24 Мая Пятница
+ 15,2 C, Пасмурно

Виктор Алексеевич Барышников

Высокого звания — Город воинской славы — Наро-Фоминск был удостоен, благодаря героизму бойцов и командиров 1-й Московской Краснознамённой гвардейской мотострелковой дивизии и других частей 33-й армии генерала Михаила Григорьевича Ефремова, остановивших врага в октябре 1941 г. на Нарском рубеже.

Среди юбилейных дат памятного календаря на 2016 год, составленного сотрудниками библиотек и краеведами Наро-Фоминска, на первом месте стоит 90-летие нашего города. В «Подмосковном летописце» уже не раз публиковались статьи, авторы которых опирались на архивные документы, дополняя их воспоминаниями старожилов. Вот и на этот раз в нашем рассказе только факты и воспоминания о Наро-Фоминске одного из старожилов города и его ровесника Виктора Алексеевича Барышникова (родился 26 января 1926 г.).

По Наро-Фоминску с ровесником города

Высокого звания — Город воинской славы — Наро-Фоминск был удостоен, благодаря героизму бойцов и командиров 1-й Московской Краснознамённой гвардейской мотострелковой дивизии и других частей 33-й армии генерала Михаила Григорьевича Ефремова, остановивших врага в октябре 1941 г. на Нарском рубеже. В декабре они перешли в наступление, освободив правобережную часть Наро-Фоминска 26 декабря, а к 20 января — всю территорию Наро-Фоминского района.

К этой славе причастны тысячи жителей города, сделавшие всё, что было в их силах, чтобы содействовать боевым частям — участием в боях, сбором разведданных, обеспечением солдат продовольствием. Эту славу бережно хранили фронтовики, вернувшиеся с войны на предприятия города. На братских могилах воздвигли обелиски и мемориалы, организовали и возглавили поисковую работу по обнаружению и захоронению останков павших в боях воинов. С одним из них, уроженцем Наро-Фоминска и его ровесником, ветераном Великой Отечественной войны Виктором Алексеевичем Барышниковым мы прошли по центру Наро-Фоминска, мысленно воскрешая вехи его древней истории.

03072016-16.jpg

Виктор Алексеевич Барышников - ровесник города

Мы решили начать маршрут с Площади Победы. Не только потому, что здесь установлена стела в ознаменование присвоения городу звания «Город воинской славы». Здесь находится самое старое у нас здание — каменная церковь во имя святителя и чудотворца Николая Мирликийского. Возведённая по проекту архитектора П.П. Буренина, она была «начата строением в 1846 году 2-го дня июня тщанием титулярного советника Дмитрия Петровича Скуратова и поручика Николая Дмитриевича Лукина» и освящена в 1852 г. — в год 40-летия победы в Отечественной войне 1812 г.

03072016-13.jpg

Наро-Фоминск. Стела Город воинской славы. Фото предоставлено газетой "Основа"

Вновь построенная каменная церковь сохранила название старинной деревянной Никольской церкви, сожжённой отступавшими из Москвы французами в октябре 1812 г. Деревянная церковь находилась недалеко от моста через реку Нару в ста саженях справа от Боровской дороги за речкой Гвоздней. По легенде в этой церкви ночевал Наполеон, который пробыл в Фоминском с полудня 10 октября до 9 утра 11 октября.

Здесь, в четырёх верстах от Фоминского 10 октября командир партизанского отряда капитан Александр Никитич Сеславин первым обнаружил отступающую Великую армию и самого Наполеона в окружении старой гвардии. М.И. Кутузов, выслушав донесение разведчиков, произнёс знаменитые слова: «Россия спасена!» Русские войска были направлены из Тарутино к Малому Ярославцу и заградили неприятелю дорогу на юг.

03072016-8.jpg

Неизвестный художник. А.Н. Сеславин обнаруживает французскую армию у с. Фоминского. Начало XIX в.

Наро-Фоминск в защите Отечества

Во время Первой мировой войны Наро-Фоминское стало центром госпитального района. В селе и его окрестностях под госпитали были заняты лучшие помещения. Владелец имения Нара, князь Сергей Александрович Щербатов построил в сосновом лесу барак для солдат, отравленных газами, и отдал свои дома в усадьбе и на даче Конопёловке под госпитали и приют для сирот-беженцев. Солдат русской армии и пленных, умерших от ран и болезней хоронили сначала на приходском, а затем на специально отведённом Братском кладбище. В Наро-Фоминском был устроен приют на 300 беженцев, а на станции «Нара» открыт питательный пункт для беженцев, следующих в другие места.

03072016-11.jpg

Усадьба С.А. Щербатова. Зимние забавы выздоравливающих солдат. 1915 г.

Наиболее трагичные события происходили здесь в октябре-декабре 1941 г. О них напоминают Вечный огонь, памятник командующему 33-й армии генерал-лейтенанту М.Г. Ефремову, танк Т-34 с двумя мемориальными плитами на постаменте в честь 1-й Московско-Минской гвардейской стрелковой дивизии и 222-й стрелковой дивизии, стела «Город воинской славы» и другие мемориалы. Памятником войны является и сама Никольская церковь.

На церковной колокольне во время боёв размещался наш наблюдательный пункт. Левый берег реки Нары занимали советские войска, правый — гитлеровцы. Только один раз, во второй половине дня 23 октября 1941 г., противник вышел к каменному мосту и по нему переправился на восточный берег. Кровопролитный бой разгорелся у церкви, где находились воины разведывательной роты 175-го мотострелкового полка 1-й Московско-Минской дивизии. Капитан А.М. Соболев описал этот эпизод в книге «Разведка боем. Записки войскового разведчика». Ночь с 22 на 23 октября он провёл на колокольне Никольской церкви. Вместе с ним там находились артиллерист-наблюдатель и пулемётный расчёт — сержант Николай Ткачёв и рядовой Пётр Подопригора.

«Небо на востоке едва посветлело, а противник уже открыл артиллерийский, миномётный и пулемётный огонь по всему восточному берегу Нары. Сотни фашистов с криками бросаются в атаку через реку. Наши части встречают их огнём. Мы тоже бьём по врагу с колокольни.

Потом что-то ярко вспыхивает, ослепляет, раздаётся оглушительный треск. Всё это мгновенно. Я потерял сознание. Придя в себя, вижу, как Подопригора ползёт к сержанту, который в неестественной позе лежит на боку в луже крови.

— Крепись, браток. Сейчас перевяжу. — Приложив ухо к груди товарища и не уловив биения сердца, Пётр кричит: — Коля, друг!..

Противник лезет напролом. На смену подбитым танкам и скошенным цепям солдат появляются новые. У моста и церкви дело доходит до ручных гранат.

Кругом всё горит, дым ест глаза. Трудно дышать. Пулемёт Подопригоры смолкает: кончились патроны. Гитлеровцы перебежками продвигаются вперёд. Церковь остаётся у них в тылу — мы окружены! Молча переглядываемся и понимаем друг друга без слов.

Под нами слышен треск автоматов. Мы отстреливаемся, но патроны для карабинов тоже на исходе. Пётр оглядывает последнюю гранату.

— Рус! Ты капут! — доносится снизу. — Сдай-вай-сья!

Внизу скапливается всё больше и больше солдат противника. Какой-то остервенелый фашист бросает гранату, даёт длинную очередь и начинает взбираться наверх.

Пётр выдёргивает чеку у гранаты, отжимает большой палец — сухой щелчок, и граната в полёте. Потом взрыв.

Ждём, что предпримут гитлеровцы дальше. Но они больше не лезут. Не слышно суетни и криков под нами. Осматриваемся. Со стороны вокзала, отстреливаясь, бегут через огороды вражеские солдаты. Им вдогонку строчат наши пулемёты. В сплошном дыму трудно дышать, а тут ещё противник поднимает дымовую завесу.

— Есть кто живой на колокольне? — слышится родная русская речь.

К нам поднимаются трое раскрасневшихся красноармейцев. Не время проявлять чувства радости, а как хочется обнять своих спасителей!»

03072016-9.jpg

Руины шедового корпуса фабрики. Зима 1942 г.

03072016-6.jpg

Правобережная часть г. Наро-Фоминска. Зима 1942 г.

Вместе с гвардейцами в бою участвовали бойцы Наро-Фоминского истребительного батальона, которыми командовал старший лейтенант М.А. Голованов, комиссаром был директор 6-й наро-фоминской школы Василий Герасимович Тишечкин. «Очень хороший был директор и историк отличный, этот предмет я любил», — говорит Виктор Алексеевич Барышников и вспоминает школьных учителей и свой последний школьный день 7 июня 1941 г.:

«Школа наша имела несколько помещений. Я учился в том, что в парке с 1938 года. Это самая лучшая школа в городе была до войны. Конечно, здание небольшое, и туалет был маленький, деревянный, и на перемене 5 классов выйдут, не повернёшься, но вот этот воздух, парк, тишина! Тогда машин-то не было почти. В мае откроют окно — Нара широкая, с плотины вода падает, журчит, под окнами вяз громадный и соловьи поют. Красота! На переменах выйдем в жостку поиграть, из бумаги птичек пускать, гулять на берегу реки… Отличная школа!

В 1941 году я окончил 7 классов. Прозвенел для нас последний звонок, получили мы аттестаты и побежали наперегонки в книжный магазин, что был напротив, недалеко от церкви, за учебниками для 8 класса. Записали, какие есть, и попрощались. И получилось, что в последний раз виделись с некоторыми ребятами: с Виноградовым, с Кузьмой Шиткиным, Мишей Савкиным, Петром Матвеевым, с техничкой нашей, которая нам звонила и плакала, словно предчувствовала беду».

Фабрика и её владельцы

К 1833 г., когда разорённое село купили Н.Д. Лукин и Д.П. Скуратов, оно уже носило название Наро-Фоминское. 16 августа 1834 г. в Верейском земском суде было заявлено о намерении Д.П. Скуратова в селе Наро-Фоминском «завести бумагопрядильную мануфактуру <…> вместе с поручиком Н.Д. Лукиным, князем А.Г. Щербатовым и его супругой С.С. Щербатовой, гвардии полковником Н.Е. Паниным и губернским секретарём С.Н. Кашкиным». В 1840 г. предприятие, которое получило название Софьинской бумагопрядильной фабрики (в честь княгини Щербатовой) было пущено. В 1845 г. на правом берегу реки Нары работало уже две фабрики, на которых трудилось 1544 рабочих из крепостных крестьян. Сейчас этих фабрик не сохранилось. От усадьбы Нара князей Щербатовых, которые на несколько лет стали владельцами всего фабричного производства, уцелела небольшая часть парка да частично перестроенное здание бывшей конюшни.

Виктор Алексеевич Барышников поделился воспоминаниями детства и юности:

«Усадьба князя Щербатова начиналась сразу за речкой Гвоздней. Посторонних туда не пускали. Мать рассказывала, что, когда местный люд приходил туда яйца продавать или ещё что-то, выходила прислуга, встречала. В начале прошлого века оба усадебных дома были ещё целы — большой деревянный дом с колоннами и белый двухэтажный дом, красивый, словно пароход. Он проглядывает на старой открытке. В небольшом домике-красавце до 1941 года жили учителя 6-й школы II ступени, а в большом — занимались её ученики (с 5-го по 7-й классы). Справа от школы находилась конюшня. В первые годы советской власти она называлась советской, а затем её перестроили под магазины.

Парк до войны был очень красивый! Не помню, чтобы там хоть одна берёза была, росли все деревья благородные. Были красивые липы и высоченные южные тополя, от их корней сейчас пошли отростки. В парке сажали много цветов, за ними и за всем парком ухаживал садовник, который прежде работал у князя. Там и оранжерея была, стеклянная. При князе персики выращивали и цветы, а в советское время там занимались гимнастикой и спартакиаду проводили.

Сейчас парк весь засажен деревьями, а раньше здесь было три больших цветочных поляны. У входа рос кедр, за ним была первая поляна. Вторая — по центральной аллее, пройдя первый перекрёсток, за могучим дубом. На месте сгоревшего в начале 1920-х годов большого усадебного дома в 1941 году построили летний театр, громаднейший, отделанный прорезной резьбой. Справа от него был ресторанчик, за ним шла аллея на стадион, а слева — ещё одна большая поляна. Траву выкашивали регулярно, сено шло на фабричную конюшню, она стояла на окраине Наро-Фоминска, где сейчас строится новый роддом (перинатальный центр). На этих полянах, когда были большие гулянья, рассаживались семьями текстильщики — с котомками приходили, с картошкой, с квашеной капусткой. И не только по праздникам. Если футбол, то весь город там находился, вокруг футбольного поля. Бывало, кончается мероприятие, по мосточку через Гвоздню не пройти, по 15 минут стояли в очереди».

Градообразующее предприятие

Владельцами прядильно-ткацкой фабрики с 1864 г. были купец Василий Иванович Якунчиков и его компаньоны, создавшие «Товарищество Воскресенской мануфактуры». Товарищество построило многоэтажные корпуса фабрики и казармы для рабочих, больницу, крепкий деревянный мост через реку Нару, который не сносило при ледоходе. Произошло обновление производства, увеличились его мощности, стал разнообразнее ассортимент тканей. При фабрике действовала сначала одноклассная, а затем двухклассная школа для детей рабочих. В 1907 г. наро-фоминская фабрика влилась в московский концерн «Эмиль Циндель и Ко» и получила новые возможности для технического и социального развития. Строились новые производственные и жилые корпуса, заменялось устаревшее оборудование, был построен каменный мост.

03072015.jpg

Здание прядильного отделения фабрики. 1899 г.

03072016-3.jpg

Казарма № 16 для рабочих фабрики. Открытка. После 1910 г.

03072016-12.jpg

Село Наро-Фоминское. Усадьба князя С.А. Щербатова. С открытки. 1914 г.

Об отречении Николая II наро-фоминские текстильщики узнали из газет 1 марта (по старому стилю) 1917 г. Был создан временный революционный комитет, а 17 августа 1917 г. — Наро-Фоминская партийная организация РСДРП(б). В октябре власть в городе перешла в руки большевиков. Фабрика была национализирована.

Период с 1919 г. по 1922 г. стал одним из самых трудных в жизни предприятия. Прядильно-ткацкая фабрика работала с перебоями: недоставало сырья, запасных частей к машинам, топлива. В декабре 1923 г. начался переход на двухсменную работу в прядильной, а в мае 1924-го — переход на двухсменную в ткацкой фабрике. На 1 января 1924 г. на фабрике работало 4100, а на 1 сентября 1925 г. — уже 7100 человек.

За годы первых пятилеток фабрика обзавелась новым оборудованием. Здесь были установлены машины для тонкого гребенного прядения, что позволило выпускать тонкие ткани не только гладкого, но и узорчатого переплетения. В 1927 г. во время первого Всесоюзного конкурса на лучшее промышленное предприятие страны наро-фоминские текстильщики заняли первое место. В 30-х годах на прядильно-ткацкой фабрике развернулась борьба за овладение техникой и повышение производительности труда.

Город строится

К концу 30-х годов изменилась не только фабрика, значительно преобразился и город Наро-Фоминск. Его население в 1939 г. насчитывало 31,6 тысяч человек (в 1926 г. — 16 тысяч). Появились новые улицы — Октябрьская, Комсомольская, Первомайская, им. Пушкина, Каменская, Ленинградская, имени Героя Советского Союза лётчика-полярника П.Г. Головина, уроженца Наро-Фоминска. На большом поле за рабочими казармами были построены двухэтажные рубленые дома, средняя и семилетняя школы, детские ясли. За клубом и детским парком пролегли улицы имени. М.И. Калинина, Школьная, Ташировская. Здесь построили двух- и трёхэтажные дома, больницу, роддом. В 1933 г. переехал в новое здание районный исполком. В 1935 г. новое кирпичное здание получила почта. На Ташировском шоссе появилась школа № 3.

Таким был Наро-Фоминск до 1941 года. А дальше была война… Горе и слёзы от потери близких, разрушенные здания, железо и фанера вместо стекол, трубы времянок, разбитые дороги, груды мусора, вмерзшие в лёд трупы.

Героический труд жителей города позволил в кратчайшие сроки восстановить в Наро-Фоминске жилые дома, школы, хлебозавод, водопровод, прачечную, поликлинику, баню и клуб. К декабрю 1954 г. была полностью восстановлена фабрика. В 1950-е гг. в Наро-Фоминске развернулось новое жилищное и культурно-бытовое строительство. В городе открылись средняя школа, кинотеатр, гостиница, два детских сада, ясли; пять четырёхэтажных жилых зданий выросли на улице Ленина, появилась новая улица имени Карла Маркса. Прядильно-ткацкой фабрикой были построены восемь двухэтажных домов. На окраине города выросли частные дома посёлка текстильщиков. Для семей работников фабричных ударных бригад (ФУБр) были построены дома, получившие название «фубровские». В 1959 г. в городе появился газ.

03072016-14.jpg

Кинотеатр "Октябрь". 1950-е гг.

03072016-17.jpg

Ткани - только отличного качества. 1970-е гг.

03072016-5.jpg

Художник Ю.А.Дехто. Мозаичное панно на фасаде прядильного цеха. 1969 г.

В 1959 г. Наро-Фоминск стал районным центром объединённых Наро-Фоминского и Верейского районов. Население города по переписи 1959 г. составило 35, 4 тысяч человек. Генеральный план застройки Наро-Фоминска, разработанный в 1949 г., к 1960 г. был выполнен, город был окончательно восстановлен после разрухи. Выросли многоэтажные жилые дома. К 1965 г. капитальный жилой фонд достиг 217,4 тысяч м2. На 1 января 1966 г. население города Наро-Фоминска составляло 42, 4 тысяч человек.

В 1973 г. пострадавшее в войну здание Никольской церкви было наконец-то восстановлено, и в нём открылся Военно-исторический музей. В 1990-е гг. храм передали православной общине, а музей, уже в статусе историко-краеведческого, разместили в новом помещении в центре города.

03072016-15.jpg

Открытие военно-исторического музея в г. Наро-Фоминске. 1973 г.

Бывшая прядильно-ткацкая фабрика со временем была преобразована в Шёлковый комбинат, ставший флагманом отрасли. На нём до начала 1990-х гг. трудилось более 10 тысяч человек. Предприятие содержало больницу, клуб с его многочисленными кружками, профилакторий, пионерский лагерь, строило многоквартирные дома для своих работников. Но в 1990-е гг. производство рухнуло, а в 2000-е гг. — обанкротилось.

Центральный универмаг

На левой стороне площади Свободы стоит здание универмага «Центральный», которое тоже вызывает у Виктора Алексеевича поток воспоминаний:

«Универмаг построен при Якунчикове. В те времена у работников фабрики были специальные книжки. Магазин-то принадлежал фабриканту! Без денег приходишь — муки столько-то, чего другого тоже — в книжке проставляют и у себя отмечают, а после передают в бухгалтерию. Можно как угодно рассуждать, но плюс в этом был.

Помню, ещё карточки были, в 1935 году в левом крыле на первом этаже организовали столовую, где питались дети работников фабрики. Давали первое, второе, на третье — пудинг, кисель, или ещё что-то. Хорошее питание было.

Перед войной в Центральном, можно сказать, было изобилие всего, всяких продуктов! Клюква стояла в бочках, грибы солёные. Мясо — какое душе угодно! За мясом никого народу не было. Все держали поросят, кур, у многих были коровы.

Чтобы мясо сохранялось, зимой пилили лёд на речке. Хочешь заработать? Иди лёд пилить! Кто внизу — 1000 рублей платят, вверху — 100 рублей. Делали прорубь, пила — вот такой ширины, зубья большие. Привязывали балласт и пилили. Заготовленные куски льда складывали на опилки на площадке, где сейчас стоит торговый центр “Заречье”, и сверху засыпали толстым слоем опилок. Там всё лето хранились мясо и рыба — запас не только Центрального, но и других магазинов Торга.

На втором этаже был промтоварный магазин. Там родители купили лыжи брату. Он ушёл в армию, и владельцем лыж стал я. С промтоварами был дефицит. В 1939 году брат окончил военное училище и уехал в Монголию на Халхин-Гол, на завершающий этап военной кампании. Оттуда он мне выслал полторы тысячи рублей, и родители мне купили велосипед. Он в магазине стоил 275 рублей, но мы купили за 1300 в военном городке у старшего лейтенанта из танковой бригады Калиновского. Не было их в продаже! Если придёт два велосипеда в Торг, начальство забирает. Поэтому такая цена была, спекулятивная. Позже, в 40-м году, появились магазины-люксы, где продавались некоторые товары — радиоприёмники, ковры… Велосипед в люксе стоил 560 рублей, вдвое дороже, чем в обычном магазине».

Переплетения истории

Улица, которая от площади Свободы поднимается в гору, до революции именовалась Боровским шоссе, затем была названа в честь революционера-террориста Каляева, а теперь носит имя маршала Г.К. Жукова. На её правой стороне, недалеко от площади Свободы находятся два красивых здания — бывшие жилые фабричные дома для служащих — номера четвёртый и третий. Напротив — здание центральной аптеки, на фасаде которой видна дата постройки — 1927 г.

Бывший третий дом отремонтирован и надстроен, ремонт четвёртого вот-вот завершится. Этот дом — памятник печального события. 17 октября 1941 г. Наро-Фоминск «утюжили» немецкие бомбардировщики. Основной удар пришёлся на центр города, особенно много бомб было сброшено на территорию фабрики и рядом с ней. Люди спасались в подвалах домов. Те, кто укрылся в подвале четвёртого дома, оказались заживо замурованными из-за прямого попадания бомбы. Несколько дней оттуда доносились крики, заглушаемые грохотом боя.

На левой стороне улицы сразу за площадью Свободы находится бывшая 16-я казарма, построенная в 1910 г. В её крайнем подъезде после освобождения города были обнаружены тела погибших защитников города — красноармейцев и бойцов истребительного батальона. Здесь же в сквере рядом с казармой они были захоронены. Позже их останки перенесли в братскую могилу в Детском парке.

Улица Калинина

Эту улицу, как и улицу маршала Жукова, можно считать условной чертой, за которой кончался советский плацдарм на правом берегу Нары. В письме, присланном после войны в музей наро-фоминской школы № 1, Семён Герасимович Бессараб (комиссар, затем командир 2-го стрелкового батальона 175-го гвардейского мотострелкового полка) писал: «За рекой Нарой на территории разбитой прядильно-ткацкой фабрики находилась одна наша рота. По существу, это была не рота, а даже меньше взвода героев-смельчаков. На фабрике была организована круговая оборона. В то время как часть бойцов несла караульную службу, другие отдыхали в подвальном помещении, где была вата-сырец».

Ещё один комбат того же полка гвардии лейтенант Анатолий Васильевич Рязин получил приказ взорвать немецкий штаб, находившийся в здании почты (ныне — Дом детского творчества им. В.Д. Волошиной). С отрядом автоматчиков и отделением сапёров он подошёл к переднему краю фашистов, где «противники находились друг от друга на бросок гранаты и день и ночь вели перестрелку». В три часа ночи, когда наступило затишье, смельчаки по-пластунски пробрались к зданию аптеки. Улучив момент, Рязин с ещё одним бойцом бесшумно убрали часового. Сапёры быстро заложили взрывчатку, и через несколько минут раздался оглушительный взрыв и посыпался град кирпичных осколков. Отряд удачно вернулся назад тем же путём.

03072016-18.jpg

Мемориал в Детском парке

В 1942 г. в Детском парке на улице Калинина, изуродованном во время боевых действий, были захоронены советские воины и жители города, погибшие во время его защиты. На братской могиле сотни фамилий. В 2015 г. здесь появились обелиски, посвящённые жителям Наро-Фоминского района — Героям Советского Союза.

Детский парк

Каким замечательным местом был этот парк в довоенное время, Виктор Алексеевич рассказывает с особым удовольствием:

«В середине 1930-х годов открыли Детский парк. Прекрасный был парк! Я считаю таких детских парков, не в смысле размеров и благоустройства, а какая работа велась с детьми, у нас сейчас нет. И не только в Наро-Фоминске, а вообще в стране. Чего там только не было!

Как и большой парк в бывшей усадьбе Щербатовых, Детский находился под управлением директора клуба. Фабрика была богатая, всё это содержала. Директор клуба Борис Алексеевич Кулапин был человек большой культуры, фанатик своего дела, таких больше директоров не будет! Любого из старожилов спроси — таких не бывает!

Левая сторона парка была предназначена для развлечений, отдыха и спорта — на ней располагались фонтан, клумбы, стадион. Здесь был крытый павильон, где работала читальня, игровая комната с конструкторами, всё было бесплатно, конечно. На асфальтированном круге катались на детских велосипедах и на автомобильчиках, а внутри круга была большая цветочная клумба. Цветы в парке были везде, с весны до осени. Зимой заливался каток, строились горки.

За 15 копеек дети катались на карусели — лавочки на деревянном круге, животные всякие, чтобы на них сидеть, и шатёр. Она то переносилась в большой парк на месяц — на два, то здесь была. Вращали её вручную. Наверх, под купол залезали два человека и разгоняли её.

Правая сторона парка, где тоже был фонтан, принадлежала станции юных натуралистов. Туда пускали посетителей часа на два, в остальное время она была закрыта шлагбаумом, так как шла работа с детьми. Там и муравейники были, и прудики, альпийская горка была чудесная — камни, водопад! У них были черепахи и тритоны, и ужи, и другие пресмыкающиеся, и лесные птицы, даже ястребы и коршуны, зайцы и белки, лисица была. Для животных были сделаны вольеры. На зиму переносили всё в клуб.

Руководил юннатами Аркадий Адольфович Вагнер, ещё больший фанатик, чем Кулапин. В 1925 году под его руководством в бывшем доме Щербатова, где потом жили учителя, открылась детская техническая станция. Потом её перевели в фабричный клуб. В клубе было много кружков для детей: кукольный, хоровой, театральный, авиамодельный, физический, радиокружок. Кружковая работа была большая, серьёзная. Изостудия появилась, некоторые коллективы стали народными. В одноэтажном доме, где сейчас находится отдел образования, был построен пароход — там ребята занимались в морском кружке, в бескозырках ходили. А в 1937 году появился кружок, не помню, как он назывался, но ребята носили испанки, пилоточки синенькие и тапочки такие».

Вероятно, кружок назывался интернациональным, так как в это время шла гражданская война в Испании, и детей тоже интересовало, кто победит в этой далёкой стране. Но пока никто не знал, что в Испании с фашизмом сражаются и их земляки, уроженцы Наро-Фоминска танкист Дмитрий Дмитриевич Погодин и лётчик Никандр Степанович Грибов.

03072016-21.jpg

Юннаты из кружка А.А. Вагнера. Поход в Звенигород. 1954 г.

По мнению Виктора Алексеевича, самыми интересными кружками были юннатский и рисования.

«Станция юннатов была участницей выставки ВСНХ, получала дипломы, в 1939 году наградили и саму станцию, и Ваню (или Валю) Золотухина, он получил отличную премию — фотоаппарат ФЭД.

Кружок рисования до войны вёл художник В.В. Щетинин, а с мая 1945 года легендарный Степан Георгиевич Пугачёв (28 марта 1914 — 20 августа 1991). Называться изостудией позднее разрешила Москва, когда уровень работ участников кружка перешагнул установленную планку.

Нас с ним связывала совместная работа и большая дружба на протяжении почти пятидесяти лет. Степан Георгиевич пожертвовал собой, своим творчеством ради воспитания молодых художников. Он пришёл в трудное время. Его заслуга не только в том, что он подготовил много талантливых художников, а и в том, что ставил перед собой задачу не просто научить, а воспитать, оторвать способного человека от улицы. Ребятишки приходили, не умея даже карандаш держать. Этот доброжелательный человек привечал всех!

В кружке всё для детей было бесплатно — бумага, карандаши, краски. Они ходили на этюды, вместе с ним ходили в походы по местам боёв, несколько раз по книге В.К. Соловьёва «Под Наро-Фоминском» — в Плесенское, Любаново, Маурино, были даже в доме, где останавливалась Зоя Космодемьянская. Степан Георгиевич возил детей в московские музеи и всем детям покупал мороженое. Он советовал родителям, в какое учебное заведение их ребёнку надо поступать, как подготовиться, и какие документы нужны для этого.

Я не был его учеником, но общались мы каждый день. Под его влиянием я занялся резьбой по дереву, и успешно, на первой же выставке получил диплом лауреата. После выставки в Москве мои работы были отобраны для участия во всесоюзной выставке. Степан Георгиевич мне “открыл глаза”, благодаря чему, я научился понимать искусство.

У него были две мечты: открыть в городе художественную галерею, где проходили бы выставки местных художников. И куда он хотел передать свои работы и хранившиеся у него работы студийцев. А вторая — создать художественную школу».

03072016-20.jpg

Художник С.Г. Пугачев. Старый мост. 1950-е гг.

Первая мечта Пугачёва осуществилась частично. Выставочный зал Дворца культуры регулярно знакомит жителей с искусством наро-фоминских мастеров. А в историко-краеведческом музее хранятся несколько работ Пугачёва и его учеников. Вторая мечта Пугачёва осуществилась полностью. Художественная школа в Наро-Фоминске была создана и несколько лет носила имя Почётного гражданина Наро-Фоминска Степана Георгиевича Пугачёва. Но затем при слиянии художественной и музыкальной школ новое образовательное учреждение получило название «Гармония». При этом, к сожалению, имя С.Г. Пугачёва «потерялось» и не значится в официальных документах.

Ветеран войны и труда

Детский парк и клуб были частями единого целого. Виктор Алексеевич начал работать в клубе в апреле 1942 г. помощником киномеханика. Ему было тогда 16 лет. Директором тогда была Полина Васильевна Ивлякова, киномехаником — Николай Васильевич Панков. Виктор Алексеевич вспоминает:

«Давали по 2–3 сеанса, некоторые зрители приходили со своими стульями, потому что негде было сидеть. В клубе перед войной были театральные кресла из чистого дуба, немцы почти всё сожгли, только 10 рядов осталось (в большом зале была у них конюшня). Постепенно на фабрике сделали длинные скамейки из досок.

Это здание было построено, видимо, году в 1910-м, знать там проводила балы, веселилась. Зал для кино не приспособлен: громадные овальные окна, полы не театральные, плоские, акустики нет. В советское время все окна заложили. Но внутри остались ниши, в них художник В.В. Щетинин, который работал в клубе до войны, написал портреты членов политбюро, Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина. Маслом были написаны, сильные портреты. Немцы их не тронули, они до 1965 года висели».

В 1943 г. Виктора Барышникова призвали в армию. Он участвовал в освобождении Белоруссии и Литвы, за боевые подвиги награждён двумя орденами — Красной Звезды и Отечественной войны I степени. После тяжёлого ранения вышел из госпиталя на костылях инвалидом 2-й группы. Едва поправившись, при первой возможности вернулся на прежнее место работы. В 1950-м г. с отличием окончил школу киномехаников в Ногинске и с января 1951 г. трудился киномехаником в клубе Наро-Фоминского шёлкового комбината до его закрытия 31 декабря 1997 г. О его преданности делу и колоссальной самоотдаче говорят трудовые награды — орден Трудового Красного Знамени, нагрудный знак «Отличник кинематографии СССР», несколько медалей, три знака «Победитель социалистического соревнования», многочисленные грамоты Московского областного комитета профсоюзов рабочих текстильной и лёгкой промышленности и профсоюзного комитета Наро-Фоминского шёлкового комбината.

Мы поздравляем Виктора Алексеевича Барышникова с 90-летним юбилеем, желаем крепкого здоровья и надеемся на новые с ним совместные прогулки по городу Наро-Фоминску.

baryshnikov-1.JPG