русская порода коровы не могла дать необходимого количества молока и мяса. Николай Николаевич, основываясь на своём опыте и опыте других рациональных хозяев, пришёл к выводу, что виною убыточности скотоводства в России были сами помещики и работающие в этой отрасли крестьяне, среди которых за многие десятилетия выработался принцип содержания скота, описанный Муравьёвым следующим образом: «Лошади…составляя предмет роскоши и удовольствия, заслужили внимание Русских хозяев… лучшее устройство конюшен и псарных дворов давно уже придумано, а презренный рогатый скот…не обратил ещё на себя должного внимания. – Кормят их как-нибудь, держат в скотных дворах, которые суть не иное что как холодные шалаши».

Взявшись за обустройство скотных дворов в имении, Николай Николаевич ставил перед собой несколько задач – это изучение и улучшение условий содержания животных, улучшение русской породы молочного скота и производство молочной продукции высокого качества. В сложившемся к 1820 году хозяйстве Осташёва, которое насчитывало два скотных двора с общим количеством 70 голов крупного рогатого скота, Николай Николаевич принял целый комплекс мер. Для скота были выстроены тёплые дворы с денниками по проекту самого Муравьёва. Автор исходил из точных расчётов площади, необходимой для животного, предусмотрел специальные приспособления для закладывания корма и воды, продумал систему очистки помещений. Впоследствии в постройку, где находились денники, он провёл водопровод. Вполне возможно, что водопровод, считавшийся большой редкостью и дорогим удовольствием, был устроен Муравьёвым для обеспечения скотоводческого хозяйства Осташёва впервые в России.

5.Скотной двор.jpg
Скотный двор. Проект Н.Н. Муравьёва. 1830-е гг.

Помимо обычных денников было выстроено помещение для содержания больных и слабых животных, названное «коровьим лазаретом». Ещё один скотный двор для содержания молодняка находился в соседнем селе Новинском. В опытном хозяйстве был установлен рацион кормления животных и строгий контроль количества и качества молока, получаемого от каждой коровы, что позволяло производить контроль удоев молока, выхода масла от каждой коровы. На основании этих данных провели выбраковку животных и отбор наиболее производительного потомства. После трёх лет подобной селекции стало очевидным преимущество русской породы коров перед голландской, поскольку она оказалась менее притязательной к корму и содержанию и превзошла голландскую по качеству молока.

Пожалуй, самым сложным делом в ведении скотоводства в Осташёве была организация работы с крестьянами. Николай Муравьёв столкнулся с практически непреодолимой косностью представлений крестьянства о ведении хозяйства. Все новшества, им вводившиеся, были встречены недовольством и нежеланием трудиться по требуемым правилам. После первых неудач крестьяне между собой говорили, «прошлого года у него выпало половина скота, а ныне выпадет весь». Но всё же Осташёвский помещик с особой настойчивостью требовал исполнения всех работ, им назначенных. Устройство рабочего времени на скотных дворах Николай Николаевич Муравьёв сравнивал с работой фабрики, где трудовые обязанности были закреплены за каждым служащим и должны выполняться в строго определённое время. Все сведения о проделываемой работе тщательнейшим образом заносились в книги специально учрежденной «Конторы скотного двора». Только подобным образом, по мнению хозяина, можно было добиться значительных результатов в ведении своего хозяйства.

Через три года кропотливой работы скотоводческое хозяйство генерала Муравьёва, названное им «Долголядский скотный двор», принесло значительные результаты. Не скрывая удовольствия, Муравьёв писал: «Имея обширные и хорошие выгоны, любовался тучностью и здоровьем моих коров». Всего за это время общее количество крупного рогатого скота путём естественного прироста было увеличено до 255 голов, помимо этого в хозяйстве было до 60 лошадей и 250 голов мелкого рогатого скота. Новизна устроения и коммерческий успех сделали Долголядский двор образцовым. В имение Осташёво приезжали для приобретения опыта помещики соседних владений, а впоследствии и других уездов и губерний. Также здесь было налажено производство сливочного масла по выработанной самим хозяином технологии отстоя сливок, которая позволяла получать продукцию высокого качества. Через много лет, в 1860-х гг., эта технология была заново открыта в Европе и стала называться «швейцарской». Впоследствии создатель новой отрасли русского народного хозяйства масло- и сыроделия Н.В. Верещагин писал: «To, что за границей введено на днях..., то у нас в России 60 лет тому назад разработал и напечатал Н.Н. Муравьёв».

Сообщение об основах содержания животных на «Долголядском скотном дворе» генерал Муравьёв впервые прочитал на заседании МОСХ в 1825 г., после чего этот материал с проектами самого автора был напечатан в Земледельческом журнале. Получив многочисленные просьбы о более подробном описании выработанной системы, Муравьёв решил издать отдельный труд по описанию своего Долголядского хозяйства. Издание под названием «Наставление о приведении в порядок управления скотными дворами» было написано Николаем Николаевичем в Осташёве и вышло в свет в 1830 г., став единственным и лучшим практическим пособием по устроению скотных дворов. Эта работа приобрела огромную популярность среди рациональных хозяев, многие из которых устраивали свои хозяйства по образцу Долголядского двора.

Статья Муравьева.jpg
Сравнительный опыт кошения ржи по способам Абашева и Муравьёва с жнитвом серпами. Земледельческий журнал. 1831 г.

Николай Муравьёв всегда был осведомлён о последних достижениях российской агрономии и активнейшим образом участвовал в жизни Московского общества сельского хозяйства. Являясь постоянным корреспондентом Земледельческого журнала, считал своим долгом высказывать своё авторитетное мнение, если видел в этом необходимость. Также призывал и других помещиков делиться своим опытом, чтобы предостеречь коллег от ошибок. Всегда тщательно и придирчиво он относился к любым вопросам рационального сельского хозяйства, не оставлял без внимания малейшие детали, и всегда руководствовался доводами разума, точными расчётами и искренней преданностью своему любимому делу.

Так, Николай Николаевич не оставил незамеченным сообщение инженера Абашева о созданном по собственному проекту приспособлении для кошения ржи. По мнению Абашева, его изобретение делало уборку зерновых более эффективной по сравнению с жатвой повсеместно принятым методом – серпом. Узнав о новом приспособлении, Николай Муравьёв сразу поделился с читателями Земледельческого журнала выработанным им методом, который уже на протяжении нескольких лет применялся на землях его усадьбы. Сведения об обоих этих методах быстро распространились среди земледельцев и вызвали нешуточные споры о том, который из методов более удачен. На протяжении трёх лет Земледельческий журнал публиковал отклики о новых методах косьбы, однако и это не привело к определённым итогам, т.к. отзывы помещиков, применявших новые способы уборки зерновых, разделились поровну между способами Абашева и Муравьёва. Для разрешения спора были устроены испытательные соревнования, на которые пригласили косцов, обученных Абашевым, и косцов из Осташёва. Но результаты и этого сравнительного опыта не смогли определить лучшего – оба метода показали одинаково отличные результаты. Преимущество способа Муравьёва перед методом Абашева состояло в том, что не нужно было приобретать специального орудия и проходить обучение, как требовал Абашев. Пользоваться можно было обычной длинной косой. Сам же способ был подробно описан в Земледельческом журнале Муравьёвым. Много лет в своих хозяйствах использовали этот метод и соседи Николая Николаевича – хозяйка Лотошина Софья Мещерская, владелец Благовещенского (Бражникова) Борис Белавин и князь Василий Шаховской, помещик Белой Колпи. В Осташёво они присылали свои благодарные отзывы о муравьёвском способе кошения, который сохраняет здоровье крестьян и экономит время полевых работ.

Не только своими успехами, но и неудачными начинаниями делился генерал Муравьёв на страницах Земледельческого журнала. В 1828 г. в своем имении он основал завод по производству сахара. В России тех лет получение сахара из свёклы было новой, развивающейся технологией, и всего в государстве насчитывалось до 20 небольших сахарных заводов. За два года существования завода Муравьёву удалось добиться выпуска продукции высокого качества, однако вскоре производство пришлось расформировать. Причиной стала неплодородная почва Осташёва, не подходившая для выращивания достаточного количество сырья – сахарной свёклы.

Как говорилось выше, одним из важнейших факторов благополучия любого хозяйства помещик Муравьёв считал правильно организованный труд крестьянина. Николай Николаевич откровенно писал, что виновником малых доходов поместий являлись сами помещики и их приказчики. Неправильно распределённое время отработки барщины приводило к тому, что наибольшую часть времени крепостные крестьяне проводили на поле помещика, не успевая обрабатывать свои наделы. Понятно, что на барщине отношение к делу было халатным. В отдельном труде «Об оценке крестьянских работ» Николай Муравьёв призывал к точному подсчёту видов крестьянских работ и затраченному на них времени. Одной из важных составляющих, по мнению Муравьёва, было обеспечение работников передовыми орудиями труда и создание для них достойных условий жизни и быта. Так, наблюдательный Муравьёв не упустил из виду несовершенство конструкции крестьянских изб, которые при неправильном их устройстве быстро становились непригодными для жилья. По собственному проекту Муравьёв выстроил в Осташёве несколько крестьянских усадеб с домами, в которых печи-каменки, топившиеся по-белому, предохраняли жильё от излишней влажности – главной причины быстрого разрушения изб. Помимо этого в Осташёве находились многочисленные сельскохозяйственные постройки, созданные по проекту самого помещика – риги для сушки снопов, птичники, помещения для хранения скарба, а также другие передовые инженерные сооружения: молотильная машина, веяльная машина Г. Кульмана для вывейки хлебного зерна. Для облегчения труда землепашцев Муравьёв использовал современные плуги и бороны собственной конструкции. Также и для Опытного хутора им были составлены проекты различных сооружений. Все упомянутые архитектурные сооружения, сконструированные Муравьёвым, были признаны лучшими. Эти проекты были опубликованы в качестве примера образцовых хозяйственных построек в популярном издании П.А. Муханова «Портфель для хозяина». Как признанный специалист в деле совершенствования хозяйственных построек и жилья для помещичих усадеб, Муравьёв был выбран преподавателями Земледельческой школы как экзаменатор по предмету «сельская архитектура».

Осташёво.jpg
Усадьба Осташёво. Фото 1930-х гг.

В конце 1820-х гг. Николай Муравьёв был приглашён к участию в издании на русском языке работы А. Таера «Основания рационального сельского хозяйства». Этот научный труд, созданный основоположником сельскохозяйственной науки Германии, стал в России популярным практическим пособием для хозяев поместий и агрономов. К русскому изданию Таера Муравьёвым были составлены примечания – целый комплекс дополнений к переводу книги. Предостерегая русских помещиков от слепого копирования европейского опыта, он указывал на некоторое несоответствие рекомендаций немецкого учёного условиям, в которых находилось сельское хозяйство России, и предлагал иные пути выполнений различных сельскохозяйственных работ, исходя из собственного многолетнего опыта.

Московское общество сельского хозяйства было обязано многочисленным трудам Николая Муравьёва многими успехами. С начала деятельности в Обществе он практически безвыездно находился в своей вотчине Осташёво и достиг колоссальных успехов в ведении своего хозяйства, распространении полученных им знаний и в работе над основанием и устройством Земледельческой школы и Опытного хутора. В 1828 г. отмечалось десятилетие со дня основания МОСХа, а также намечался первый выпуск учеников Земледельческой школы. В этот важный для истории Общества год генерал-майор Николай Николаевич Муравьёв был удостоен высокой награды – золотой медали Императорского Московского общества сельского хозяйства. Вместе с ним серебряными медалями были награждены два виднейших члена Общества – М.Г. Павлов, директор Земледельческой школы, и С.А. Маслов, неизменный секретарь МОСХа и успешный агроном. В благодарность за полученную награду Николай Николаевич Муравьёв обратился к членам Общества с такими словами: «Принимая с чувством искреннейшей благодарности таковый лестный и драгоценный для меня знак внимания к моим хотя и слабым заслугам почтеннейшего Общества; вменяю себе в обязанность употребить всевозможные усилия дабы впредь соделаться онаго достойным».

Уже к 20-летнему юбилею основания Общества сельского хозяйства Школа выпустила более 200 учеников. Первоначально это учебное заведение должно было готовить профессиональных управляющих имений, однако применение своим знаниям выпускники нашли в самых разных областях – в управлении делами имений, в научных исследованиях сельского хозяйства регионов страны, в том числе и отдалённых, например, на Камчатке. Некоторых учеников выбрали на должности преподавателей Школы. По образу московской были основаны многочисленные земледельческие школы в разных регионах страны, такие как Омский опытный хутор, школа графини С.В.Строгановой в Санкт-Петербурге, Верхнеудинский опытный хутор в Бурятии и многие другие.

В 1838 г. МОСХ объявил о строительстве нового комплекса для своего образовательного учреждения. Николай Муравьёв, удостоенный звания Почтенного Попечителя Земледельческой школы и Опытного хутора, был назначен руководителем этого масштабного проекта. Уже немолодой и нездоровый, он переехал из имения в Москву к месту строительства. Два года велись работы по устройству здания Школы, её классов, научных кабинетов: минералогического, физического, химического и класса моделей земледельческих орудий, коллекцию которых пополнил сам почётный попечитель – в дар Школе он преподнес нивелир, планшет и теодолит. Заново обустроен был Опытный хутор, который по замыслу Николая Муравьёва стал образцом выгоднейшего хозяйства под Москвой. Там демонстрировалась совокупность различного рода образцов полеводства, производимых улучшенными способами возделывания земли, были представлены разнообразные способы полеразделений и различных севооборотов. Комплекс Школы, Опытного хутора с садом плодовых растений, заведениями скота Холмогорских пород, устройством образцовых сельскохозяйственных строений, орудий, машин и конторской отчётностью был закончен в конце 1839 г. Этот тяжёлый труд стал последним для Николая Николаевича Муравьёва, скончавшегося в августе 1840 г.

Осташево-2.jpg
Парадный въезд усадьбы Осташёво. Фото 2018 г.

Он отдал изучению сельского хозяйства последние два десятилетия своей жизни, заложив основы развития сельского хозяйства, делился своим богатым опытом с помещиками, дал образование сотням учеников созданной им Земледельческой Школы. На её основе спустя многие годы была создана Московская сельскохозяйственная академия им. К.А. Тимирязева. До нас дошли труды почётного деятеля сельского хозяйства Н. Н. Муравьёва. Давно уже не существует образцового хозяйства Осташёва и Опытного хутора. Однако жива мысль этого виднейшего деятеля России, истинного патриота, посвятившего свои знания, опыт и талант любимому делу. Его труды и сегодня могут послужить примером честного труда на благо своего Отечества.

Автор - старший научный сотрудник Государственного музея архитектуры им. А.В. Щусева (Москва). Материал опубликован в №1 (59) историко-краеведческого альманаха “Подмосковный летописец” за 2019 год.