Все Подмосковье
-7 C, ясно

Воробьёво: холодный дом для тёплой жизни

22 Сентября 2022 5 минут Автор: Надежда Горлова 193
Посёлок Лесные поляны – на юге Московской области, в Подольском городском округе. В посёлке – усадьба Воробьёво, на вершине холма над берегом Рожайки. Холм окружён елями старинного запущенного парка, превратившегося в лес. Сейчас здесь – Центр восстановительной медицины и реабилитации. Воробьёво – усадьба-герой, которая держится, держится и держится, и жизнь её связана с увеселениями, отдыхом и оздоровлением её обитателей. Но нынешнее состояние старого дома таково, что мы можем оказаться свидетелями агонии.
Название происходит от известного с ХV века хутора, затем сельца Воробьёво. Смуты сельцо не пережило, обезлюдело. А земли были пожалованы Поместным приказом князьям Долгоруковым, затем переходили по родственным линиям, и, наконец, их унаследовала Прасковья Михайловна, в девичестве Зиновьева, жена офицера Евграфа Татищева, сына первого русского историка, Василия Татищева.

Нынешний кирпичный дом в стиле раннего классицизма построен в 1780-90-е годы (по другим данным – в 1806-09). В любом случае, дом, в который семья переехала на постоянное жительство незадолго до войны 1812 года, возвёл статский советник Ростислав Евграфович Татищев, рано потерявший мать и потому воспитанный знаменитым дедом, знаток архитектуры и искусства, и дом классической палладианской архитектуры действительно вышел с большим вкусом.

Он поставлен на белокаменное высокое подножие – цоколь. Парадный фасад украшен колоннами коринфского ордера. Крытые переходы соединяют дом с одноэтажными флигелями. Поначалу – открытые галереи с колоннадами. Это было модно, это одна из черт палладианства, такие можно видеть в Остафьево или в Горенках.

Portret-Vasiliya-Tatischeva.jpg
Василий Татищев, дед владельца усадьбы Воробьево Ростислава Татищева

Но дом стоит на вершине холма, и галереи продувало. Тогда решили заложить проёмы между колоннами. Но это всё равно не спасало хозяев от холода. В доме мёрзли, что известно из переписки его обитателей. Не знаю, как сейчас там живут отдыхающие, помогает ли им отопление в почти аварийном корпусе.

На верхних этажах – балкон, со стороны парка – открытая терраса с лестницами, сейчас, увы, на последнем издыхании. Парадный двор, так называемый курдонёр – площадь перед дворцом или домом, которую как бы обнимают крылья флигелей, – с южной стороны завершалась пихтовой аллеей, а с северной – зимним садом. Ни то, ни другое не сохранилось.

Интерьеры были расписаны романтическими пейзажами и аллегориями, как и московский дом Ростислава Татищева на Петровском бульваре. Была двухсветная гостиная с антресолями, где проходили балы и ставились спектакли. Хозяева усадьбы жили в левом флигеле, а в правом обедали. Предположительно, архитектор – автор планов и фасадов дома – Манврини, приехавший с Жилярди из южной Швейцарии. По другой версии дом строил кто-то из учеников Матвея Казакова. Но весьма вероятно, что дом построен все же иностранцем: в проекте явно не был учтён российский климат.

Усадьбу унаследовала дочь Ростислава Татищева Елизавета, в замужестве – княгиня Вяземская. Во второй половине XIX века в Воробьёве жили дочь княгини Вяземской Варвара Сергеевна и её муж Иван Иванович Ершов, уездный предводитель Подольского дворянства.

IRGI6741.JPG
Воробьево. Наши дни.

Любопытен отзыв о Воробьёве, оставленный летом 1886 года в письме к А.П. Барецкову графом Сергеем Шереметевым, который "совсем не ожидал найти такое благоустроенное и во всех отношениях привлекательное имение": "...В этом доме гостили французы, но странно: не только не разорили, но после ухода на стенах гостиной оказались картины и гравюры, которых никогда в доме не было; вероятно где-нибудь взяты и здесь оставлены. Теперь эти картины висят на тех же местах, на которых оставили их французы. (...) Перед домом небольшая, но прекрасная каменная церковь Сошествия Святого Духа, окружённая пихтами и кедрами. За церковью фруктовый сад, ананасная и фруктовый склад. (...) Вся обстановка и образ жизни старозаветный, патриархальный. Словом, стародворянское гнездо".

Ершовы дружили с Лопухиными, которые летом жили в другой усадьбе по соседству, Меньшово. Благодаря сохранившейся переписке стали известны некоторые подробности из жизни Воробьёва тех лет. Двадцатилетняя Мария Лопухина писала о ночной прогулке: "…все, в том числе тётя Груша с Катей, пошли с песнями гулять при чудном лунном свете и при прекрасной погоде … С прогулки вернулись почти в час; они доходили до Воробьёва, где произвели страшную тревогу. Часть Ершовского дома уже спала, а другая ждала отъезда исправника и Демидова (мирового посредника), которым были уже поданы лошади, чтобы также лечь; как вдруг они услышали страшные пения и крики у церкви и увидели толпу народа. Встревоженные днём рассказами ... об одном возмущении, Ершовы вообразили себе, что это пришли к ним возмутившиеся крестьяне, и побоялись выйти. Но исправник и Демидов, как власти, пришли на них посмотреть, послав предварительно за казаком. Когда же увидели, что это были наши, то вышли и Ершовы, и Иван Иванович с испуга повёл их с факелами в грунтовый сарай, где их угощал вишнями и персиками (тот самый "фруктовый склад"). Вот что значит страх; Ершов редко и не многолюдное общество водит днём в грунтовый сарай, а тут повёл целую толпу состоящую из 12 человек, да ещё ночью. Наевшись до отвалу вишней, наши вернулись домой с песнями".

Эта же компания ставила домашние спектакли, устраивала концерты, на которые пытались пригласить из соседнего Скобеева Анатолия Ильича Чайковского.

В 1885–1886 годах в Меньшово отдыхал и работал художник Василий Поленов. Семья Ершовых помогала Поленовым, чем могла, наносила визиты и активно дружила с художником и его семьёй. Из переписки Поленовых следует, что художник и члены его семьи бывали в Воробьёво. Василий Поленов – жене: "…Максимов написал картину, называется: "Всё в прошлом". Старушка-помещица сидит и мечтает у крыльца балкона в старом кресле. (Немножко похожа на Варвару Сергеевну)".

4534.jpg
"Всё в прошлом". Художник Василий Максимов.

С большой вероятностью художник имел в виду Варвару Сергеевну Ершову, познакомиться с которой мог только в Воробьёве, – она была уже стара для того, чтобы делать визиты в соседнее имение. Это не значит, как часто пишут, что Варвара Ершова послужила прототипом Максимову, живописец с ней знаком не был. Поленов, вероятно, просто подметил случайное сходство.

Варвара Сергеевна – кавалерственная дама ордена Святой Екатерины, которым награждена за благотворительность, а вовсе не барыня-бездельница с картины Максимова. Среди прочего в 1876 году она открыла в усадьбе школу, содержавшуюся на деньги Ершовых. Вера Ивановна, дочь Варвары Сергеевны, и её племянница Маня Хитрово брали уроки рисования у молодого Левитана. А Елена Поленова и Елизавета Мамонтова гостили в Воробьёве в 1887 году.

Не кажется ли, что младшие жители Воробьёва – типичные чеховские герои? То ли "Чайка", то ли "Ионыч", то ли "Вишнёвый сад", то ли "Попрыгунья" – спектакли, прогулки, вишня, дружба с художниками, уроки рисования... Старшее поколение посерьёзней, но... Проблемы с отоплением дома почти сто лет всё те же…

В середине августа 1884 года Лидия Лопухина в письме: "У Ершовых все мёрзнут, потому что большие комнаты не протопить". Конец сентября 1887 года, в Воробьёвском доме уже холодно. Вера Ершова – Елене Поленовой: "…в комнатах у нас холод страшный, печи ещё мало топят и везде дует, и я одета в зимнее платье..."

44456.jpg
Василий Поленов Портрет И.И. Левитана.

В 1889 году у Ершовых родился будущий наследник имения – Валериан. Может, он проведёт в доме отопление? Но через десять лет заболел и умер его отец, Владимир Ершов. И дальше тоже очень по-чеховски. Оказалось, Владимир Иванович взял 200 тысяч рублей под залог имущества и с долгами не рассчитался. Вдове пришлось поступить на службу, а Валериан достиг совершеннолетия без имения и без долгов. Во время Гражданской войны он вступил в ряды Белой армии и в 1919 году умер от тифа. Незамужняя Вера Ивановна Ершова доживала в старом холодном доме одна, занимаясь школой для бедных, и после её смерти в 1910 году Воробьёво на какое-то время опустело.

По рассказам местных жителей, в Первую мировую в господском доме был госпиталь. А по документам до национализации в 1917 году дом принадлежал старшей дочери Владимира Ивановича Ершова – Марии Шателен, она унаследовала его от тёти, но жила в Петербурге.

В 1920-е – в доме приют для сирот и беспризорников. В 1930-х усадьба отдана под дом отдыха. Во время Великой Отечественной – опять госпиталь. Санаторий. И снова дом отдыха. За эти годы в доме изменена внутренняя планировка, разобрана лестница, которая вела в парк. Здание ещё как-то перестраивали, исчезли остатки росписей. 2003 год – перепланировка отреставрированной части усадебного дома без согласования. Цокольную часть помещений приспособили под проживание рабочих.

v8kpvyjn.jpg
В санатории "Пролетарий". 1950 год.

Дом всё ещё прекрасен, даже в разрухе. Трогательны тапочки отдыхающих, которые сушатся на балюстраде, пакеты с едой за окнами, самодельные проволочные антеннки на растрескавшихся оконных рамах. При виде покалеченных балясин хочется плакать. А окна завешены казёнными одеялами даже летом – знать, не жарко.

Территория Центра медицины тоже интересна. Во-первых, дорожки – исторические, барские. Во-вторых – пара непрезентабельных домиков-"коробок", один из которых обшит сайдингом – то, что осталось от людской и школы, там, где нет сайдинга, видна "дореволюционная" кладка. Советские корпуса по-своему привлекательны. Неоклассицизм 1961 года, выродившийся конструктивизм, – и тоже всё ждет восстановления. Или сноса. А из-за стекла и бетона современного корпуса вдруг появляется маленькая, похожая на гриб-боровичок церковка.

В 1845 году княгиня Елизавета Вяземская обратилась к митрополиту Филарету Дроздову с просьбой разрешить устроить домовую церковь во имя Сошествия Святого Духа, так как в преклонном возрасте (60 лет), ей сложно посещать ближайший храм в Спасском-Прохорове. Разрешение было получено. Но в 1848 году церковь возведена в парке, а не в доме. Почему? Домовую церковь надлежало упразднить в случае кончины учредительницы или продажи дома. Отдельное здание имело шансы на более долгое существование – так и вышло.

IRGI6774.JPG

Авторство проекта кирпично-белокаменного храма в псевдорусском стиле приписывают архитектору Михаилу Быковскому или его кругу. В этот же год в соседнем Спасском-Прохорове храм перестраивал предположительно Быковский, и стилистическая связь, безусловно, есть.

Храм стилизован под древнерусский белокаменный северо-восток, с пониженным притвором и трёхчастной апсидой. Портал обрамляет широкая профилированная арка, по бокам которой бочкообразные столбы-полуколонны, оригинальный элемент – заимствован из древнерусской архитектуры, но в очень уж лапидарном исполнении. Для сравнения можно посмотреть на старые фотографии Духовой церкви Зачатьевского монастыря, построенной Быковским в то же время в Москве, и там, конечно, гораздо больше изящества.

Известно, что Воробьёвский храм был внутри оштукатурен, но не расписан, отапливался, пол был крашеный, деревянный в отличие от современного мраморного. Иконостас состоял из двух ярусов и, как и прочие элементы убранства, не сохранился. Вместо колокольни у церкви стояла деревянная звонница, три колокола.

Службы в храме продолжались, видимо, до 1920-х годов. В 1930 году были сняты купол и крест. В алтарь через вырубленный оконный проём был внесён дизель-генератор для питания энергией госпиталя в усадьбе.

IRGI6703.JPG
Воробьево. Наши дни.

В середине ХХ века церковь была надстроена железобетонным баком, и храм превратился в водонапорную башню. Есть фото, выглядит даже интересно, как терем. Затем здесь были организованы склад, лыжная база, размещался ночной бар, о котором долго потом напоминали витражи в окнах. Я увидела эти витражи уже выставленными из окон и удивилась, они тоже показались уместными в храме, если не знать их происхождения.

Храм вернули верующим в 1993 году. Восстановлены купола, которые, считается, повторяют исторические формы. Если ориентироваться на храм Бориса и Глеба в Кидекше, то да. А если на позже перестроенный Георгиевский собор в Юрьеве-Польском, то купол должен быть более массивным, и это оправдывает другие массивные и приземистые детали. Обязательно посмотрите, решите сами.

Фото автора, wikimedia.org, pastvu.com

подольск краеведение усадьбы подмосковья история архитектура


Онлайн-подписка на 2022 год

Здесь вы можете подписаться на журналы «Подмосковный летописец», «Горизонты культуры», «Социальная защита. Подмосковье»
и «Образование Подмосковья. Открытый урок» Подробнее

Выберите город